Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Часть вторая. «Техника решения»

вкл. . Опубликовано в Зов(ы) Родины или Игра летающих... Просмотров: 2670

Выстрел связками

Для освоения срединной тисситуры, после упражнения с «доутоном» (игровой форшлаг, подъезд) приприте горлом воздух, затем издайте резкий звук на необходимых интервалах(или нотах). Цель упражнения - подготовка к тяге и овладение приёмом «взятия без подъезда». Положите руку на живот в районе диафрагмы - можете убедиться в автоматическом подключении т.н. «опоры».

Высокий полет

После предыдущих упражнений высокий голос сможет самостоятельно выводить наверху всякие полетные штучки(если не боитесь высоты) ;-), копируйте формы как приемы. Верхушка всегда яркая и хорошо слышна. Обязательно вернитесь к этим упражнением после овладения тягой, см. ниже.

Не начинайте полётных упражнения для высокого голоса с казачего дишкана – он по традиции слишком окрашенный. Слишком сочный или густой. Убедитесь сначала: не рановато ли это для Вас. Это опасно - можете «сесть на связки», потерять правильное эргономичное резонирование и потом не суметь переучиться. Это перечеркнет все, что вам дадут упражнения «зова» и «на тягу».

Упражнения на тягу

Тестовое упражнение со свечой – инициируйте звук на монастырский манер, сделайте его громче, сделайте его чище(суше), спойте мелодию голоса, спойте фрагмент памятника(например - некрасовцев). Старайтесь не погасить свечу и добиться легкого ровного эргономичного звучания, Попробуйте тихонечко позвать кого-нибудь.

Упражнение с 3-литровой банкой, побрейтесь и наденьте на рот и подбородок стеклянную банку. Выполняйте все вышеуказанные упражнения, особенно доутон и фрагменты. После того как легкие «накачались», пойте фрагменты, где в затакте есть доутон, со второй нотой на т.н. «сильную долю». Протяните вторую ноту сильно, мощно, громко, долго, эргономично и чисто…

Переходите к «качу». Упражнение после «банки» зациклите, представьте, что качаетесь на качелях со скрипом-подьездом в соответствии с заданным себе размером и темпом.

После этого упражнения, овладев тягой, повторите все упражнения, приведенные выше. Применяйте тягу, где это необходимо, в т.ч. в и в «зове».

Пение каноном

Для того, что бы не сбиваться в хоре деревнях детьми использовалась потешка «Отец Ермолай» или многие другие. При пении каноном голоса приучаются слышать себя в хоре и держать свой голос наслаждаясь общим звучанием.

Далее переходите к работе над подлинным русским метроритмическим характером…

Метроритм

Этот вопрос важен для темы пособия, поскольку мало владеть базовой техникой звукозвлечения и знать тексты. Необходимо знать, какой фазой и в каком случае именно этой фазой звукового приема (точнёхонько) звуковой текст цепляется за железный или хотя бы деревянный метроритм. Взаимное влияние русских вокальных приемов и русского ритмического характера очень велико - по-моему, именно эти две составляющие и делают русскую музыку уникальной и узнаваемой носителями (как и любую другую национальную музыку) - все остальное встречается везде и у всех. Например, когда слушаешь пение хора зулусов из Южной Африки, секунду-другую кажется, что это казачий хор с Волго-Донского междуречья.

Даже такой продвинутый проект, как «Ивана Купала», строит свое творчество на компиляции и синтезе подлинных русских фрагментов с ритмом раннего хип-хопа по версии олдскул. Либо на мешанине усложненного попа из подлинных русских инструментальных сэмплов, довольно редко затрагивая подлинный русский характер развитых ритмических рисунков основной музыкальной паттерны. Но, надо заметить, вдохновлённые подлинными образцами музыки, создают довольно свежие и интересные музыкальные формы, пропитанные духом русской традиции.

Надо также отметить, что в многоголосом пении - голоса и подголоски вступают далеко не примитивно (не одновременно) относительно друг друга и совсем не случайным образом. С очень высокой ритмической точностью по законам, диктуемым локальным русским и общим восточнославянским характером. Возможно, что ошибки и трудности в плане метроритма при разучивании памятников возникают из-за того, что мы следим не за выделяющими фазами базовой техники голоса, а за звуком - за его началом и концом, как бы за клавирной нотой или по другим непонятным даже мне, танцующему с детства, причинам.

Для понимания данного вопроса необходимо пройти между двумя подводными камнями, между двумя крайностями в трактовке вопроса. С одной стороны, агностическая убежденность в непостижимость якобы "офигительно" сложного русского ритма, с другой - классический музыкальный нотно-длительностный тактовый подход с «сильнодолевым» выделением. Оба этих подхода губительны для передачи и усвоения русского ритмического характера живой подлинной деревенской музыки.

В первом случае. Не справившись с постижением ритма, сторонки этого ошибочного утверждения возвели свое бессилие и некомпетентность в абсолют, по-королёвски «мужественно» признав – «отсутсвие результата - это тоже результат», и утвердили принцип аритмичности русской музыки. Несмотря на хорошее знание ими, например, казачей традиции с откровенно маршевым ровным по метроному типом пения. По казакам можно настраивать метрономы (Слава Богу, что сторонники этой крайности не заработали аритмию сердца). Во втором случае понятно, что не все, что поётся, и зачастую поётся многовариантно, и это можно записать нотами. И если казачью музыку можно записать (это не значит, что потом даже сам автор записи сможет адекватно использовать свою запись), то в крестьянской традиции правильно сделать нотную запись будет просто невозможно - "крючков" не хватит. Для фиксации и воспроизведения ритмических рисунков необходимо учесть некоторые реальные моменты.

1. Вся крестьянская и служивая жизнь россиянина, как и многих других народов, проходила сквозь бытовые и деятельностные ритмы - начиная с ровного сердцебиения кормящей матери, пилка дров, косьба, солдатский марш и мн. другое. Все эти ритмы просты и абсолютно равномерны и, как правило, кратны двум.

2. Простые равномерные ритмы оказывают монотонное влияние на моторную функцию психики и осуществляют воздействие, в зависимости от темпа: успокаивающее (тормозящее, усыпляющее) или равномерно бодрящее (возбуждающее). Короче, на психику они действуют стабилизирующим образом.

3. Сложные ритмы вызывают дестабилизирующее воздействие. Напрягают и нагружают сознание, возбуждают, вызывая повышение внимания. Эти выделения бодрят или «нагружают» сознание, раздражая в зависимости от продолжительности. Поэтому сложный ритм (трудный ритм) может быть двух типов - хаотический ("нонсенс" - за гранью восприятия рисунка, случайный по определению) или составной - ритм, в котором прослеживаются более простые ритмы, из которых он состоит. Какой из двух больше соответствует понятию искусства? Так что: сразу забудем про хаос.

4. Какой суп вкуснее? Пюре или где все ингредиенты по отдельности - пусть решают гурманы.

Скажу лишь, что не будет раздражать даже сочетание этих двух типов. Раздражать будет непонятный суп: «ни то ни сё».(Одна картошка разварилась в клейстер, друга рассыпчата, но слишком мягкая, а третьтя тверда и сыровата). Так же и в музыке - все особенности ее характерных ритмов должны быть гармонизированы и сбалансированы, приведены в соответствие с традицией.

В отличие от многих мировых музыкальных культур, где в основе может лежать сложный ритм, например, компас в Испании. Риф в современной музыке. "Бой" в дворовой гитарной музыке. Другие размеры традиционных культур, имеющих свои названия. В основе русской музыки, как правило, лежит ровный простой равномерный (метрономный) ритм (бит). Убеждение, что это не так, происходит от некомпетентности (незнания, каким местом что к чему стыкуется), т.е. неумения услышать этот ровный ритм в сложной и составной по ритмическим рисункам русской музыке и нежелания даже предположить это. Принимают за сильные доли, например, выделения затактовых синкоп и послетактовых затяговых точек выделения. К этому приводит незнание того, что «сильная доля» только так называется, что во многих образцах мировой народной музыки она также может быть опущена (пропущена разик-другой).

Чем сложнее ритмический рисунок в русской песне, тем активнее и с верой нужно искать внутреннюю, порой никак не выделяемую и не обозначаемую, абсолютно равномерную, как по метроному пульсацию (кач) - она должна быть в голове, т.е. учитываться, просчитываться в уме. И если в музыке встречаются: ускорения, замедления, тем четче становится выделяемость ритма, хотя при этом он может стать совершенно не слышимым с первого раза.

Все это в отношении деревенского а капелла необходимо показывать на живых примерах и передать в объёме этой книги нереально. Поэтому я приведу общеизвестный пример из области авторской песни. На творческом вечере памяти Окуджавы Иосиф Кобзон взялся исполнять «Виноградную косточку». И если Булат Шалвович в своих трех четвертях как бы кружился как «метель, по углам завывая», отражая ритмические особенности ранней авторской песни под гитару, русский романс, мелодекламацию известных русских поэтов и, в конце концов, особенности ритмики грузинской речи, и даже немного грузинского народного пения, то Иосиф Кобзон взял и трансформировал это все под себя. Он превратил эту балладу грузинской тематики в вальс военной поры с легким маршевым акцентом посредством своего «грамотного» академического сильно-долевого выделения. Допустимо ли это? А почему нет? Но на Окуджаву непохоже. Если бы Иосиф чуть поаккуратней отнесся к ритму этой песни и хотя бы выделял не каждый такт, а через два, местами оттягивая сильную долю и, местами, мягко распевал ее, получилось бы как в оригинале.

«Защитники» же русской традиции такой подход посчитали бы неприемлемым и недопустимым. Любое выделение они называют «столбом» и впадают в другую крайность. Поют источники только на развозе и хаосе непохожих выделений. Если бы они спели «Виноградную косточку» в манере терских казаков, это была бы каша, по которой нельзя было бы определить даже исходный размер, не то чтобы узнать Окуджаву и почувствовать Грузию. Передача традиционного метроритма – это значит соответствие сути, а не «впадание в крайности». Жесткое - должно быть жестким. Мягкое – игровым, полетным.

В заключение публицистической части приведу пример. Представим, что слушаем протяжную песню от имени русской девушки, которую бросает любимый, и она едет с ним прощаться, душещипательный слезовыжимательный текст, сложнейшая полифония на пять голосов, куча затактов и запевов, все затяги на полпесни с гигантским финальным унисоном, представляете, каким бесформенным могло бы получиться это произведение. Но нет, в середине строфы, как скорняжная игла на поверхность меховой шубы выскакивает совершенно четкий "кач". «Кач» - термин из рок-музыки, а откуда он там появился ...?

Много всего русские люди делали сообща: катали бревна по песку, возводили сруб из кривых бревен, рубили струги из сырых досок, вели просеку по бурелому, железную дорогу по сопкам. Для того чтобы все это получалось прочным на века, оно должно было быть ровным, прямым, солидным и равномерным, как гребки десятиметровыми веслами на струге - отсюда и длинный размер русских песен, который может впечатлить только будучи равномерным. Качнуло струг на пороге да о камень шаркнуло – забегал, засуетился люд по мосткам, хватая тюки да бочонки и ставя их на место - а гребцы - бравы молодцы, не моргнув, пару раз ударив вразнобой и по воздуху, без суеты на третий хватили дружно враз как ни в чем не бывало. Если левая сторона как гребла, так и гребёт - то правая должна к ней подстроиться: «от добра, добра не ищут».

А что говорят об этом сами носители культуры. Цитата с одного (е)-ресурса по культуре Урала:

Успенская Н.Н.:

«Манеру исполнения лирических песен сами носители традиции определяют как умение зыбать, колыбать (распевать) мотив. Темп напева определяется ими как пологий (медленный) или частый, крутой (быстрый)».

Раз есть темп, то есть и размер. Чтобы что-то зыбать, колыхать и колыбать, надо, чтобы оно было твердым, жестким и упругим. Попробуйте поколыхать кучу сыпучего материала – осыпется и похоронит. Жесткость музыкальных форм базируется на метрономе и размере. А умение обыгрывать вариации распева было настолько совершенным, сколь и свободным. Носители часто получали уже готовый вариант от старших и не задумывались над размером. Поэтому определить его еще труднее.

Если бы в нашей стране традиционная музыка пользовалась более широким вниманием и более серьёзно изучалась, то сторонников различных метроритмических подходов можно было бы поделить на 3 условных направления. Если задать вопросы: как строится во времени русская музыка? Есть ли в русской музыке размер? У каких песен, какой размер? Что нужно выделять или ударять и нужно ли вообще это делать? То, гипотетически, появились бы такие названия течений: «Моноритмики», «Полиритмики» и «Аритмики». В реальности же моноритмики уже победили. Полиритмики еще не родились, а те, кого к ним можно отнести, пишут современную музыку, а аритмики составляют моноритмикам антагонистическое направление – у нас все время какие-то крайности. У каждого направления есть техническая правда и сильная сторона. Ближе всех к истине лежит позиция полиритмиков. Если рассказать обо всех кратко, то получится следующее.

Моноритмики

Сторонники моноритмической концепции, даже не осознающие этого, - самое массовое течение любителей фольклора. Всё им надо исправить, выровнять, распределить по тактам. (Но певцы - не ложкари.) «Моноритмики» допускают огромные искажения метроритма русских подлинных песен по причине уверенности в слабоумии народа. Который, видимо, для них недоразвит и не умеет отсчитывать метроном. Стар, пьян, устал, не разбирается в музыке, и, самое комичное, уверены, что народ имеет прекрасный слух, при этом абсолютно примитивное чувство ритма. Одним словом, мы для них некультурные папуасы-аборигены. Любую ритмически самую сложную песню они готовы исказить(«обработать», как они говорят) до состояния авторских «Катюши» Блантера и «Ой, мороз, мороз» - автор мне неизвестен. Если в их поле зрения попадает что-то протяжное, они обрабатывают ее до уровня плясовой, расставляя сильные доли и акценты - как им вздумается. При этом они получают огромное удовольствие, чувствуя себя вместе с творящим народом. Это условное течение настолько распостранено вширь и по вертикали, что - я больше об этом не напишу ни строчки и не назову ни одной фамилии. Добавлю, что грешным делом, и я так же когда-то думал.

Аритмики

Вот это не простые ребята. Их совсем немного. Но если сравнивать с весьма малочисленным для всей страны количеством, более серьезно, чем все остальные, изучающим фольклор сообществом, то, увы, их будет больше половины. Это, естественно, мной условно сформированное сообщество, которое в основном составляют моноритмики, перешедшие на следующую ступень развития, естественно, со склонностью к агностицизму. Когда количество разученных ими песен переваливает на второй десяток и большинство из них оказываются протяжными – они понимают, что русская песня - это очень сложно по ритму – «синкопа на синкопе синкопой погоняет». «Сломав зубы о проблему», они приходят к кажущемуся просветлению – что секретного ритмического ингредиента в русской музыке нет. Как нет? А вот как-то вот так: нету и всё. О Боже, что они поют! Кашу какую-то. Бывает: ездят по миру поют и рассказывают всем эту чушь. Не буду называть фамилий, тем более что их скоро ждет новое реальное просветление в этом вопросе. Но одну известную фамилию назову. Наш земляк, известный российский писатель Валентин Распутин. Так серьезно «застрял» на этой точке зрения, что подвергал нападкам западную музыку, вроде рэпа и рока, считая ее вредной и губительной для, якобы неритмичной, русской души. «Я устал быть послом рок-н-ролла в неритмичной стране», - пел БГ, безусловно, понимая в роке, но страна для него, на тот момент, почему-то ограничилась Ленинградом и ленинградскими современниками - любителями фольклора. Условных аритмиков объединяет непонимание важности ритма как в специфически русской подлинной, так и в мировой музыке. А также, видимо, философское недопонимание важности ритма в нашей жизни на планете.

Полиритмики

Эта категория людей крайне узка. Их отличное знакомство с мировой музыкой приводит к тому, что, берясь за наш фольклор, они уже не кидаются в крайности. Сложный ритм – ЭТО составной ритм ИЗ нескольких простых. Вот простая формула из классической музыки. Эта точка зрения уже намного ближе к истине. И эти люди часто добиваются реальных практических профессиональных результатов. Но протяжная русская песня и им не по зубам пока. Среди них много сильных музыкантов и композиторов, но все они рубят, дробят подлинную русскую музыку, используя эти обломки в своих коммерческих профессиональных целях. Небольшой хит-парад с легким хронологическим уклоном.

Мартынов – осветил свое творчество легким налетом традиционализма весьма талантливо.

Юрий Антонов - сумел почерпнуть вдохновение для своих рок-композиций частью из народной музыки, но уж очень незаметно и без ссылок на источник…

Александр Мигуля – создал неплохие патриотические вещи, использовав богатырско-казачьи военные образы.

Олег Газманов – использовал солдатско-казачьи маршевые особенности русской музыки. Но не очень блистал сложным метроритмом.

Расторгуев – поверхностно копнул, сделал похоже, оно как-то мало - цитатами.

Проект «Чиж и ко» - позволил себе талантливо и довольно похоже затягивать, растягивать качать по-полетному, используя формы протяжной песни. Крестьянский задор, правда, был заменен на рок-н-ролльный апломб.

Проект «Ивана Купала» - ограничились вещами с более ли менее ясным и без них метрорисунком.

Но сделали это неплохо и наиболее адекватно, чем все предшественники. Протяжную песню также осторожно обошли.

Длительное время я также думал, что принадлежу к полиритмическому направлению. Так оно и было. Поскольку исследования в испанской традиционной культуре фламенко, так и есть, зиждутся именно на этом подходе. Последнее время, однако, понял, что не могу работать с «канте хондо» – протяжное протофламенко. Знание компаса (составного размера) не всегда дает ориентир, например, в петенере. Изучая фламенко, также понял: что знания структуры метроритма важно, но далеко не всё, что требуется для передачи особого национального характера. Надо знать, как все эти архитипические элементы нанизываются на метроном и компас. Где у них «дырочки»…

В сибирской же русской традиционной музыке научился ловить кач, но не стабильно и часто без возможности передачи другим секретов. Но те песни, которые менее пологи по ритму, смог проанализировать полностью. Обнаружил там совершенно ровный метроном. Нащупал одну песню 5/4 с западных регионов. Нащупал некоторые законы казачьего акцентирования и обнаружил там, местами, почти испанское контротиемпо. Казачьи песни Алтая, исполняемые по-крестьянски, считаю переходной формой между крестьянской и казачьей формами традиции.

Я приглашаю всех работать над метроритмом в этом незаслуженно отодвигаемо-задвигаемом направлении и влиться в новое ритмическое течение русского фолклора:

Секреторитмики – ритм – настолько важное составляющее русской музыки, что он даже влияет на гармонию. Именно характер игры с ритмом является большой тайной даже для самих носителей культуры. Работа с ритмом базируется на чувстве. Но это не значит, что никаких ритмических законов нет. И то, чтобы научиться этому быстрее, чем естественным путем, т.е. по законам устной культуры, все же - можно.

Раскрываю всем базовые принципы и свои методы

1. Метод веры. Апробированный на сверхсложном по ритму фламенко. Этот метод приносит большие результаты в понимании не только метроритмики, но и многого из гармонии и голосоведения русского пения.

История рождение метода

Я изучал стиль «тангос»(фламенко). В 2004 году мне человек, которому я доверял, сообщил, каков компас у этого стиля. Только вера авторитету учителя в общем-то не самого авторитетного в Москве человека позволила за 4 года разобраться в метроритме всех известных мне исполнительских версий, порой противоречащих друг другу, этого стиля и том, как под него танцевать.

Для начала необходимо разучить песню под метроном, аккуратно выделяя всё, что на него попадает. Надо помнить метроном и размер у нас часто расходятся со стихотворной формой песни. Часто выделения дают ударение не на тот слог, но это исключение лишь подтвердит общее правило.

Попробуйте поверить мне, что в большинстве медленных сибирских песен абсолютно ровный размер и метроном, и вы со временем откроете для себя массу секретов исполнительского мастерства и творческого музыкального мышления русского человека.

2. Метод импотирования аутентичного исполнителя

Возьмите в сознание какой-то ровный темп, выделять его не нужно. Важно представить себя одним из голосов, постарайтесь понять, примерно за 20 раз прослушивания: какой счет внутри себя имеет этот голос. Если вы доведете эту работу до конца, награда превзойдет все ваши ожидания. Вы начнете петь намного лучше, и все окружающие, кто разбирается, заметят это. Вы начнете правильно вступать и делать правильные паузы, экономнее расходовать дыхание. Также, полагаю, вы получите огромное удовольствие. Узнаете некоторые секреты не только этой песни, но и вообще русской музыки.

3. Метод поиска иерархии акцентов

Пройдя два предыдущих упражнения, Вы только прочистите себе мозги. Научитесь петь размеренно и чисто по ритму. Но чтобы петь как мастер, надо знать, какие еще есть вторичные и третичные акценты.

Например, затяги и затактовые предвыделения.

Надо доверять гению и таланту аутентичных исполнителей, а также их чувству ритма. Чем лучше Ваше чувство ритма, тем больше ритмической свободы Вы сможете себе позволить. Держась основного ровного ритма, который как я уже писал, может никак не проявлять себя в отдельные моменты исполнения, почувствовать или просчитать, если вы имеете неплохое музыкальное образование, все дополнительные, часто сбивающие с толку новичков и даже профессионалов (если они ставят себя выше аутентичных исполнителей). Только тогда вы сможете даже чуть подправлять метроритм, искаженный пожилыми людьми с прекрасным пониманием идеи общего рисунка. Ваше исполнительство наполнится подлинным русским характером. У вас может наступить даже улучшенное понимание лада и гармонии и их связи с внеразмерным акцентированием, улучшится качество текстового распева. Вы также поймете, почему русская традиционная культура - один из самых развитых в музыкальном отношении исторических мировых феноменов.

Наведение лоска. Добавление развоза. Синкопо-затяговая игра. Зыбание

Этот этап требует достаточного опыта как жесткого зафиксированного исполнения подлинных памятников, так и применения приемов песельной игры.

Если первым тренингом должно идти разучивание «столбового варианта», вторым затяговая игра, самым последним акценто-синкоповая игра. Эти три тренинга могут и должны использоваться при индивидуальной работе. К моменту начала работы в хоре следует уже свободно владеть неким суммарным образом колыбания данного памятника, выраженным в образе чередования «толчков» и «подлетов», иначе метроритм всей игры получится сухим, механистичным и неестественным и передать полетные свойства голосоведения будет невозможно. Помните: каким бы сложным ни был ритмический рисунок после овладения развозом и клыбанием размера и метронома он не отменяет, а еще жестче виртуозно крепится к нему. Тем более в хоровом(ансамблевом) пении.

И если в режиме разучивания необходимо демонстрировать друг-другу ритмические выделения, затем убрать их из голоса заменить на постукивание рукой(ногой) затем исключить совсем. Самой большой ошибкой я считаю когда «убрать столбы» начинают требовать от новичков и неспетого хора. Таким образом можно раз и навсегда закрыть любителям фольклора путь к мастерскому правильному пониманию важности метро-ритимческого характера в русской музыке. Особенно смешно когда это правило начинает рьяно толкать совсем не разбирающийся и даже не чувствующий ритм руководитель. Примеров кашеобразных песен очень много в российском фольклорном движении даже при наличии многоканалки с памятником. Работа над ритмом требует столь же скрупулезной, порой пошаговой работы, как и гармония.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе