Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Стерлядка

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 2075

Как-то с вечера Крылов собрался на рыбалку на Дон. Отыскал удочки, намотал лески, накопал червей. Уложил всё в вещмешок, осмотрел вёсла и собрался уже ложиться спать, чтобы встать перед рассветом, как подошла к нему Аленка, его десятилетняя племянница, дочь старшего брата, у которого в станице Семикаракорской он проводил летний отпуск.

– Дядя Дима, возьми меня с собой, – попросила она, с надеждой заглядывая ему в глаза.

Крылов удивился:

– Куда, Алёнка?

– Рыбалить.

Крылов ещё больше удивился.

– Я пойду на Дон рано–рано.

– Я встану вместе с тобой, – отпарировала она, продолжая с надеждой смотреть ему в глаза.

– А что скажет отец?

– Ты спроси его, – предложила девчушка.

– Зачем?

– Он тебе всё объяснит.

– Ну, хорошо.

Крылов вышел в залу, где Аленкин отец, лежа на диване, над которым на ковре крест на крест висели две дедовские казачьи шашки, читал какую-то книгу.

– Гена, – обратился к нему Дмитрий. – Алёнка просится на рыбалку со мной.

– Возьми, не пожалеешь, – ответил брат, не отрываясь от книги.

Несколько ошарашенный Крылов, повернулся к племяннице и скомандовал:

– Марш, в кровать. Нам рано вставать.

Алёнка мышкой шмыгнула в свою комнату и, выключив свет, затихла в кровати. Крылов, наоборот, долго ворочался, заснуть не мог и вышел во двор.

Ночь была звёздная – удивительная южная ночь. Вернее удивительное предутреннее её состояние потому, что земля ещё не остыла, а трава лежала на ней бархатным ковром. Крылов босиком прошёл по ней, ветви деревьев ласково касались его плеч и рук. Это было то самое время, когда природа ещё спала предутренним настороженным сном. И он решил не ложиться, а попить чайку и потом разбудить Алёнку. Какого же было его удивление, когда он вернулся в дом и застал девочку, готовящую чай и завтрак.

– Ты спала?

– Да.

– А чего ранёшенько встала?

– Так снасти надо собрать.

– Я же удочки вчера приготовил.

– С удочками мы ничего не поймаем.

– Такого не может быть, – самоуверенно заявил Крылов. – Ты бери, что хочешь, а я возьму, что приготовил.

– Дело ваше, – пожала плечами Алёнка.

Быстро позавтракали, каждый взял свои снасти, Крылов прихватил вёсла, и они вышли перед самым рассветом.

Медленно, словно нехотя, отступала темнота. Восточный край неба становился прозрачным, а вдоль горизонта, окаймляя землю, расползался багряный отблеск. Всё больше и больше разгоралось утро. Багрянец заливает светом землю, чувство чего-то необыкновенного захватывало душу.

Столкнув лодку в воду, Крылов сел на весла, Аленка расположилась на корме.

– Дядя Дима, отгребите метров сто от берега. Там хорошая глубина, течение из-за вон того мыска медленное и вода чистая.

– Ты откуда это место знаешь?

– Мы с папой здесь часто рыбалим.

Солнце краем красного диска показалось из-за горизонта. Всё больше и больше…

Не вдаваясь в подробности, Крылов подогнал лодку к указанному Алёнкой месту и сбросил в воду с носа и кормы, хорошо увязанные цепями, два увесистых камня. Лодка зафиксировалась, и рыбаки стали налаживать снасти. Крылов быстро размотал две удочки и сел по левому борту. Алёнка же достала свои снасти, и воткнула палочки в заготовленные пазы по бортам лодки. Затем размотала с них лески, насадила на крючки наживку, поочерёдно раскручивая лески с грузилом, забросила пять донок довольно далеко от лодки. Второе свинцовое грузило висело сантиметрах в десяти от палочек. Крылов, забыв про удочки, внимательно наблюдал за действиями племянницы. Она же стала двумя руками слегка подергивать лески, а потом одну резко подсекла.


– Есть чехонь! – радостно сообщила на, вытаскивая леску.

– Откуда ты знаешь, что это чехонь, – удивился Крылов, поплавки удочек которого пребывали в абсолютном покое.

Аленка не успела ни ответить, ни вытащить пойманную рыбу, она быстро освободила одну руку и подсекла вторую донку.

– Ещё одна. Дядя Дима, тащите эту.

Крылов схватил леску и начал выбирать, явно чувствуя рыбину на её крючке. Обе донки они вытащили почти одновременно, и на обоих крючках извивались две достаточно крупные чехони.

– Красавицы! – с восхищением воскликнул Крылов.

Алёнка уже подсекала новую леску. Крылов взглянул на поплавки своих удочек, они мирно дремали на воде. Тогда он вытащил их и смотал.

– У тебя есть ещё донки? – спросил он у девчушки, пока она снимала с крючка пойманную чехонь.

– Есть две, – засмеялась она, – я знала, что вы захотите порыбалить донками, и захватила все. Я могу справляться только с пятью, а папа с семью. Так что берите, а удочки бросьте. И садитесь с моей стороны, здесь ещё есть нужные для палок пазы.

Для Крылова рыбалка началась как бы заново, но и та быстрота, с которой Алёнка поймала первые три рыбины, исчезла. Минут пятнадцать ничего не происходило, как вдруг леска перед Крыловым дернулась, он быстро подсёк и почувствовал, что рыбы села на крючок. Выбирая леску, он краем глаза увидел, как Алёнка дважды подсекла и стала выводить на поверхность рыбу.

Начался активный лов, но почему-то племянница добывала чехонь в соотношении один к трём. Это раззадорило Крылова, и он попросил передать ему ещё одну донку. У Алены осталось четыре, но процесс и интенсивность успеха остались на прежнем уровне. Это не то, чтобы смутило Крылова, нет, скорее удивило его и породило вопросы.

– Алёнушка, а ты давно рыбу ловишь?

– Папка в три года брал меня с собой. Я тогда первый раз рыбу поймала.

– Так ты просто волшебница, – похвалил ее Крылов.

Хотел ещё что-то сказать, но его перебила Алёнка, в очередной раз подсекая леску.

– Стерлядка, – шепотом, словно боясь спугнуть, произнесла девчушка.

– Откуда знаешь? – изумился Крылов.

– Чувствую, – так же тихо ответила Алёнка, выбирая леску.

Крылов перегнулся через борт лодки, стремясь быстрее проверить утверждение девочки. Леска в натяг вынималась из воды и… вот показалась длинная усатая и несколько удивлённая всем случившимся морда «царской» рыбы. Последнее движение рук Аленки, и стерлядка забилась на дне лодки.

– Вот это да! – воскликнул Крылов. – Никогда не приходилось ловить ничего подобного.

– Да и нам тоже, – почему-то смутилась девочка. – Отпустить её бы её. Маленькая ещё.

– Не понял? – удивился Крылов.

– Не браконьеры же мы, – назидательно продолжила Алёнка. – Мала стерлядка, сантиметров двадцать будет. Ей расти и расти ещё, потомство дать…

– Алена, она крючком ранена. Всё равно погибнет в реке.

– Не погибнет, – уверенно ответила девчушка. – Крючок ей только губу прихватил, я его аккуратно вынула. Вот если бы она заглотила, я бы, вынимая его из пасти, обязательно поранила кровеносную систему и, может быть, жабры. Тогда точно не выжила. Отпустим?

Крылов почувствовал разочарование от того, что не придётся отведать стерляжьей ухи, но слова Алёнки напрочь исключали противодействие. Да и умом Крылов понимал, что девчушка права, и даже успел подумать о брате, воспитавшем в ней бережное отношение к природе.

– Отпустим, – согласился он.

Алёнка взяла в руки трепещущую стерлядку и опустив руки в донскую воду разжала ладони. Секунду рыба стояла у неё между рук, потом резко ушла в глубину.

– Удачи тебе, золотая рыбка, – плеснула вверх донскую воду Алёнка.

– Ты бы прежде попросила у неё новое корыто, – засмеялся Крылов.

– Зачем? У нас стиральная машина есть, – тоже засмеялась его племянница.

Рыбалили они еще некоторое время, поймали штук двадцать, может и больше, чехоней, а когда солнце стало припекать, собрали снасти и с добычей погребли к берегу. Каждый управлялся одним веслом, как равноправный с равным.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе