Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Часть первая. «Логика проблемы»

вкл. . Опубликовано в Зов(ы) Родины или Игра летающих... Просмотров: 2808

Содержание материала

Цитата из биографии Руслановой

"Там же - на мебельной фабрике - юную Русланову услышал профессор Саратовской консерватории М.М. Медведев и предложил ей посещать занятия в консерватории. Однако академические уроки не влекли ее и, быть может, это был один из тех счастливых случаев, когда отказ от научного вокального подхода помог сохранить певице голос во всей его редкой первозданной красоте. И приходилось только удивляться ее артистической интуиции - как тонко и точно она чувствовала характер русской народной песни, как мастерски умела передать ее беспредельность и очарование".

Я все же думаю, что в раннем творчестве Русланова не просто «передает», а обладает этими особенностями от природы и от них отталкивается.

У юной Руслановой находили прекрасные вокальные данные, рекомендовали ей учиться. Она поступила в Саратовскую консерваторию, в класс чудесного певца и педагога, профессора М. Медведева. Но долго в консерватории не пробыла. Почему? М. Медведев, исходя из сильного, прекрасного контральто Руслановой, повел ее как оперную певицу. Но академическая манера исполнения не привлекала Лиду. С детства всей душой преданная русской народной песне, которая ее воспитала, Русланова быстро поняла, что ее «сила в непосредственности, в естественном чувстве, в единстве с тем миром, где родилась песня». «Я это в себе берегла», - признавалась Лидия Русланова.

Глубокий, грудной голос (низкое контральто) большого диапазона позволял ей переходить даже к сопрановым звучаниям, Лидия Русланова пела широко, раздольно, эмоционально разнообразно — в традициях уличного городского пения.

Это свойство есть последствие владения базовой техникой русского вокала, почерпнутое у носителей напрямую, несмотря на сиротство, в раннем детстве.

Скажу, что ровесницы моей бабушки Русланову еще ценили и любили, а Зыкину уже терпели, но не любили. С наименее искаженной традицией песней был лишь «Оренбугский пуховый платок».

Телега про пакетик с чаем

Второй раз заварить пакетик можно. Кому-то этот чай может показаться даже вкуснее, если в первый раз его вовремя убрать. А вот третий – в народе называют «веник». Веник - да и только.

Возможно, в базовой технике у Зыкиной, как мина под русскую самобытность, заложено бельканто, а внешнее сходство с традицией частью скопировано с индивидуальной манеры Руслановой – и, как следствие, - вторично и поверхностно, хотя, надо признать – по-своему талантливо. Творчество же самой Руслановой становится намного понятнее, если прослушать мировую музыку того времени, популярную в России по пластинкам. Это - и исполнители аргентинского танго. И Эдит Пиаф. «Степь да степь кругом» записана, когда популярной становится Зыкина. Я думаю, что это не «сдача позиций перед конъюнктурой», а резвости подлинного мастера. Мою же прабабушку, например, конъюнктура вообще не волновала, она просто пела как хотела то, что ей нравилось.

И если во времена Руслановой все певицы еще разные и у каждой есть некое разноуровневое сходство с традицией, то весь последующий период все выпускницы «Гнесинки», как клоны, похожи манерой, голосом, проблемами и ошибками, и даже лицом и слащавой улыбкой. Сразу вспоминается шутка «Край России где-то за пределами МКАД». Это говорит об изначальном поверхностном понимании традиции всеми, кто был задействован на этой «фабрике звезд» «русской народной» эстрады. Если бы были разработаны некие базовые ценности или оформлены в пособиях и завещаны самой Руслановой, то все «звезды» были бы разные - со своей индивидуальной «изюминкой», по-своему раскрывающей традицию. Широта диапазона определила бы качество, разнообразие и высоту несостоявшегося современного уровня. И разрыв «городского» и деревенского пения не так бы ощущался. Во всем этом есть что-то лукавое: они уже давно назвали эту музыку не «городской народной», а просто «народной», как будто бы заранее знали: деревня вымрет, и сравнивать их высокохудожественную халтуру будет не с чем. А простонародная музыка-то - совсем другая.

Зачем же им ревниво следить за усилением максимального конформизма образов в среде «народной» эстрады? Отвечу вопросом. А зачем Остапу Бендеру надо было кричать Шуре Балаганову: «Не узнаешь брата Колю?»

И всё-таки, хотелось бы поставить вопрос более радикально. Является ли творчество Руслановой и его серьезные расхождения с известными нам образцами подлинной музыки, пускай даже путем наращивания уровня, 100% народным эталоном какого-то стиля направления части подлинной традиционной хоровой культуры?

- В части базовой техники звукоизвлечения (а это главная тема моей книги), безусловно, да.

- В части манеры: есть два составляющих манеры - личное и коллективное. Личное, о нем я уже писал выше, здесь не обсуждается, а общественная манера у Руслановой присутствует в уже слегка ограниченном варианте.

Заявляя это, я исхожу из следующего. Пресловутое различие городского и деревенского стилей к моменту начала творчества Руслановой не только для современного человека, но и для знакомых с традицией не понаслышке современников, тогда еще никак не обозначилось.

1. Ранний этап капитализма в России говорит о том, что все эти рабочие еще вчера пасли коров и пахали землю. В те годы еще происходила постоянная ротация песен и людей между городом и деревней. И народного городского стиля, отдельного от «обобщенного деревенского» по всем регионам, вероятно, не существовало. Если мы о городском романсе – то это был сформировавшийся уже тогда совсем другой стиль. Он сразу базировался на разночинстве, любви к цыганам и основах бельканто, других нотах и адаптированных текстах.

2. Костюм Руслановой говорит о ее апелляции к именно народному стилю без добавки «городской» – в городах (и даже во многих селах) давно уже не носили сарафанов и платков, а «одевалися» по моде. Носили казакины, жакеты и френчи с юбкой, меха, наконец, - так же одевался народ (женщины) даже в Севилье (Испания), когда до них дошла французская мода (это позднее испанки вернутся к фальдам с воланами). По французской моде одевались даже у нас в Иркутске (В. Сибирь) и окрестных селах – т. н. казачья парочка. «Хвати ума» у Руслановой так одеться – ее бы расстреляли на месте, даже без обвинения в белогвардейщине. Позднее парочки вернутся в качестве любимого костюма танцевальных ансамблей от Сибири до Урала, некомпетентная в народных костюмах партия промолчит.

Обладая абсолютным слухом и превосходной музыкальной памятью, Русланова всю жизнь собирала русские песни, поражаясь их мелодике и поэтике народного творчества. Русланова знала такое множество разнообразных песен - и северных, и среднерусских, и сибирских, и казачьих, что могла бы удивить даже самых опытных фольклористов. Соперничать с ней в этом вряд ли бы удалось и кому-либо из исполнителей.

Все это говорит о следующем: Русланова осиротев, побродяжничав, попев в храме, поучившись у народа, бросив «консу», вырвалась тогда вперед от народа и затем всей своей жизнью она пропагандировала, учила нас всех помнить и любить народную музыку. Это то же самое, чем я сейчас занимаюсь. Она была художником свободным в своем творчестве, уверена в себе и недосягаема для конкурентов. Слава ей за все хорошее. Вот только не надо её оправдывать, причисляя ее творчество к городской якобы песне, что, мол, поэтому вот она так и поёт. Вся ответственность за взятые «на свою душу» трансформации и искажения всей русской традиции ляжет на ее последователей и подражателей. Вся русская сила в крестьянстве, и городу, даже в те времена, было далеко до деревни. Деревня брала руслановские песни с пластинок и переделывала, подправляя в с соответствии с мелодическими предпочтениями своего района. Русланову народ упрощал, чистил, менял текст и неизменно неосознанно дополнял гораздо большей подлинностью народного характера. Иногда комично передразнивал (семейские. Урлук Читинской области, «Выйду, выйду я на речку») её, пусть правильное (на основе подлинной базовой техники), но чрезмерное, эстрадное и сценическое подкрашивание звука руслановского голоса искусственным усочнением голоса, который у Лидии был и без того весьма сочный. Возможно, что Русланова всю творческую жизнь подражает себе молодой (читать: маленькой и подающей надежды). При этом у народа хорошо слышна базовая основа. А у Руслановой непонятно: как и на чём поет великий мастер, ясно только, что блестяще владеет резонированием. Из этой особенности вырастают все ошибки у её не учившихся у народа подражательниц.(см. Телега о пакетике с чаем.) Благодаря Руслановой в деревне увеличилась доля редкого для деревни сольного пения и пения под гармонь. Жестко простроенная мелодическая линия песен, не допускающая игры, поскольку игра в ней уже жестко зафиксирована в мелодии, привела к тому, в деревне появился новый жанр, а мне ни разу не попадались переложенные в полифонию руслановские песни. Закончу цитатой:

Пели много и в Лидиной семье. Родной брат отца Лиды, дядя Яша, был деревенской знаменитостью. «Самородок очень высокой пробы», как впоследствии называла его Лидия Андреевна Русланова, Яша пел на деревенских праздниках, посиделках и свадьбах.

Дядя Яша знал несметное количество народных песен, но чаще импровизировал сам. Это больше всего ценилось слушателями. А цепкая память маленькой Руслановой схватывала и навсегда удерживала все услышанное и увиденное. От своего родственника будущая певица унаследовала не только неисчерпаемый репертуар, не только непревзойденное искусство импровизации, но и трепетную, преданную любовь к русской песне.

В те времена освободившийся от обязательств перед традицией родной деревни народ начинал понемногу творить. Еще цитата:

Когда он пел, Лида подходила как можно ближе. И, желая понять, откуда возникают эти чудесные звуки, заставляющие других то плакать, то плясать, старалась заглянуть Яше в рот. «У тебя там дудочка?» - допытывалась девочка. «Не дудочка, - объяснял Яша, - а душа». «А что такое душа - большая дудка?» - спрашивала Лида. Впоследствии Лидия Андреевна писала: «В деревне пели от души, свято веря в особую, надземную жизнь и заплачек, и песен радости».

У Лиды Лейкиной был лучший в народе голос, но народ поет не голосом, а душой. Это мы и разучились ценить. Голос у каждого свой, а народный дух един. Образ народной артистки Руслановой достойно парит над ним, но не в центре, а где-то немного сбоку. Как стрелка указывая на весьма раскрученную, но совсем непохожую музыку ни на народ, ни на его образы, ни на творчество Руслановой.

Мордасова Мария

«Последняя в ХХ веке», или «Великая воронежская трансформация»

Где-то между Курском и Тамбовом немного севернее Тихого Дона расположена кузница летных кадров России – славный город Воронеж. Но не только асы и космонавты стартовали с этих равнин. Александра Стрельченко тоже начинала свою карьеру профессора консерватории именно здесь. Речь идет о «форпосте и логове» консерваторской школы - знаменитом Воронежском хоре.

Есть такой анекдот: «Когда Бог на земле создавал дисциплину в армии, авиация была в воздухе». Так и воронежский народный хор был неким глотком свободного воздуха, если в нем творила и играла настоящая народная песельница: Мордасова Мария, увы, последняя из известных и раскрученных в 20-м веке - народная артистка СССР.

Когда мои «бабушка с соседкам» или прабабушка возмущались радио и телевидением, толкавшим нам в уши пародии на народную музыку (Не буду перечислять - они всем и так слишком известны.), между разговором они вспоминали: «А эта, как ее - Мордасова, еще ничего». Мне неизвестно, какой ценой заслужила эту высочайшую оценку от народа и свою популярность. Видимо, этой – смотри подчеркнутую фразу в цитате.

В 1943 г. было принято решение о создании Государственного Воронежского русского народного хора, среди первых участников которого была и Мария Мордасова. Тридцать лет она возглавляла частушечную группу хора. В 1981 г. М. Н. Мордасовой было присвоено звание народной артистки СССР, в 1987 г. – звание Героя Социалистического Труда, в 1994 г. – звание почетного гражданина г. Воронежа. Ежегодно 1 февраля в Воронеже проходит фестиваль русской народной песни и частушки, посвященный Марии Мордасовой…

Все же ясно, что этим хором кто-то руководил, кто-то махал мечом и срубал торчащие из хора выдающиеся голоса. Задорный полетный голос Мордасовой явно не вязался с общей тематикой и художественной политикой хора, и ей нашли место в частушечной группе. В народе частушка от остальной песни обычно не отделялась. Но это же не народ, а «народный» хор. За мужество не изменять традиционной манере Мордасовой нужно было бы дать особую награду. А что было бы, если она возглавила бы весь хор. Возможно, его записи встали бы по соседству с Белокрысом в моей коллекции, а не канули в Лету.

Диаграмма 1. Оценка воздействия продуктов творческих личностей известнейших деятелей культуры

Субъективная авторская приблизительная диаграмма:

Исполнитель сходство – 5 баллов (мах), доля русской базовой техники – в %

_________________________

Ф. Шаляпин 4.5* 90%

Л. Русланова 4.8 85%

_________________________

Козловский 4.0* 80%

Лемешев 4.0* 75%

_________________________

М. Мордасова 5 65%

Л. В. Зыкина 4 45-50%

_________________________

Бабкина Н. 3.5 40%

Кадышева Н. 2.5 20-30%

_________________________

Комментарий к диаграмме:

Под «сходством» имеется в виду: «сходство манеры с русской деревней». Следует обратить внимание, что в нашей диаграмме мужчины в основном творчестве не принадлежат к т.н. «народному пению», введенному в обиход Руслановой*. Поскольку известных мужчин в этой области почему-то нет в истории русской музыки. Если не считать Покровского или Сопилкина. (Даст Бог, Асанов или мой друг Серега получат- таки достойный уровень популярности). И их показатели были бы достаточно высоки, поэтому не критичны для данной диаграммы. Показатели сходства у мужчин почему-то, как правило, выше. Также и пародистов-мужчин всегда в 10 раз больше. Для того чтобы стало совсем понятно, что я имею в виду под «базовой технической основой русского подлинного вокала», я приведу несколько произвольных личностей из других областей искусства и даже стран.

Исполнитель сходство – 5 баллов (мах), доля русской базовой техники – в %

_________________________

Золотухин 4.7* 90%

Антонов - 90

С. Ротару - 100%

В. Гнатюк - 100%

А. Герман - 70%

Барыкин А. - 80%

клоны «Ласкового Мая» 4 (за сиротину) 80%

Киркоров Ф. - 90%

Рыбак (в припеве) - 95%

В. Бутусов - 96%

А. Кутиков (МВ) - 94%

_________________________

Все те мастера, у которых в данном приложении в графе «сходство» стоит прочерк, спели меньше чем 1-2 песни с народной тематикой и поэтому не оцениваются как исполнители русской народной песни.

Таким образом, видно, что правильная техническая основа, равно как и манера, встречаются у певцов, абсолютно не претендующих на «классику жанра» т.е. русское пение, а у тех, кто «назвался груздем», порой и «близко не стоит». Любые популярные исполнители в России, которые хорошо покупаются, как правило, имеют приличный показатель по базовой технике. Но про народную музыку мое мнение: если ты используешь бренды «народная музыка» и «народное пение», обязан соответствовать. У нас в стране ещё и не такое случается.

Пример. Ирина Аллегрова в одной своей популярной песне «Угнала…» весь припев и строфу поет в своей обычной сипловатой эстрадно-шансонной технике: «Я ждала тебя, так ждала…» Лишь последний слог припева исполняет в правильной русской базовой технике: «…криминальнаваааааооо!!!» и через раз «…хрустальноюююююууу!». Обратите внимание - там это просто очень хорошо слышно. И тяжелый рок тут ни при чем. Аллегрова - не Блэкмор. Вот она, русская капля. Вот она брюква в салатике из апельсинов с Брайтона…

А почему Ротару, спросите вы? София, исполнив известную патриотическую песню, пробила себе путь на эстраду. В те годы иначе было нельзя. И надолго воцарилась там. Почему? Румынская красавица, прохожая на казачку, с легким акцентом и мощным голосом. Акцент позволил сыграть на любви ко всему иностранному в период Железного Занавеса. Но потом акцент пропал. А София ушла, вернулась, осталась и по сей день. Из молдаванок еще была, например, Чепрага. Интерес к ней был заслуженным. Девушка была не менее красивая. Но мода на все советское прошла с распадом империи. Где сейчас Надежда? А Ротару здесь. Она восполняет россиянам, утратившим традиционное пение, потребность слышать мощный естественный женский славянский голос, столь распространенный в русской традиции. И при этом гламурная мода и репертуар не так важны.

Мы часто грешим «наездами на попсу». А ведь рынок - это зеркало души народа с поправкой на процент русских в электорате.

И чтобы внести полную ясность, приведу список наиболее известных в стране ГФА

Ансамбль / хор сходство – 5 баллов (мах), доля русской базовой техники – в %

_________________________

Домашний асановский хор 4.9 99%

_________________________

Самый лучший показатель продиктован тем, что я спутал их с аутентиками, на пятый раз я сам догадался, что это не аутентики. Что и подтвердила Лена Карпухина. Спасибо за эксперимент.

_________________________

Аутентичные фрагменты

из «Ивана Купала» 5.0 100%

«Народный праздник»

из проекта «Ивана Купала» 4.5 70%

_________________________

Возможно, сегодня этот ансамбль поет значительно лучше, но тогда не было даже асановской концепции «управляемого крика», поэтому базовая техника хромает, отражаясь на сходстве.

_________________________

Покровский сам лично 4.2 89%

Девушки Покровского 3.5 50%

_________________________

«Казачий круг», кассета РФС

Сборник 4.6 80% (относительно Дона)

_________________________

«Сирин», Москва

Мужчины 4.7 80%

Женщины 4.0 70%

_________________________

Хор «Русичи» 4.0 85%

Все эти старые записи современных ансамблей можно отнести к пройденному этапу развития фольклорного движения. Работа с базовой техникой велась интуитивно, неосмысленно. Поэтому их с аутентиками ну никак не спутаешь.

Итак, Шаляпин - это круто, глубоко, но по-академически скучновато, разве только не для Рубашкина. Русланова-Лейкина, «русский соловей» - бодро, зажигательно, феерично, – ведет в слащаво рафинированный, оскопленный тупик гнесинской консерватории, размножающийся клонированием. Куда податься? А в попсу… А пойдемте все в «музыку поп», туда нам и дорога. Да, забыл, есть рэп. До него нам, правда пока, ещё идти и идти, но большой красивый «нигер», правда, сзади уже виден, лицом он к нам не повернется. Мы ему не интересны. Серега и Тимати! Вы сколько дисков продали за рубежом? Децл - продали? Кому совсем скучно, есть еще японские эмо-готы…

Планомерное разбазаривание и «приватизация» русской песенной традиции

Огромное количество имен российской эстрады или попсы так или иначе используют многое, о чем я здесь упоминаю. Куда ни ткни, попадешь пальцем в вокалиста, который либо:

1. – Что-то взял из приемов вокала своей семьи, окружения, какую-нибудь фишечку и построил на этом свою музыкальную карьеру (типа Шура);

2. – Стартовал с народной тематики, продемонстрировал вокальное родство и «забил на традиции», продолжая эксплуатировать время от времени её редкие приемы, мешая их с плохо перенятыми западными; (не будем говорить, кто она - бабушка хорошая)

3. – «Дразнит» публику, эксплуатируя народно-патриотическую тему, сильно искажая и трансформируя ее. Изменяет и без того в ограниченном количестве использованные особенности. (их легион)

Вокалистов, кто не делал ничего из трех вышеупомянутых вещей и добился большой популярности, можно пересчитать по пальцам(здесь до 90-х годов). Тех же, кто использовал родные приемы братских соседних советских народов по причине генетического происхождения оттуда - о них мы упоминать не будем.

После Шаляпина, Лемешева и Виноградова уже никто не подчеркивает народных корней своего творчества - все устремлены в современность и на Запад. Никто ни в одном интервью не раскрыл ни одной особенности и ее принадлежности, не подчеркнул преемственности. Возможно, не со зла, а по собственному неразумению. Ну а те, кто кормится от народной тематики, творят, просто что хотят - им верят, а они формируют у неискушенных слушателей искаженные образы.

А ведь потребность ощущать себя русскими огромна. Кто из представителей прокопченного смолистым дымом сообщества авторской самодеятельной песни, в простонародье именуемого бардами, не знает десяток авторских и псевдорусских песен типа «Ой да, то не вечер, то не вечер».

О чем тогда эта глава и вообще вся книга, спросит читатель. Все вокруг плохо, всех облаяли, не сообщив ничего интересного… Нет, мои хорошие, сейчас будет, увы, очень короткий списочек эталонных артистов, кому удалось нарисовать очень похожий, к тому же яркий и популярный портрет из граней души русского человека. Здесь будет не только вокал (мне тоже очень хочется, чтобы список был побольше) - ну уж что есть, будут даже карикатуры, но если других рисунков нет – сойдут талантливые карикатуры. Критерии отбора: натуральность, глубина, органичность, насыщенность, многогранность - и как следствие всего этого выдающееся и сбалансированное по особенностям внешнее сходство.

Личность / проект номинация

Евдокимов - блестящая устная речь

Золотухин - художественный актерский вокал

Мамонов - актерский образ, современное использование русского вокала в панк-роке.

Шевчук ДДТ - пример качественного современного вокала - сочетание базовой техники и красиво окрашенного голоса.

Чиж и Ко - отличная, ранее никем не использованная, рок-интерпретация наиболее близких к подлинным вариантов распева.

Мордасова - правильные и очень похожие частушки в инструментальном сопровождении, последняя наиболее точная передача традиции в массовом тиражировании.

Питерский проект «Ивана Купала»

- наиболее близкое и точное воплощение подлинной народной музыки в поп- культуре. Бесплатные высококачественные «минусовки» для коммерческих выступлений недобросовестных ГФА.

Ну не могу я не упомянуть Владимира Высоцкого, если бы его яркой особенностью был не хрип, а голос, связавший с личностью Высоцкого абсолютно все особенности его вокала, то у фольклорных ансамблей в России сегодня было бы вдвое больше качества и сходства с деревней.

– За композиторское творчество и актерское мастерство голосоведения качественное использование основных особенностей русского вокала и музыки.

Все перечисленные примеры взяты из современной эпохи, времени, когда крестьянство уже было в основном разрушено.

Об использовании в своем творчестве русского фольклора известными деятелями культуры в более ранний и послереволюционный период необходимо сказать отдельно. В этот период еще живы и не утратили уклада и традиции миллионы носителей культуры в русской деревне. У некоторых амбициозных звезд настоящего времени в ту эпоху просто не было бы шансов на самую маленькую популярность, настолько низок их уровень и «далеки они от народа». Кто же подготовил для них почву? Кто начал видоизменять русскую песню и сознание населения России, покупающего эти диски? Сегодня уже кажется, что, под воздействием рекламы, можно кому угодно «впарить» все, что угодно? Но я не возьму даже Сороковую симфонию Моцарта - если уверен, что не собираюсь ее слушать, даже если диски будут раздавать бесплатно. Видимо, все же русская народная тема является настолько востребованной, что работает пословица: «На безрыбье и рак - рыба». Особенно если в «раков» столько вложить. Знают ли они, во что вкладываются? Или им все равно: деньги делают деньги, а не искусство...

Советский строй и русская песня

В советскую эпоху, несмотря на повсеместный обрыв и прекращение развития стиля старинного мастерства, произошло немало интересного и полезного в народном пении.

Положительные стороны

Было официально декларировано, заявлено, что народная песня - это хорошо. Композиторами, владеющими материалом, по мотивам народных песен было написано много песен советской тематики, сложены народные песни на советскую тематику. Песни были раскручены и введены в золотой фонд вокального искусства. На момент закрепления тенденции разрушения традиций было зафиксировано состояние общего характера, которое иногда можно взять за ориентир тем, кто преодолел «точку возврата» (см. телега о космонавте).

Прокофьев написал кантату «Александр Невский», превзойдя в чём-то по углублению в традиционную музыку всю «Могучую кучку».

На подъёме борьбы с «Фашистским зверем» русскими композиторами было написано огромное количество военных песен, весьма подходящих для правильного исполнения в традиции, но на радио и телевидении эти песни исполняются опять же на академический манер.

Отрицательные стороны

1. Были созданы консерваторская манера техники и стиль, очень поверхностно относящийся к подлинному. То же самое произошло и с русской народной хореографией. Дело в том, что:

Русскому народу, как старшему брату всех советских народов, негласно было запрещено петь, танцевать, одеваться "хуже других", урезание "репертуара" с уничтожением протяжной(«пологой» диал. Уральский регион) песни - желание что-то улучшить, а точнее переделать абсолютно всё, привело к утрате уникальных форм и техник, передававшихся в основном изустно.

Чего нельзя сказать о наших братских славянских народах, т.е. Украине и Белоруссии.

Они далеко впереди нас: не только в этнографии, так и в использовании этно-культурных особенностей в эстраде всех времен, вплоть до «Евровидения» и оперно-классической интерпретации народного творчества.

Многоуровневая система художественной самодеятельности была крайне недемократичной. Если в США какой-нибудь убежденный музыкант или группа, «поставив на уши» маленький провинциальный городок, могут стать популярными в национальном масштабе, то в нашей стране они столкнулись бы с мощным административно-идеологическим заслоном.

2. Радио и контроль в средствах массовой информации.

Как-то раз мне необходимо было успеть на частный «уазик», чтобы уехать в город из заброшенного села на Байкале с гордым бурятско-русским названием Бугульдейка, неподалеку от которого, в сказочной по красоте долине, были разбиты остатки войск адмирала Колчака. Разбуженный мобильником-будильником – иначе не назовешь, поскольку сети там еще не было,Разбуженный мобильником Р я добежал до сельсовета. Солнце еще не позолотило сквозь туман верхушек окрестных сопок. В молоке рассвета я разглядел почерневшие от времени деревянные стены местного клуба, стоявшего на напоминающем площадь расширении главной улицы. Здесь случилось то, что заставило меня похолодеть, вздрогнуть-вспомнить всю свою «пионерскую» жизнь. «Союз нерушимый...» - громогласно донеслась из громкоговорителя инструментальная увертюра. Через секунду, конечно же, я вспомнил, что депутаты недавно вернули в 37-ой г. все деревни, где еще установлены громкоговорители. В те годы женщина, вставшая доить, вместе с официальной пропагандой, вместе с замаскированной под народную революционной музыкой, вместе с русскими и немецкими классиками, получала в мозг дозу псевдорусской музыки, или, в лучшем случае, основательницу российской эстрадно-народной музыки Русланову-Лейкину. Возможно, что к вечеру ей уже петь не хотелось, если нечего было выпить. А если деревня была трезвая?! И так – каждый день…

3. Конечно же, коллективизация. Она не действовала напрямую против традиционной культуры, даже пользовалась ею для сплочения колхозов. Но, уничтожив традиционный крестьянский уклад, а затем и само крестьянство, привела к уничтожению традиций крестьянства и прекратило их правильное(читай свободное) развитие.

Современное значение

Особенности русского пения: практически все записи, известные мне, почти всех регионов, являют образец утерянного на сегодняшний день стиля и качества звука, представляют форму, почти не давшую ростков вокального искусства в российской современности. Особенно если сравнивать с мировым опытом. Если кто их и берет, то превращает в эрзац для трех аккордов.

Композиторы всего мира ищут необычные музыкальные формы. Монстры современной мировой музыки типа П. Маккартни посещают концерты Тома Вэйтса – очень самобытного музыканта блюзмена с элементами фолка. А у нас они зарыты под боком и практически не используются. На всю многомиллионную страну, где русского населения больше половины, едва наберется 1000 человек городского населения, которые хотя бы теоретически владеют информацией о материалах аутентичного а капелла. У остальных людей, не открестившихся от традиционного деревенского вокала, несмотря на наличие голосовых данных, древнее мастерство находится в стадии реликтового затухания, которое выплескивается в виде нестройного пьяного оранья песни «Ой мороз, мороз» и «Напилася я пьяна» либо замещено искусственно созданными формами, мало похожими на то, чьим великим именем они называются - русская народная песня.

Телега про «ЕвроВижен», или «Пока писалась книга». Частный персональный авторский аспект

Вы никогда не задумывались, почему на «Евровидении» нашим попсовым "последователям" славянской культуры из России едва удается попасть в двадцатку, а дальневосточный Лагутенко с намеком на скабрезную "роллинговскую" версию казачье-солдатской техники вокала уверенно вошел в десятку. Все самые высокие вторые места заняли «свой татарин» и «свой» осетин со своей природной генетической музыкальностью и не столь разрушенными традициями.

Европа ждет от нас русского - неужели это непонятно! Европейцы прагматичны и не любят подгорелого и плохо прожаренного. Это доказывают уверенные и частые победы Украины даже порой с весьма сомнительным материалом.

Исключением стали лишь "Татушки" (третье место - в последний момент их вытеснили опять же полуфольклорные бельгийцы) - что ж, я бы не сказал, что в их исполнительстве нет мощной капли как-то туда проникшей по генам подлинно русской техники вокала плюс харизма - голоса мощные, исполнение уверенное, несмотря на материал. К тому же они молоды. Прослушивая свою фольклорную коллекцию, я не раз сознательно отмечал, что сегодня именно старики и дети органичнее всего передают суть традиции. Все это похоже на блокадный Ленинград, где вместо ушедших на фронт танки помогали делать именно они. Господа! Наша с вами культура в блокаде! Прорвемся!?

P.S. Когда набиралась «телега про «Евровидение» (см. предыдущие абзацы), готовилась к выступлению группа «Серебро».

Можно было сыграть на тотализаторе: я был точно уверен, что это будет не первое и не второе место, нижняя граница могла превзойти Лагутенко максимум на одну позицию при условии очень сильных соперников, но их не оказалось.

Одна только мысль вслед: учитывая неопытность «Серебра», роль «русской капли» в татушкинском триумфе, пожалуй, больше, чем я ожидал. А кто у нас на втором? «Ба, та цэ ж наш гарный художественный трансвестит! Верка!»

Мир давно повернулся лицом к традиции, многочисленные фестивали, ролевые формы изучения фольклора. Билан сделал шаг в сторону интернационального академизма в виде балерины и был вытеснен более яркими и образными формами норвежских рокеров-ролевиков.

Вообще «Евровидение» у нас в кармане – вот только спеть некому...

P.P.S. Эта фраза, написанная год назад, оказалась пророческой… браво, Дима… ты сделал это… В одном из интервью ты сказал, что счастлив за Россию и что это наше российское достижение. Мне даже впервые понравилось, правда, правда… Только русским (специфически российским) во всем этом шоу оказался только лед под Плющенко и, надеюсь, страна, за которую ты выступал. Ты проделал огромную работу: твое пение стало совершенным или совершенно другим. Мне бы понравилось, даже если бы ты не победил, но ты победил европейцев их же оружием. Можно назвать 10 представителей евро-американского попа, от которых ты мог оттолкнуться в своем пении, но там нет, увы, ни одной хотя бы украинской фамилии. Мы долго бежали за Западом, видя перед собой, мягко говоря, изнанку западной поп-культуры. А ты Дима вырвался вперед на секунду (или на полгода) и «Евровидение» зафиксировало этот счастливый момент. Ты показал им… А мы все всё еще там же и видим перед собой всё ту же картину вместо того, чтобы давно повернуться к себе.

К братским культурам повернулись еще в СССР. Любой «тунгус и ныне «буддийский» калмык» мог выйти на сцену Кремлевского дворца. В том же самом халате, с тем же самым инструментом сыграть, станцевать и спеть то же самое, что он и его отец, и дед пели у костра на прошлой неделе. Гортанно так и в один голос. И затем счастливо укатить домой к своим женщинам с вопросом «…ну что, видели меня в телевизоре?»… Наверняка и это всё искажалось. Но, наверняка, делалось это как-то минимально и с художественным вкусом…

И к финалу того же самого концерта, на эту же самую сцену, вывернув по-балетному все ноги, выскакивала длинноногая многоножка русского народного академического(!!!) хора с хореографическим ансамблем Забво ПВО от НЛО в фантастических коротких цветастых рубашках, «хрен знат» какой губернии фантастических кокошниках и мини-сарафанах от Кардэна 20-летней давности, под музыку известного композитора в сопровождении симфонического оркестра, соло с выдуманной 60 лет назад (чуть не сказал чебурашкой)балалайкой…

P. P. P. S.

Когда же, наконец, я допишу тебя, о книга. Надеюсь, успею до того, что произойдет вскоре в Москве. А произойдет то, к чему у меня просто нет ну никаких комментариев… Ну вот теперь абзац полный…

Р. P. P. P. S.

А голос-то у Приходько вполне русский по базовой технике… Хай буде украинка, если она наконец споет по-русски.

Р. P. P. P. P. S.

Рыбак (только в припеве) практически - тема моей книги.

В свете всего этого необходимо замолвить слово о недопустимости того, что мы допустили. Стыдливо закопав на заднем дворе возле туалета и горы выпитых бутылок свою подлинную суть-мать. Мы подвели под конец всю нашу хваленую, сперва, союзность, затем и федеративность. Какой народ, уважающий свою традиционную культуру, захочет после этого есть с нами из общего котла. С нами - не уважающими себя, свои гены, свою старую пьяную мать, самобытную культуру своих предков… Да какими мы бы ни были культурно-либеральными, он не убоится ни бандитского шансона и никаких сталинских гимнов и рано или поздно придет к сепаратизму, хотя бы в культурном плане. Он чисто по Фрейду уже видит: в какие калинки-малинки, матрешки и балалайки в ближайшем будущем может превратиться и его традиция - то, что его отличает от других народов. А говорит он уже почти только по-русски, но нам этого даже не намекнет - себе дороже. А может, он терпеливо ждет, что мы вот-вот развалимся с такими симптомами… Выдуманное во времена самодержавия для народов севера словцо «самоед» обернулось нам через столетия в советский период реальным если не автогеноцидом, то, точно, культурным автоцидом. Мы не захотели родства с музыкой, которая в силу изменённого городом и радио восприятия теперь всем поголовно кажется пьяной, не дав ему развиться в подобие русского джаза с огромным потенциалом влияния на мировую культуру, получили реальное пьяное молчание или мычание спивающейся или бегущей в город деревни.

Эраст Сухановский

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 525 участников
Присоединиться к группе