Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Часть первая. «Логика проблемы»

вкл. . Опубликовано в Зов(ы) Родины или Игра летающих... Просмотров: 2644

Цитата из биографии Руслановой

"Там же - на мебельной фабрике - юную Русланову услышал профессор Саратовской консерватории М.М. Медведев и предложил ей посещать занятия в консерватории. Однако академические уроки не влекли ее и, быть может, это был один из тех счастливых случаев, когда отказ от научного вокального подхода помог сохранить певице голос во всей его редкой первозданной красоте. И приходилось только удивляться ее артистической интуиции - как тонко и точно она чувствовала характер русской народной песни, как мастерски умела передать ее беспредельность и очарование".

Я все же думаю, что в раннем творчестве Русланова не просто «передает», а обладает этими особенностями от природы и от них отталкивается.

У юной Руслановой находили прекрасные вокальные данные, рекомендовали ей учиться. Она поступила в Саратовскую консерваторию, в класс чудесного певца и педагога, профессора М. Медведева. Но долго в консерватории не пробыла. Почему? М. Медведев, исходя из сильного, прекрасного контральто Руслановой, повел ее как оперную певицу. Но академическая манера исполнения не привлекала Лиду. С детства всей душой преданная русской народной песне, которая ее воспитала, Русланова быстро поняла, что ее «сила в непосредственности, в естественном чувстве, в единстве с тем миром, где родилась песня». «Я это в себе берегла», - признавалась Лидия Русланова.

Глубокий, грудной голос (низкое контральто) большого диапазона позволял ей переходить даже к сопрановым звучаниям, Лидия Русланова пела широко, раздольно, эмоционально разнообразно — в традициях уличного городского пения.

Это свойство есть последствие владения базовой техникой русского вокала, почерпнутое у носителей напрямую, несмотря на сиротство, в раннем детстве.

Скажу, что ровесницы моей бабушки Русланову еще ценили и любили, а Зыкину уже терпели, но не любили. С наименее искаженной традицией песней был лишь «Оренбугский пуховый платок».

Телега про пакетик с чаем

Второй раз заварить пакетик можно. Кому-то этот чай может показаться даже вкуснее, если в первый раз его вовремя убрать. А вот третий – в народе называют «веник». Веник - да и только.

Возможно, в базовой технике у Зыкиной, как мина под русскую самобытность, заложено бельканто, а внешнее сходство с традицией частью скопировано с индивидуальной манеры Руслановой – и, как следствие, - вторично и поверхностно, хотя, надо признать – по-своему талантливо. Творчество же самой Руслановой становится намного понятнее, если прослушать мировую музыку того времени, популярную в России по пластинкам. Это - и исполнители аргентинского танго. И Эдит Пиаф. «Степь да степь кругом» записана, когда популярной становится Зыкина. Я думаю, что это не «сдача позиций перед конъюнктурой», а резвости подлинного мастера. Мою же прабабушку, например, конъюнктура вообще не волновала, она просто пела как хотела то, что ей нравилось.

И если во времена Руслановой все певицы еще разные и у каждой есть некое разноуровневое сходство с традицией, то весь последующий период все выпускницы «Гнесинки», как клоны, похожи манерой, голосом, проблемами и ошибками, и даже лицом и слащавой улыбкой. Сразу вспоминается шутка «Край России где-то за пределами МКАД». Это говорит об изначальном поверхностном понимании традиции всеми, кто был задействован на этой «фабрике звезд» «русской народной» эстрады. Если бы были разработаны некие базовые ценности или оформлены в пособиях и завещаны самой Руслановой, то все «звезды» были бы разные - со своей индивидуальной «изюминкой», по-своему раскрывающей традицию. Широта диапазона определила бы качество, разнообразие и высоту несостоявшегося современного уровня. И разрыв «городского» и деревенского пения не так бы ощущался. Во всем этом есть что-то лукавое: они уже давно назвали эту музыку не «городской народной», а просто «народной», как будто бы заранее знали: деревня вымрет, и сравнивать их высокохудожественную халтуру будет не с чем. А простонародная музыка-то - совсем другая.

Зачем же им ревниво следить за усилением максимального конформизма образов в среде «народной» эстрады? Отвечу вопросом. А зачем Остапу Бендеру надо было кричать Шуре Балаганову: «Не узнаешь брата Колю?»

И всё-таки, хотелось бы поставить вопрос более радикально. Является ли творчество Руслановой и его серьезные расхождения с известными нам образцами подлинной музыки, пускай даже путем наращивания уровня, 100% народным эталоном какого-то стиля направления части подлинной традиционной хоровой культуры?

- В части базовой техники звукоизвлечения (а это главная тема моей книги), безусловно, да.

- В части манеры: есть два составляющих манеры - личное и коллективное. Личное, о нем я уже писал выше, здесь не обсуждается, а общественная манера у Руслановой присутствует в уже слегка ограниченном варианте.

Заявляя это, я исхожу из следующего. Пресловутое различие городского и деревенского стилей к моменту начала творчества Руслановой не только для современного человека, но и для знакомых с традицией не понаслышке современников, тогда еще никак не обозначилось.

1. Ранний этап капитализма в России говорит о том, что все эти рабочие еще вчера пасли коров и пахали землю. В те годы еще происходила постоянная ротация песен и людей между городом и деревней. И народного городского стиля, отдельного от «обобщенного деревенского» по всем регионам, вероятно, не существовало. Если мы о городском романсе – то это был сформировавшийся уже тогда совсем другой стиль. Он сразу базировался на разночинстве, любви к цыганам и основах бельканто, других нотах и адаптированных текстах.

2. Костюм Руслановой говорит о ее апелляции к именно народному стилю без добавки «городской» – в городах (и даже во многих селах) давно уже не носили сарафанов и платков, а «одевалися» по моде. Носили казакины, жакеты и френчи с юбкой, меха, наконец, - так же одевался народ (женщины) даже в Севилье (Испания), когда до них дошла французская мода (это позднее испанки вернутся к фальдам с воланами). По французской моде одевались даже у нас в Иркутске (В. Сибирь) и окрестных селах – т. н. казачья парочка. «Хвати ума» у Руслановой так одеться – ее бы расстреляли на месте, даже без обвинения в белогвардейщине. Позднее парочки вернутся в качестве любимого костюма танцевальных ансамблей от Сибири до Урала, некомпетентная в народных костюмах партия промолчит.

Обладая абсолютным слухом и превосходной музыкальной памятью, Русланова всю жизнь собирала русские песни, поражаясь их мелодике и поэтике народного творчества. Русланова знала такое множество разнообразных песен - и северных, и среднерусских, и сибирских, и казачьих, что могла бы удивить даже самых опытных фольклористов. Соперничать с ней в этом вряд ли бы удалось и кому-либо из исполнителей.

Все это говорит о следующем: Русланова осиротев, побродяжничав, попев в храме, поучившись у народа, бросив «консу», вырвалась тогда вперед от народа и затем всей своей жизнью она пропагандировала, учила нас всех помнить и любить народную музыку. Это то же самое, чем я сейчас занимаюсь. Она была художником свободным в своем творчестве, уверена в себе и недосягаема для конкурентов. Слава ей за все хорошее. Вот только не надо её оправдывать, причисляя ее творчество к городской якобы песне, что, мол, поэтому вот она так и поёт. Вся ответственность за взятые «на свою душу» трансформации и искажения всей русской традиции ляжет на ее последователей и подражателей. Вся русская сила в крестьянстве, и городу, даже в те времена, было далеко до деревни. Деревня брала руслановские песни с пластинок и переделывала, подправляя в с соответствии с мелодическими предпочтениями своего района. Русланову народ упрощал, чистил, менял текст и неизменно неосознанно дополнял гораздо большей подлинностью народного характера. Иногда комично передразнивал (семейские. Урлук Читинской области, «Выйду, выйду я на речку») её, пусть правильное (на основе подлинной базовой техники), но чрезмерное, эстрадное и сценическое подкрашивание звука руслановского голоса искусственным усочнением голоса, который у Лидии был и без того весьма сочный. Возможно, что Русланова всю творческую жизнь подражает себе молодой (читать: маленькой и подающей надежды). При этом у народа хорошо слышна базовая основа. А у Руслановой непонятно: как и на чём поет великий мастер, ясно только, что блестяще владеет резонированием. Из этой особенности вырастают все ошибки у её не учившихся у народа подражательниц.(см. Телега о пакетике с чаем.) Благодаря Руслановой в деревне увеличилась доля редкого для деревни сольного пения и пения под гармонь. Жестко простроенная мелодическая линия песен, не допускающая игры, поскольку игра в ней уже жестко зафиксирована в мелодии, привела к тому, в деревне появился новый жанр, а мне ни разу не попадались переложенные в полифонию руслановские песни. Закончу цитатой:

Пели много и в Лидиной семье. Родной брат отца Лиды, дядя Яша, был деревенской знаменитостью. «Самородок очень высокой пробы», как впоследствии называла его Лидия Андреевна Русланова, Яша пел на деревенских праздниках, посиделках и свадьбах.

Дядя Яша знал несметное количество народных песен, но чаще импровизировал сам. Это больше всего ценилось слушателями. А цепкая память маленькой Руслановой схватывала и навсегда удерживала все услышанное и увиденное. От своего родственника будущая певица унаследовала не только неисчерпаемый репертуар, не только непревзойденное искусство импровизации, но и трепетную, преданную любовь к русской песне.

В те времена освободившийся от обязательств перед традицией родной деревни народ начинал понемногу творить. Еще цитата:

Когда он пел, Лида подходила как можно ближе. И, желая понять, откуда возникают эти чудесные звуки, заставляющие других то плакать, то плясать, старалась заглянуть Яше в рот. «У тебя там дудочка?» - допытывалась девочка. «Не дудочка, - объяснял Яша, - а душа». «А что такое душа - большая дудка?» - спрашивала Лида. Впоследствии Лидия Андреевна писала: «В деревне пели от души, свято веря в особую, надземную жизнь и заплачек, и песен радости».

У Лиды Лейкиной был лучший в народе голос, но народ поет не голосом, а душой. Это мы и разучились ценить. Голос у каждого свой, а народный дух един. Образ народной артистки Руслановой достойно парит над ним, но не в центре, а где-то немного сбоку. Как стрелка указывая на весьма раскрученную, но совсем непохожую музыку ни на народ, ни на его образы, ни на творчество Руслановой.

Мордасова Мария

«Последняя в ХХ веке», или «Великая воронежская трансформация»

Где-то между Курском и Тамбовом немного севернее Тихого Дона расположена кузница летных кадров России – славный город Воронеж. Но не только асы и космонавты стартовали с этих равнин. Александра Стрельченко тоже начинала свою карьеру профессора консерватории именно здесь. Речь идет о «форпосте и логове» консерваторской школы - знаменитом Воронежском хоре.

Есть такой анекдот: «Когда Бог на земле создавал дисциплину в армии, авиация была в воздухе». Так и воронежский народный хор был неким глотком свободного воздуха, если в нем творила и играла настоящая народная песельница: Мордасова Мария, увы, последняя из известных и раскрученных в 20-м веке - народная артистка СССР.

Когда мои «бабушка с соседкам» или прабабушка возмущались радио и телевидением, толкавшим нам в уши пародии на народную музыку (Не буду перечислять - они всем и так слишком известны.), между разговором они вспоминали: «А эта, как ее - Мордасова, еще ничего». Мне неизвестно, какой ценой заслужила эту высочайшую оценку от народа и свою популярность. Видимо, этой – смотри подчеркнутую фразу в цитате.

В 1943 г. было принято решение о создании Государственного Воронежского русского народного хора, среди первых участников которого была и Мария Мордасова. Тридцать лет она возглавляла частушечную группу хора. В 1981 г. М. Н. Мордасовой было присвоено звание народной артистки СССР, в 1987 г. – звание Героя Социалистического Труда, в 1994 г. – звание почетного гражданина г. Воронежа. Ежегодно 1 февраля в Воронеже проходит фестиваль русской народной песни и частушки, посвященный Марии Мордасовой…

Все же ясно, что этим хором кто-то руководил, кто-то махал мечом и срубал торчащие из хора выдающиеся голоса. Задорный полетный голос Мордасовой явно не вязался с общей тематикой и художественной политикой хора, и ей нашли место в частушечной группе. В народе частушка от остальной песни обычно не отделялась. Но это же не народ, а «народный» хор. За мужество не изменять традиционной манере Мордасовой нужно было бы дать особую награду. А что было бы, если она возглавила бы весь хор. Возможно, его записи встали бы по соседству с Белокрысом в моей коллекции, а не канули в Лету.

Диаграмма 1. Оценка воздействия продуктов творческих личностей известнейших деятелей культуры

Субъективная авторская приблизительная диаграмма:

Исполнитель сходство – 5 баллов (мах), доля русской базовой техники – в %

_________________________

Ф. Шаляпин 4.5* 90%

Л. Русланова 4.8 85%

_________________________

Козловский 4.0* 80%

Лемешев 4.0* 75%

_________________________

М. Мордасова 5 65%

Л. В. Зыкина 4 45-50%

_________________________

Бабкина Н. 3.5 40%

Кадышева Н. 2.5 20-30%

_________________________

Комментарий к диаграмме:

Под «сходством» имеется в виду: «сходство манеры с русской деревней». Следует обратить внимание, что в нашей диаграмме мужчины в основном творчестве не принадлежат к т.н. «народному пению», введенному в обиход Руслановой*. Поскольку известных мужчин в этой области почему-то нет в истории русской музыки. Если не считать Покровского или Сопилкина. (Даст Бог, Асанов или мой друг Серега получат- таки достойный уровень популярности). И их показатели были бы достаточно высоки, поэтому не критичны для данной диаграммы. Показатели сходства у мужчин почему-то, как правило, выше. Также и пародистов-мужчин всегда в 10 раз больше. Для того чтобы стало совсем понятно, что я имею в виду под «базовой технической основой русского подлинного вокала», я приведу несколько произвольных личностей из других областей искусства и даже стран.

Исполнитель сходство – 5 баллов (мах), доля русской базовой техники – в %

_________________________

Золотухин 4.7* 90%

Антонов - 90

С. Ротару - 100%

В. Гнатюк - 100%

А. Герман - 70%

Барыкин А. - 80%

клоны «Ласкового Мая» 4 (за сиротину) 80%

Киркоров Ф. - 90%

Рыбак (в припеве) - 95%

В. Бутусов - 96%

А. Кутиков (МВ) - 94%

_________________________

Все те мастера, у которых в данном приложении в графе «сходство» стоит прочерк, спели меньше чем 1-2 песни с народной тематикой и поэтому не оцениваются как исполнители русской народной песни.

Таким образом, видно, что правильная техническая основа, равно как и манера, встречаются у певцов, абсолютно не претендующих на «классику жанра» т.е. русское пение, а у тех, кто «назвался груздем», порой и «близко не стоит». Любые популярные исполнители в России, которые хорошо покупаются, как правило, имеют приличный показатель по базовой технике. Но про народную музыку мое мнение: если ты используешь бренды «народная музыка» и «народное пение», обязан соответствовать. У нас в стране ещё и не такое случается.

Пример. Ирина Аллегрова в одной своей популярной песне «Угнала…» весь припев и строфу поет в своей обычной сипловатой эстрадно-шансонной технике: «Я ждала тебя, так ждала…» Лишь последний слог припева исполняет в правильной русской базовой технике: «…криминальнаваааааооо!!!» и через раз «…хрустальноюююююууу!». Обратите внимание - там это просто очень хорошо слышно. И тяжелый рок тут ни при чем. Аллегрова - не Блэкмор. Вот она, русская капля. Вот она брюква в салатике из апельсинов с Брайтона…

А почему Ротару, спросите вы? София, исполнив известную патриотическую песню, пробила себе путь на эстраду. В те годы иначе было нельзя. И надолго воцарилась там. Почему? Румынская красавица, прохожая на казачку, с легким акцентом и мощным голосом. Акцент позволил сыграть на любви ко всему иностранному в период Железного Занавеса. Но потом акцент пропал. А София ушла, вернулась, осталась и по сей день. Из молдаванок еще была, например, Чепрага. Интерес к ней был заслуженным. Девушка была не менее красивая. Но мода на все советское прошла с распадом империи. Где сейчас Надежда? А Ротару здесь. Она восполняет россиянам, утратившим традиционное пение, потребность слышать мощный естественный женский славянский голос, столь распространенный в русской традиции. И при этом гламурная мода и репертуар не так важны.

Мы часто грешим «наездами на попсу». А ведь рынок - это зеркало души народа с поправкой на процент русских в электорате.

И чтобы внести полную ясность, приведу список наиболее известных в стране ГФА

Ансамбль / хор сходство – 5 баллов (мах), доля русской базовой техники – в %

_________________________

Домашний асановский хор 4.9 99%

_________________________

Самый лучший показатель продиктован тем, что я спутал их с аутентиками, на пятый раз я сам догадался, что это не аутентики. Что и подтвердила Лена Карпухина. Спасибо за эксперимент.

_________________________

Аутентичные фрагменты

из «Ивана Купала» 5.0 100%

«Народный праздник»

из проекта «Ивана Купала» 4.5 70%

_________________________

Возможно, сегодня этот ансамбль поет значительно лучше, но тогда не было даже асановской концепции «управляемого крика», поэтому базовая техника хромает, отражаясь на сходстве.

_________________________

Покровский сам лично 4.2 89%

Девушки Покровского 3.5 50%

_________________________

«Казачий круг», кассета РФС

Сборник 4.6 80% (относительно Дона)

_________________________

«Сирин», Москва

Мужчины 4.7 80%

Женщины 4.0 70%

_________________________

Хор «Русичи» 4.0 85%

Все эти старые записи современных ансамблей можно отнести к пройденному этапу развития фольклорного движения. Работа с базовой техникой велась интуитивно, неосмысленно. Поэтому их с аутентиками ну никак не спутаешь.

Итак, Шаляпин - это круто, глубоко, но по-академически скучновато, разве только не для Рубашкина. Русланова-Лейкина, «русский соловей» - бодро, зажигательно, феерично, – ведет в слащаво рафинированный, оскопленный тупик гнесинской консерватории, размножающийся клонированием. Куда податься? А в попсу… А пойдемте все в «музыку поп», туда нам и дорога. Да, забыл, есть рэп. До него нам, правда пока, ещё идти и идти, но большой красивый «нигер», правда, сзади уже виден, лицом он к нам не повернется. Мы ему не интересны. Серега и Тимати! Вы сколько дисков продали за рубежом? Децл - продали? Кому совсем скучно, есть еще японские эмо-готы…

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе