Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Часть вторая. «Техника решения»

вкл. . Опубликовано в Зов(ы) Родины или Игра летающих... Просмотров: 2627

Строение голосового инструмента. РИСУНКИ

Каждый наблюдательный и образованный человек знает, что есть:

- легкие (меха)

- дыхательный путь от ротового отверстия до легких (воздушный канал, основной резонаторный объем)

- звук издают связки, когда мы выдыхаем (или вдыхаем) воздух. Сомкнув их, мы получаем генератор звука

- накладывая ограничение на выдыхаемый звучащий воздух, закрывая-открывая рот, шевеля языкам и кратковременно касаясь им стенок рта, зубов изнутри, мы говорим (речевой аппарат).

Те, кто поет и немного разбирается в физике (раздел акустика), знают, что в музыкальном инструменте есть генератор и усилитель звуковых колебаний. Роль усилителя в акустически инструментах играют резонаторы или в голосе психофизический механизм накачки резонатора. Многие даже знают их названия у человека, и некоторые умеют ими пользоваться. Называют кто как, например, «головные пазухи», «ротовой объем» или «грудь» и т. п.

У всех, кто стремится научиться петь профессионально или профессионально поет, обучает вокалу, своя модель работы голосового аппарата, своя терминология и свои представления, и поскольку мы уже говорили, что возможности голосового аппарата весьма велики и, возможно, не полностью изучены, все школы вокала пользуются им по-разному и, естественно, по-разному звучат. И Слава Богу!

А мне не надо по-разному и не интересно, как это у других, поскольку все поют вокруг, мне вполне нравится то, как многие это делают, иногда даже очень. Существуют сотни школ и стилей.

Но мне очень не нравится, как поют песни моей родины, не нравится - почему их поют так мало, почему так не похоже, зачем используют для этого приемы других школ, а для объяснения и обучения чужую терминологию, чужие методики. Мне не нравится, что я не могу пойти в магазин и купить об этом книгу, выйти в Интернет и скачать об этом хотя бы несколько строк. И отговорки типа: ваша музыка никому не нужна - она скучна и не интересна или неблагозвучна, куда-то не вписывается, меня не успокаивают, но и желания напиться не вызывают.

Мне пришлось слышать огромное количество музыки, и мне многое очень нравится, но только эта музыка на шипучем виниле (пластинке) меня трогает до глубины души, прошибает в слезу, так как может трогать разве лишь симфонический оркестр очень тщательного подобранного состава, в зале с хорошей акустикой, виртуозно исполняющий что-нибудь очень глубокое и возвышенное, и популярное одновременно.

Попробуем рассмотреть: так ли все просто, как кажется на первый взгляд, и так ли все сложно, как представляется в других, известных мне методиках. Какова физика, динамика, системы управления звучанием голоса. И главное: какова была практическая модель русского вокала? Давалась ли она в специальных певческих школах или перенималась изустно.

Для начала несколько житейских наблюдений и популярной анатомии.

Резонаторное пение

Ясно одно, что у большинства народов мира имеет место бытовать резонаторное пение. Радуйтесь: наш народ не исключение. Попробуем определить тот самый резонатор. Вообще основной резонатор во всех мировых техниках, как и в духовых инструментах, а также в акустических системах - один. Это воздух, которым мы дышим, заключенный в некий объём, он превращается в мощный музыкальный инструмент. Инструмент с очень высоким КПД извлечения мощного звука благодаря явлению резонирования. Эффект резонанса - давно изученный принцип работы колебательных систем - заключается в порционном добавлении энергии в определенной фазе работы колебательной системы. Чтобы согнать кого-то с качелей, можно его либо подтормозить, хватая за стропу с риском для жизни или зубов, а можно усилить качание – зная как – порциями в ход, пока жадина не заплачет и не пообещает уйти сам.

(Ларчик просто открывался.) В русской технике самый простой ("беспонтовый", как бы сказала современная молодежь) основной резонатор. Я бы сказал, самый большой резонатор (русский размерчик) - все, что начинается от носоглотки и заканчивается основанием трахеи в бронхах, - т.е. вся "открытая вода" (здесь о воздухе) является основным резонатором. И самое удивительное то, что и единственным (!!!) для большинства подлинных исполнителей, обладателей мощного русского голоса. Отсюда поверхностное утверждение, что русские «поют на груди». А на чем же еще петь - все поют «на груди». Но все по-разному пользуются резонатором, т.е. разным способом, и управляют голосом с различным временным характером. А уж окрашивают звук и пользуются дополнительными резонаторами тем более - по-разному.

Весь ли этот резонатор используется и каким образом - мы рассмотрим позднее.

Возможно, что многие из мировых техник предусматривают "взятие" формы (позиции) основного резонатора, т.е. звук заранее трансформируется, еще не начавшись, в России нет такого ограничения. Если мальчик попробует специально сформировать звук, сразу получит подзатыльник - "не балуй (не выпендривайся)" или "чо орешь как скопец" (хоры скопцов в России выполняли роль пилигримов и странствовали, исполняя духовную музыку от села к селу, от монастыря к монастырю, возможно, голос скопца казался русскому уху искаженным или чересчур нормализованным).

Первый принцип - "не делать голос" (или ничего не делать со своим голосом), поэтому окрас основного звука определяется русским горлом генетически русской человеческой особи и привычным музыкальным образом в русской голове с русским сознанием. Здесь нет никакого шовинизма, поскольку мы по антропометрии мало чем отличаемся от других, значит, все дело в привычном этническом мышлении и голосовых техниках.

Телега про глухонемого (в письме Власовой)

Как-то, прогуливаясь по Котам (обувь диалект.) на Байкале, настроившись на деревенскую пастораль, я услышал прекрасный мощный мужской голос. Глубокий, громкий, хорошо прорезонированный, как мне послышалось, настоящий казачий походный боевой звук. Мне показалось, что кто-то поет или пробует свой голос. Я только начал заниматься фольклором всерьез. Накануне я ознакомился с традицией Дона и исполнением этих песен дуэтом «Братина» (Бухаровы, Иркутск). Я думал, что такому звуку надо долго учиться и затем совершенствоваться несколько лет. Моё удивление не имело границ… Оказалось, что голос принадлежит местному глухонемому… Его словарный запас был практически нулевым, как это бывает при потере слуха от рождения или с раннего детства. Тому, как он играл с вибрациями своего голоса, позавидовал бы любой исполнитель самого лучшего казачьего хора страны.

Сейчас я подумал, что казаки имели загрубленный слух от постоянной стрельбы, пальбы из пушек конного шума и рубки. Как воины они должны были иметь обостренными другие чувства, например тактильность хищника. Свои голоса они могли состраивать «наощупь» по вибрациям. Крестьянам было труднее. Из-за высокого и чистого звука и они могли ориентироваться лишь по обертонам, неизбежным спутникам попадания в интервал с другим голосом, и по наработанному рисунку напряжений голосового аппарата. Отсюда и частые доутоны для «прощупывания» «пути» и важность понимания или чувствования метроритма.

Но это не значит, что открой рот, набери воздуха и спой текст источника, и станешь русским.

После того как у нас внутри что-то зазвучало и начинается самое интересное… Возница не может сдвинуться с места, если вдруг завернет голову лошади, всадник не поедет, если согнёт лошадь до начала движения. Машина (классической компоновки) толкнет юзом передние колеса, если выкрутить руль, птица боком не взлетает - не муха. Все специфически русское в голосе начинается после того, как голос просто зазвучал. У нас «песню заводят», а не «как сразу запоют, запоют».

Чтобы эффективно исключить из пения неправильные приемы, возможно даже придется полностью с нуля переучиваться.

Почему нам сегодня важно «не делать» голос. Именно русское пение на чистом, естественном, своем голосе позволяет понизить до минимума подключение связок в процессе пения. Это и позволит: петь громче, петь легко, без лишнего напряжения. Любая попытка даже догматизированно сделать какую-то не свойственную вам манеру, будь то бельканто-гнесинка или самый махровый региональный аутентизм автоматически переводит голосовой аппарат в режим «деланья голоса» и повышает нагрузку на связочный механизм постоянного генерирования звука. То есть исполнитель концентрируется не на мастерском резонировании, а на коррекции генерирования, коррекции тона в клавир Баха или в Пифагора, в манеру, в театральную игру придуманными образами, что сразу нагружает связки работой, пусть даже пассивной. Так можно в лучшем случае петь разучиться, а в худшем потерять голос. Из известных исполнительниц таких проблем не было только у Руслановой, отказавшейся от консерватории, все, о ком я пишу, стояли на грани потери голоса, когда стали профессионалами.

Из Интернета в книге про бельканто мне понравился один абзац о том, что при помощи фокусирования громкого звука можно вскипятить стакан воды.

Представьте себе две мягких влажных полосочки живой ткани в вашем горле – ваши драгоценные связки. Даже если вы пассивно будете концентрировать на них свой громкий голос, их поверхность будет сушиться – от вибрации с них капельками начнет разлетаться влага, ткань внутри подвергаться неестественным для них нагрузкам. Конечно, все можно «намозолить», «накачать» и «залудить», но зачем тогда изучать русскую песню, пойте академическое бельканто или тяжелый рок – за что деньги платют.

Все резонаторы

Так же существуют дополнительные резонаторы. Все, во что упирается звуковая волна, все объемы, куда она проникает, все это является дополнительными резонаторами. На русские техники влияют следующие резонаторы:

нижний - бронхи,

боковой - стенки горла и трахеи ближнереберный отдел бронхов,

задний - пищевод и зев,

верхние - ротовой объем, а также носовые пазухи

дополнительно можно назвать и

внешний - резонатор при пении в избе, парной - не применяется на свежем воздухе - что мало влияет на изменение базовых техник. На свежем воздухе встречается пение "не открывая рта", что не исключает ротовой резонатор и почти не влияет на мощность и громкость звука.

Второй принцип - все дополнительные резонаторы играют (именно ими как бы играют) второстепенную роль, они подкрашивают звук в зависимости от наличия природных голосовых данных. Если Вам не делают ежедневные комплименты по поводу красивого голоса, то, поначалу, лучше вообще пока не обращать внимания на дополнительные резонаторы.

Если же наоборот: у Вас красивый голос, все равно необходимо для начала абстрагироваться от него и изучить еще что-нибудь полезное (например, эту технику), сохранность голоса гарантируется, в отличие от занятий вокалом в «народной» консерваторской манере или академического бельканто. Более того, овладев техникой русского вокала, вы сможет петь когда угодно совсем без голоса, например, когда у вас острая фаза ларингита или ангины. Единственно, выделения слизистых желез и нарывов(например, мокрота) будут вам слегка мешать, "треская" звук; глоток минералки - и снова готовы петь чистейшим и звончайшим звуком, хотя секунду назад шипя, как раскаленный утюг пытались просипеть свежий анекдот, кривясь от боли в горле.

Резонаторы могут быть ограничительного свойства - упор, подпор, опора, свод, зубы, назальный звук у нас (русских и российских цыган) - они играют самую второстепенную роль иногда для украшения в локальных традициях. А могут быть мягкие концентраторного свойства, столбовые (воздушный столб стоячей волны) по принципу духовых инструментов. Звук, конкретно, ни во что не упирается, ничего от него не дребезжит, никто звуком не давится, зевом не заглатывает, лишних объемов не создает. Звук получается чистый очень громкий, при этом очень подвижный (глиссандо всякое, вокализация, мелизмы), нашенский улётный - одним словом. Конечно же, в мире есть достаточное количество вокалистов и школ, которые этим владеют, используют, но взять это за базовую технику - это по-русски. Позднее я вспомнил одно из названий таких голосов – фистула (свисток) благодаря сайту, на который я ссылался.

Окрашивание звука

Природа правильного подкрашивания заключается в направлении или фокусировании звуковых волн в какой-либо ограничитель, будь то связки или стенка свода, но было бы чего направлять, но я уже говорил: надо сначала петь по-русски научиться – это сразу убирать звук с генератора на резонатор.

Пение на основном резонаторе (на столбе, на концентрации в центре воздушного объема, на сбалансированном звуке) по определению по физике может быть только чистым (в смысле звука), не окрашенным. Тогда откуда же консерваторщики взяли все это - «уй», «ой», всякие флажолетные призвуки на снятии голоса. Кадышева же не на летающей тарелке к нам спустилась? С чего-то же они это переврали? Не выдумали же сами. Меня всегда это мучило. Ответ прост. Действительно отдельные голоса, в основном женские, используют подкрашивание дополнительными резонаторами и ограничителями. К тому же такое подкрашивание часто является природным, часто оно проявляется с возрастом. Стенки горла становятся дряблыми, т.е. мягкими как у детей. Но это естественное качество, а не имитация, которую часто можно встретить у желающих петь сочно. Это подкрашивание само подключается у детей. Но если вы уже зрелы, то пока вы молоды - пойте сухо. Копировать этот тембр не стоит, да и попросту некрасиво дразниться. Каждый красит голос по-своему или не красит вообще. Казаки, используя прием «зев», тоже слегка подкрашивают звук по причине воинского братства (и вообще: еще, например, они носят одинаковую форму). Но делают это правильно: от базовой техники основного резонатора, а не наоборот. Конечно, если вы издадите какой-нибудь противный зудяще-верещащий звук и захотите сделать его погромче, основной резонатор подключится сам (куда деваться с подводной лодки). Подключится как дополнительный. После длительных упражнений он станет и главным, но не основным (это одна из версий происхождения консерваторской манеры). Конечно, руки у человека ловчее, но зачем ходить на четвереньках, на ногах удобнее, а руками можно иногда опереться на что-нибудь и размахивать, сохраняя равновесие. Если же вы, всё же, умеете ходить нормально, то зачем все время «стартовать» с «карачек».

Скажу, что петь русской техникой на основном резонаторе можно с и ангиной, а красить невозможно и вредно – кашель и боль замучают. Если у вас природное подкрашивание звука (хай буде), но с ангиной, конечно, лучше не петь, не начинать изучать эту технику. Но если вы вдруг смогли спеть одну песню при жестокой ангине, то вы уже почти мастер и хорошо овладели правильной базовой техникой.

Желание постоянно искусственно «красить голос» может плохо кончиться. Александр Барыкин загнал-таки «свой велосипед». Чем он там на нем скрипел, не знаю, но подкрашивание было модным и (парадокс) грамотным. Вообще Барыкин пел почти правильно по-русски на эстраде, это редкость (Ротару, Гнатюк-мл., и обчелся – да и те украинцы). Возможно, скрип ему помог интуитивно найти правильные принципы. Иначе он не продержался бы и года. Вот вовремя отказаться бы от подкрашивания-с-подскрыпыванием – сэкономил бы на лечении. Недавно узнал, что вокал здесь ни при чем и что Александру сделали операцию и удалили шитовидку. Спасся он благодаря какому-то волшебному источнику. А почему же, всё-таки, щитовидка у Александра решила, что она ему не нужна…

Да, есть такая методика по вокалу – скрип горлом. Для нашего случая это бесполезная методика. Еще можно, например, тупо «дико заорать». Тоже что-нибудь поймешь, но не рекомендую. Что вообще эта техника-скрип дает? Начинающий вокалист может просканировать, прозондировать свое горло, узнать его строение, почувствовать принцип генерации звука и все. Мы же не тувинцы. И то у них наверняка тоже резонаторный принцип пения, а не скрип. В их регистровых позициях удобнее петь пентатонику.

С точки зрения безопасности голоса можно сказать следующее. Если вы решили поучиться петь в каком-нибудь учебном заведении, помните, что лучше вам пойти на художественный факультет - там зрение вы не потеряете - гарантирую. А вот голос пропадает или трансформируется 50%50. Лучше петь с гитарой в лесу один раз в год, чем идти переучиваться. Голос у вас уже есть. И если он выдержит испытания в течение года при занятии вокалом или в детстве вы пели в детском ансамбле, то можно попробовать. Руководитель детского коллектива не заинтересован в потере вашего естественного голоса, а в консерватории им на вас наплевать. Вас начнут переделывать и могут сломать. Если вы засомневаетесь в себе или занервничаете, голос пропадет на нервной почве из-за стресса, так как станет уязвимым.

Серьезное возражение против доктрины «управляемого (организованного) крика»

Цитата из подписки на рассылку РФС Русская Традиционная Культура 20.02.2008

Проводит вице-президент РФС — Вячеслав Асанов (Новосибирск), который представит свой опыт работы. Программа:

1. ИГРЫ. Игра как способ всестороннего развития личности. Игры развивают смекалку, скорость передвижения, ловкость, находчивость, хитрость, силу, терпение, остроумие, смелость, решительность, усиливают положительные эмоции. Игры для всех возрастов. Игры детские, подвижные, сидячие, вечёрочные. Играем каждый день.

2. ПЕНИЕ. Принцип звукоизвлечения. Организованный крик. Произнесение гласных и согласных. Дыхание. Ладовая импровизация (варьирование).Разучивание хороводных, вечёрочных, плясовых песен Сибири. Ежедн…

Что такое крик? Я думаю, это эмоциональный взрыв голоса. То же, что собачий лай – взрыв рычания. Если возбужденно говорящего человека довести до «исступления эмоций», он заорет, взорвется. Я пою уже много лет, и у меня появился громкий голос, но когда я «наору» на детей, у меня всегда болит горло как у первоклассника. Растяжение связок угрожает не только спортсменам. А где вы видели управляемый взрыв, тем более ядерный – зачем тогда его закапывают на километры или «ссылают» на атоллы в центре океана. Взрыв можно организовать, рассчитать, направить, но управлять им в реальном времени нельзя – например, взять и остановить, а через секунду мягонько так запустить снова, но в другом направлении ;-). Есть, к примеру, в экстремальном вождении такой прием - «дрифт», или управляемый занос. Это больше похоже на концепцию управляемого крика, но позвольте: дрифт у меня ассоциируется лишь с хорошим рок-вокалом, он ну совсем ничего общего не имеет с полетным русским пением. Призываю всех отказаться от этого заводящего в тупик понятия. Помните, что «в начале было слово». Мало того, нас сибиряков закодировали, говоря, что «в Сибири не поют, а воют» /Пушкина, г. Москва, из предисловия к сборнику песен Приангарья (Пушкина пишет про тех, кто недооценивал Сибирь)/ Теперь ещё мы сами себе будем давать неправильную стартовую установку, называя уникальное явление мирового искусства вредным для голоса, ну очень «организованным криком». Вячеславу Владимировичу Асанову мой «фамильный секрет зова» уже передан в дар 1 октября 2008 года и он мог бы начать пользоваться моей терминологией.

К тому же, еще когда моя жена училась в училище искусств, в качестве стартового упражнения для постановки голоса крик уже тогда применялся. Я не встречал ни одного выпускника или преподавателя этого училища, кто бы добился хотя бы половины звучания асановского колектива. Дело даже не в управляемости или неуправляемости крика, просто не кричите и всё.

Когда я только задумывал книгу, хотел писать только о протяжной песне и только о сибирской манере, и только о вое как об основной технике. Хорошо, что я догадался о зове. Раз уж пишет Пушкина, что в центре про нас думали, что «в Сибири не поют, а воют». Но слова «вой» и «крик» не столько семантические синонимы, сколько семантико-этимологические. «Вой» - «война» славянское слово. «Крик» - варяжское – «Das Krig».

В некоторых регионах слово рёв является синонимом зова. В других регионах «рёв» относится к животным. Теленок, зовущий корову, корова, застрявшая в болоте, бык - вожак стада, зовущий своих жен или вызывающий соперника. Рёв зверя и есть зов или вызов. Рев ни когда не походит на лай.

Поразительно, что встречаются ансамбли с гнесинской беспомощностью даже через микрофон в городском народном поп-репертуаре, но весьма похоже исполняющие всю троицко-купальскую часть репертуара с закличками и гуканьем тут же на улице. Им даже в голову не приходит, что эти части традиции связаны единой базовой техникой. А что такое языческое наследие русской традиции, как не зов человека, обращенный к силам природы? Покричите-ка на Перуна, Дажьбога или Ярилу. Посмотрим, что выйдет. На вселенский разум кричать тем более глупо.

Если не считать иркутских опытов конца прошлого века - групп «Ковчег», «Братина», «Поселенцы», «Артель Сибирского Распева», то домашняя асановская группа, первой в России, из известных мне городских, добилась очень приличного результата. Но это не аргумент в пользу крика. Называется: родили, наконец, в криках и муках. Возможно, говоря «крик», они зов-то и имели в виду - так давайте все называть своими именами, какие могут быть секреты. Вячеслав Владимирович - открытый человек, и, если бы он знал или догадался про «зов», он бы так и писал в рекламном объявлении. Ведь это люди, серьезно, помногу лет занимающиеся фольклором, «залудившие» голоса в прошлой творческой жизни и использующие еще много из того, что, может быть, и мне неизвестно. Я пишу книгу для тех, кто с нуля пожелает освоить абсолютно правильное пение и желает сделать это быстро, чтобы потом не переучиваться и петь без риска для голоса. К тому же годы уйдут на разучивание манеры, нахождение своего голоса и сложнейший интереснейший репертуар.

«В начале было Слово», и слово это имеет огромную силу. Чтобы петь громче, следите за резонансом, а не за громкостью. Чтобы найти то, что невозможно, надо перестать искать. Что посеешь - то пожнёшь. Посеете «крик» - «проорёте-провоюете» всю жизнь. Не кричите ни в горе, ни в радости, вы – люди. Не пойте, не плачьте - традиция еще жива. Зовите! Кличьте! Рёвайте! Играйте с зовом! И летучий корабль традиции сам прилетит за Вами.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе