Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Полная расслабуха

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 1028

Чего уж там скрывать, мужики бывают безответственными, особенно если выпьют в кампании. Даже вполне добропорядочные и пристойные. Вот так и случилось с Николаем Викторовичем, когда в гости к нему зашёл, приехавший на летние каникулы племянник- студент.

Развлечений особых в провинциальном городке не было, зимой главным был кинотеатр, в котором еженедельно показывали новые фильмы, их можно было смотреть даже по два- три раза. Особенно народу нравился фильм «Свадьба с приданным». Там артист Доронин играл своего в доску парня, что нравилось и старикам, и молодежи. Вот на этот фильм почти каждый ходил по несколько раз. Да и кинопрокатчики обязательно привозили его раз в месяц вторым фильмом для выполнения плана. И зал всегда был полон. А что особенного там – невеста отказывает настырному, но по мнению создателей фильма, отрицательному герою, и соглашается выйти за положительного – этакий тупой дрючок. Вот народ и ходил сочувствовать герою Доронина.

Летом некоторые развлечения можно было найти в парке, где была лучшая на весь городок пивнушка, в ней разливали бочковое, не разбавленное водой, пиво. А ещё работали несколько аттракционов: цепные карусели, качели, силомер под названием «Быка за рога» – это для взрослых. Было и карусельная мелочь для детей с кониками, оленями, собачками, тиграми, львами и другими экзотическими животными, науке, наверняка, неизвестными, а только мастерам, слепившим их.

Николай Викторович пошептался о чем- то с племянником, а потом сказал жене, которая месила тесто для пирожков с яблоками.

– Вера, я покажу племяннику парк. Если хочешь, возьмём с собой Вовку.

– Пиво пить намылились?

– Ни- ни, даже Боже сохрани!

– Хорошо. Только будьте к нему внимательнее. Ребёнок же, – согласилась жена.

Она думала так, женская ж логика, что если два мужика с маленьким ребёнком, то, как они могут нажраться? Совесть должна ж быть.

Вовка обретался на улице с другими пацанами, они в «войну» играли. Оторвать его от серьезной военной операции, вынуть из засады в дупле дерева, было трудновато, но всё- таки удалось обещанием мороженого.

Ну прихватили с собой Вовку, пришли в парк, взяли по пивку… А Вовке это надо, он увидел карусели и пристал:

– Папка, хочу покататься.

В те благословенные времена кружка пива стоила двадцать пять копеек, а одно катание – двадцать копеек.

– На рупь, – расщедрился отец. – Иди, катайся.

Вовка убежал. Мужики налили пива в трёхлитровую банку, которую давали в пивнушке, взяли ещё по кружке, чтобы было, куда потом из банки наливать, вышли из- под навеса пивнушки и расположились на скамейке под тенью тополя. Завязались, особого смысла не имеющие, разговоры.

Вовка на качелях с одних зверушек на другие пересаживается, деньги быстро и кончились. Отец опять дал рубль, чтобы не мешал пиво пить. Радостный пацанёнок побежал получать удовольствие.

И в это время со скамейкой поравнялся патруль народной дружины, знакомые все ребята:

– Ага, попались, – смеются. – А у нас рыбка есть.

Старший – Макей, поворачивается к своим и командует:

– Повязки снять! И в карман.

Сняли, спрятали.

– Гуляйте, – расщедрился он. – В двенадцать ночи встречаемся, сами знаете где. Смотрите только, чтоб без приключений.

Бывший патруль, как ветром сдуло.

Старший свою повязку тоже снял, достал завернутого в газету «Правда» вяленого леща и положил на скамейку:

– Наливай.

Но это было только начало всему. Вовка в очередной раз подошёл – деньги кончились.

– На.

В этот раз отец отвалил пятёрку, да Макей добавил трёшку, целое ж состояние. Трать – не хочу! Вовка побежал тратить.

Посидели, выпили, заели лещом. Банка опорожнилась.

– Надо добавить, – последовало предложение Макея.

– Надо, – согласились Вовкин отец с племянником.

Встали и пошли. Про Вовку никто не вспомнил. Зашли в соседнее с пивнушкой кафе, там посидели, пока свет не отрубили.

Официантка попросила уйти, закрыться надо.

– Щас, щас, щас! Буфет не закрылся?

– Буфетчица ещё не ушла.

– Нам с собой.

Взяли. А тогда куриные яйца всюду изобиловали, все столовки и кафе были завалены ими. Пяток яиц взяли на закуску и сырок плавленый.

– Хватит нам. Не жрать же собрались.

Пошли на выход из парка. Стакан по дороге с ветки дерева сняли, кто- то запасливый оставил, в скверике рядом с автобусной остановкой сели на скамейку и продолжили. Как потом потеряли Макея, не вспомнили, но уверенно направились к остановке автобуса, там народ стоял. Вовкиному отцу пешком домой идти, а племяннику надо ехать. Решили дождаться автобуса.

Стоят на остановке, а вечера прохладные, женщины обязательно вечером кофточки с собой прихватывают. Хмель вроде как выветриваться стал, мысли появляться начали.

– Может, пойдём, сообразим где- нибудь? – готово, было, сорваться с языка и того и другого.

Но тут, откуда ни возьмись, крик:

– Ах, вы, сукины сыны!

Это Верка, то ли с курточкой, то ли с фуфайко, бегает и ищет своих мужиков. Где они могут таскаться с ребёнком в лёгкой маячке и трусиках, как днём гулял. Простынет же он. Тут и засекла их.

– Сколько можно, – наехала она. – Где Вовка?

– Какой Вовка? – не понимает племянник.

– Ты чего обалдела! – удивляется Веркин муж.

Выходит, что оба не врубаются, о каком Вовке идёт речь.

– Где твой ребёнок? – прямо в лицо мужу кричит Верка.

Тот поворачивается к племяннику и спрашивает:

– Где ребёнок?

– Не знаю, – отвечает тот.

Состояние у обоих гуляк смутное, в голове туман какой- то, а тут о ребёнке вопросы. Как понесла их Верка по «кочкам»:

– Вы, что обалдели!? Ребенка потеряли! Где были? Чего делали?

Начали вспоминать. Один другому:

– Ты вспоминай, ты отец.

– Нет, ты. Ты родной племянник .

Сообща начали восстанавливать недавнее прошлое:

– Так, скамейка в сквере… кафе… друг…

– А где друг? – удивился Николай .

– Не знаю.

– Куда делся? А Вовка куда то делся? – совсем уж поразился Николай.

– Может они ушли вместе, – предположил племянник.

Николай поворачивается к Веерке:

– Поехали, придёт!

– Ты чего, откуда придёт? – набычилась та.

И тут племянника осенило:

– А- а- а- а! Он же на качелях катается.

– На каких качелях? – глаза у Верки полезли, чуть ли не на лоб.

– В парке.

Она же хорошо знает, где парк, и на каком удалении от него они сейчас.

– Пошли, – угрожающе распоряжается она.

И все побежали к парку, а там ворота уже на замках. Давай вокруг бродить, авось лаз найдётся. Забор высокий, перелезть его, тем более пьяным, никак не удастся. Тут бабка внутри парка показалась.

– Иди сюда, – кричат все.

– Пошли к чёрту! – огрызнулась старуха.

Это она решила, что очередные алкаши за стаканом приперлись. Берут и не возвращают.

– Не напасешься на вас стаканов!

– Да нам не нужно.

– Тогда чего отираетесь здесь?

– Бабушка, ты тут мальчика не видела, – как можно ласковее спрашивает Веерка..

Сообразительная, но очень осторожная старуха попалась.

– А какой он?

– Три года ему.

– Как зовут?

– Вовочка.

– В чём одет?

– В маечке и трусиках.

– Здесь, у меня, – торжествует бабка. – Телевизор смотрит и яблоки ест. Это вы родители, да? Э- э- э… Паразиты вы! Бросили ребёнка на лавочке. Он там сидел и ждал. Я увидела и спросила, чего мальчик сидишь? Он мне ответил, что папу с дядей Сашей ждет, они должны прийти, они здесь были. Я его и забрала. Думаю, догадаются же родители, где дитя бросили. Ну, пошли, горе родители.

Бабка открыла замок, и все потопали в сторожку.

Там тепло, топчан стоит, а на нём Вовочка сидит, телевизор смотрит и яблоки ест. Верка кинулась к нему, схватила в охапку и давай кутать в фуфайку, приговаривая.

– Замерз, сыночек? Замёрз…

Пока она возилась, оба незадачливых родственника слизнули с места. Понервничали, добавить потребовалось.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе