Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Часть первая. «Логика проблемы»

вкл. . Опубликовано в Зов(ы) Родины или Игра летающих... Просмотров: 2693

Об авторе

Я, Эраст Ахметгалеев, родился в Иркутске. Мои предки по русской (материнской) линии генеалогического древа происходят из Верхоленского района Иркутской области. Поселков Верхоленск, Качуг, Манзурка Иркутской области. Как и когда произошло заселение этих мест - мне точно не известно и может стать предметом иных исследований, но ясно одно, что весь поток многовековой российской экспансии на северо-восток вплоть до Аляски однозначно проходил через эти места. От Иркутска на Восток были только две дороги: на Шелковый путь и Амур по берегу Байкала, Иркуту; и эта - по Лене на север в обход Байкала. Все иные пути практически непроходимы до сих пор.

Моя прабабушка Евдокия Макаровна Суханова (по мужу) была профессиональной (если бы тогда так говорили) певицей (песельницей - уральский диалект). Кроме выполнения обычного крестьянского труда она работала на обрядовых и увеселительных собраниях народа: похоронах, свадьбах и прочих светских и реглигиозно-бытовых обрядах. За пение брала мукой, зерном, но чаще, видимо, пела бесплатно или за обед. Это происходило в основном до революции и до колхозной эпохи. Естественно,

в это время она была молодой и красивой женщиной, несмотря на то, что родила 12 детей. И, несмотря на молодость, она обладала прекрасной памятью, мощным голосом, который сохранился до глубокой старости (102 г.), великолепным слухом, как и положено носителю традиционной культуры, знала огромное количество народных песен. Возможно даже, она была местной Руслановой – известен факт, что богатейший иркутский купец Второв как-то дарил ей обрез на платье.

Она пела также всю популярную музыку того времени: песни трех войн, революционные, советские, весь доступный репертуар Шаляпина, Руслановой, Козловского, Лемешева, Виноградова и др. вплоть до Мордасовой, на которой, впрочем, и закачивается использование подлинно русских базовых техник. Говорят, что нашу традицию убили при помощи радио. Песенная традиция бабы Дуни при этом не пострадала. Она спела все, что слышала когда-либо, ни на секунду не изменив традиционной манере родных деревень.

Такое возможно лишь при наличии универсального ядра - совершенной крепкой музыкальной базовой техники, при помощи которой можно спеть все или почти все. Эта замечательная особенность русского массового вокала в дальнейшем послужит могильщиком самой себе. Не этим ли даром воспользовались крепостники - "ценители русского вокала", - заставив петь итальянскую музыку своих крестьян. Не удивительно ли: что в одном большом подмосковном имении (допустим, 5000 душ) можно было отобрать вокалистов на небольшую оперу. Взял готовеньких - остается разучить, устранить манеру и пожалуйте на премьеру... а будут «артачиться» - пороть и не кормить. Или наоборот: обращаться по-человечески, когда все «кругом порют».

Я "застал" прабабушку и помнил ее голос всегда, но осознание уникальности ее мастерства пришло с годами. И не потому, что все родные только об этом и говорили. Даже не потому, что мать, филолог по высшему образованию, все время жалела о том, как упустила возможность сделать записи бабушкиного вокала (этим материалам сегодня не было бы цены, ее бабушка знала все обрядовые формы). Просто после формирования какой-никакой структуры личности я ощутил в душе жестокий вакуум, не позволяющий чувствовать себя полноценно. Я интересовался многим и увлекаюсь до сих пор, и этот объем так ничем и не заполнился, деформируя мою культурную жизнь...

Мне всегда интересно было узнать какой-то интересный старинный рецепт, метод или технологию. Как-то раз в стройотряде мы плотничали в деревне. Какой-то мастер на МТС научил меня точить плотницкий топор. Топоры долго не тупились и входили в дерево «как в масло» под любым углом. Парням из моей бригады хватало нескольких секунд работы моим топором, чтобы почувствовать разницу. И вот до осени правил топоры только я. Я пытался открыть им секрет. Но знать мало - секретом нужно еще и овладеть. Секрет состоял в том, что во время заточки за несколько этапов менялась структура металла режущей кромки. Так происходит и с любым другим секретом. Эффект черного ящика. Кто знает, тому, понятно, и видеть и слышать не надо. Кто не знает - все перепутает. Любой ученый «ботаник», какими знаниями и инструментами он бы ни был вооружен, почувствует себя беспомощным. А узнав простой деревенский секрет, сможет написать труды, двинуть оборонку или науку далеко вперед. Еще и деревенских научит новому усовершенствованному приёмчику.

Возможно, причиной утраты культуры стало то, что вместо однородного крестьянства мы стали делиться по вертикали и по профессиям: на агрономов, комбайнеров, доярок, музыкальных работников, баянистов, директоров клубов, председателей колхозов.

Я никогда не обладал, в расхожем понимании, ни голосом, ни слухом, но мои музыкальные данные оценивались чуть выше среднего. Почему-то был согласен на скрипку. Но не отдали. А поскольку мои таланты как художника оценивались еще выше, то музыке я так и не обучился. Правда, постепенно усвоил нотную грамоту и примитивные представления о гармонии, блок-флейту и «дворовое бренчание» на гитаре по буквенно-цифровым аккордам. Также обучаясь с детства сценическому народному танцу, я постоянно обитал в мире музыки, но только в ее ритмической стороне, что меня развивало и учило тонко чувствовать специфический музыкальный национальный характер, который далеко не в последнюю очередь определяется иерархией ритмических рисунков, вопреки распространенному мнению об исключительной важности так называемого лада. Обучение же в художественной школе и архитектурном факультете обострило чувство стиля.

Став старше, пройдя в 80-е школу первой советской волны хип-хопа, поувлекавшись философией восточных единоборств, я, как многие в период 90-х, заинтересовался этнической музыкой, словно хотел духовно противостоять вдруг проявившейся после исчезновения красного контроля коричневатой молодежной бритоголовости. Обладая амбициями и имея серьезные намерения, постарался выбрать что-нибудь по плечу и по зубам: то есть посложнее, а значит, поинтереснее.

Испанский танец и его южная разновидность фламенко показались мне достойными внимания - у каждого свои «понты». Когда мое увлечение достигло полупрофессионального уровня, я ознакомился с глубинами старинного искусства, уникальнейшей культурой и с беспрецедентным по размаху процессом по изучению, сохранению и "раскрутке" уникального наследия малой части испанского народа. Тогда благодушие по поводу собственных корней навсегда покинуло меня: "Где все это у нас?!" Все же, что толкалось мне в уши под названием «русская песня», по радио, телевидению и на смотрах художественной самодеятельности, совсем не походило на то, что я слышал в детстве. По сложности и музыкальности не выдерживало никакого сравнения со многими известными вокальными направлениями мировой музыки. Язык один, а формы какие-то иностранные, как будто. «Видимо, живем мы в каком-то уникальном месте с какой-то необычной культурой», - думал я тогда. «Сибирь далеко от центра - вот и изменились мы до неузнаваемости». В один прекрасный день на телеэкране стали показывать мультфильм «Жил-был пёс». Оказалось, что на старой Украине (гораздо более старой, чем Москва) и в новой Сибири на порядок больше сходства в пении, чем у того, что выдают за русскую песню.

С годами я собрал коллекцию музыки разных регионов, совершенно разных форм народной музыки. Мне стало очевидно: что-то неуловимое объединяет всю эту коллекцию музыки из регионов на расстоянии тысяч километров. Что-то, чего нет и близко в том, что нам навязывают.

Жизнь случайно или неслучайно свела меня со многими интересными людьми, не равнодушными к корневой культуре нашей малой родины - Сибирско-Забайкальского региона. В основном это были земляки, но были москвичи. Тогда воспоминания о прабабушке обрели смысл и устойчивый образ, который, как волшебный компас, позволяет ориентироваться в мире русской традиционной культуры. Несомненно, мои старшие товарищи по увлечению талантливее меня, имеют огромный опыт, накопленный в большой и трудной работе. На их счету есть то, о чем я могу только мечтать: например экспедиционная работа. Им повезло лично общаться с гением современного фольклорного движения, самим Дмитрием Покровским, подвигшим их на углубленное изучение собственного региона - Сибири. Их основания для своего увлечения не менее серьезны, а знакомство с предметом состоялось гораздо раньше. Я не раз опирался на их "плечи": опыт, мысли, идеи - также в некоторых вопросах буду опираться и данном случае. Они не раз сбивали мне «спесь» и легкое головокружение от первых успехов, и самое ценное: меня не раз окрыляли их слова одобрения.

Но было и что-то иное… С самого первого дня, когда я попытался сделать что-то, я чувствовал "свою лямку", свой личный долг перед образом тех людей и деревень своего корневого региона. Долг – помнить. Долг перед прабабушкой, перед пока еще основным «великим(?) народом» Большой Страны с ее большими проблемами, стремительно теряющей вместе с природными ресурсами смысл своего самобытного культурного существования... 22:15 12.05.2007

Прабабушке посвящается, бабушке, тётям (маминым сестрам), маме, Иркутскому фольклорному клубу и его стабильным участникам. С Любовью и Благодарностью.

Введение

Целями и задачами данного методического пособия, которое предполагается для внутреннего использования в неформальном пока Иркутском фольклорном клубе, членом которого мне посчастливилось себя считать и принимать посильное участие в работе, являются.

Разработка технической стороны изучения и освоения локальной песенной традиции Иркутской области, а также Сибирского и Забайкальского региона в узком базовом техническом отношении. Это должно:

- улучшить основные особенности нашего увлечения:

повысить громкость, яркость, подвижность, живость исполнения, раскрыть миру лучшие стороны нашей локальной песенной традиции как в персональном, так и хоровом звучании;

- повысить внутреннее (техническое, психофизиологическое) и внешнее (художественное) сходство с аутентичными исполнителями. Не через поверхностное копирование, а через понимание сути базовых техник адекватных народной душе музыкальных образов;

- найти ключи к техникам иных регионов, песни которых также вызывают интерес у членов клуба и потенциальных слушателей. Поскольку в Сибири живет огромное количество представителей всей России и братских славянских народов;

- улучшения уровня исполнительского мастерства всех желающих в нашем клубе и регионе;

- ускорить работы по освоению приемов вокализации и разучиванию репертуара;

- помочь в подготовке учеников в домашнем режиме и в самостоятельных занятиях начинающим членам клуба, заложить основы дистанционного обучения, применяемого, например, лингвистами.

- снять жаркие, порой неконструктивные споры вокруг предметов, затронутых в данном пособии;

- очертить проблемы для дальнейшего решения, пути для развития процесса нашего увлечения и обретения смысла культурной жизни.

Пособие должно лечь своими полезными и рациональными наработками в основу более совершенного методического пособия или влиться в другое, более совершенное, если оно будет существовать на момент публикации и его автор(не будем его называть, хотя это был...) пожелает так же, как и я, рассекретить наработки и заинтересуется моими.

Данное пособие затрагивает особенности приемов звукоизвлечения и следующие основные проблемы изучения РПИ.

1. Отсутствие контроля над громкостью: как чрезмерно тихий, так и неуправляемо громкий звук, вредный для своих связок и «засекающий» другие голоса (при внешнем сходстве с характером звука).

2. Низкая эргономика пения, нехватка воздуха и сил, неустойчивость тона - не традиционного характера.

3. Пение не своим голосом. Использование наносных приемов из-за невладения техникой и непонимания ее сути. Либо копирование сугубо старческих признаков, не критичных (важных) для обретения традиционного характера звучания.

4. Неумение извлечь характерный звук и ощущать себя в традиции по ходу исполнения своим собственным голосом, без "передразнивания" аутентичных материалов в исполнении мастеров РПИ.

5. Неоправданно огромные затраты музыкальных, слуховых, лингвистических, метрономических, физических усилий для достижения хоть какого-нибудь уровня исполнительства и расшифровки одного образца или источника. Или, часто быстрое, получение результата совсем не того качества.

А также музыкальные (вокализационные) стороны песенного искусства, безусловно (напрямую) зависящие от освоения правильных техник.

1. Метроритм (правильная техника выделения акцентов позволит иметь размеренное дыхание, психическое равновесие, комфорт, ненарушаемое кровообращение - работа сердца).

Что здесь будет: умение сразу держать в голове, а не в пении ровный метрономический темп, затем затактовые вступления и, наконец, особые ритмические формы опять же с уверенным возвратом в канву метронома. Разобраться, какой частью (фазой) вокального фрагмента, звука идет работа с ритмическим характером русской музыки, адекватное традиции сопереживание образам. Ошибки в этой области во всем российском фольклорном движении чрезвычайно распространены. Они мне режут слух так же, как будто бы это были не те ноты.

Чего не будет: узкоспецифические и сложные этнографические и художественно-драматургические особенности метроритма русской музыки в данном пособии не рассматриваются (нужна отдельная книга вместе с танцем). Равно как и обсуждение психического и физического характера нарушения метроритма исполнителями в преклонном возрасте. Следующие типы нарушений: снижения реакции и изменения уровня потенциала жизненных сил, старческие латентные изменения сознания. Кстати, дай Бог городским жителям такого здоровья, чувства ритма, слуха и задора энергии, с каким исполняются все изданные фирмой «Мелодия» образцы аутентичной музыки. Но те аспекты, которые напрямую связаны с базовой техникой звукоизвлечения, а также с передачей русского национального характера в целом, обязательно будут рассмотрены.

2. Повышение музыкальности. Приведение мелодической линии в соответствие как с нашей традицией, так же, по желанию, где это необходимо, с мировой этномузыкой, но во вторую очередь. Облегчение спевки.

Что здесь будет: основные и мастерские приемы использования голосового аппарата, которые при необходимости позволяют не сымитировать, но обрести очень похожий национальный окрас. Они же позволяют спеть любую традиционную гармонию, а не некий мифический лад.

Не будет: ничего о ладе, строе, специфической региональной гармонии. Во всех регионах, а порой и в соседних деревнях - они разные. Этот вопрос требует узкой специализации исследований, и об этом нужно отдельное пособие. Пускай, наконец, этим займутся музыканты с профессиональными качествами и навыками. Сейчас я «собираю камни» и мне некогда их сортировать. Их такое разнообразие! Для темы всего этого пособия это бессмысленное пока занятие. Поиски лада – это типичная рассудочная задача для «заднего ума». Результат такой работы был бы интересен:

  1. для специалистов по морфологии форм народного творчества;
  2. для неких фундаментальных исследований;
  3. для обоснования других еще более фундаментальных законов с практическим эффектом;
  4. для задачи повышения общей музыкальности фольклорного движения в необозримом будущем;
  5. для практической деятельности по восстановлению и популяризации простых форм подлинного народного пения и раскрытию фамильных и клубных наработок;
  6. для суммирования секретов тонкого уникального лада, как и вообще особенностей русской национальной гармонии.

В целом по этому пункту такая работа пока преждевременна.

Телега о гитаристах. Набирал гитаристов в свою танцевальную студию. Пока приходили любители, никто не жаловался - брали материал и начинали «снимать» на слух на своей гитаре – какая была. Стоило появиться парню с дипломом по классу классической гитары, он еще по телефону сказал: нужна специальная гитара (из Испании), изготовленная для этой техники игры, и у него много времени уйдет на освоение этих приемов. Сразу виден основательный подход. Я абсолютно с ним согласен. И вам, читатели, я говорю: извлеките из сундука пыльный инструмент. Натяните струны. Если инструмент «убит» временем… отреставрируйте или тщательно изготовьте «новодел» - не один экземпляр. Отработайте технику игры. Переучитесь если нужно. «Инструмент» сам подскажет вам, что вы раньше делали не так. Начните слушать свой голос. Для этого освободите слух, который «пашет как вол» на непрерывную коррекцию тона в темперированный клавир или фольклорный засушенный образец с пластинки, рождая распространенную иллюзию представления о вокале как о рекурсивном процессе. От этого идет первый слой «вранья» (как в практике, так и в теории). Хватит быть «вечными студентами», вернитесь «в народ», «в люди». Поверьте, так – лучше, потому что - честнее. Хватит на эту тему, когда вас перепутают «с деревней» в записи – вернемся к этому разговору.

И буквально на следующий день после написания этих строк впервые в жизни я услышал музыку, исполненную городским фольклорным ансамблем, которую перепутал с аутентиками. Лишь на третье прослушивание я сам понял, что это было. То был асановский домашний коллектив. Подсунь мне его кто лет пяток назад, я бы даже не сел писать эту книгу, считая задачу решенной. Но моя задача раскрыть секрет, а не сделать новый фольклорный ансамбль. Не сейчас.

3. Превращение безобразной засушенной «русской песни» в «классную», интересную по музыке живую песельную голосовую игру.

Что здесь будет: определение пограничной области между композиционно-гармоническим слоем строения песенных образцов и слоем свободной вокализации текстов источника исполнителем. Между самой стилевой формой и характером, манерой воспроизведения формы. Демонстрация и описание основ нового понятия о старом искусстве: песельная (голосовая) игра. Достижения конструктивной подвижности исполнения за счет правильного мастерского приема. Не копирование, а умение петь своим голосом благодаря осознанию правильных основ.

Не будет: ничего о ладе. Да, конечно, лад был (у гуслей) и других инструментов, но сама идея параноидального поиска секретов лада вокального распева выдает ищущих. Конечно же, они хотят разобраться, что и как строится, они все профессиональные музыканты или с огромным трудом стали таковыми, но не могут понять одного: что искать локальные или универсальные лады – это все равно, что искать «философский камень» вместо изучения физики и химии. Зачем он им? Видимо, хотят быстро разбираться в памятниках и (внимание!) «ИМПРОВИЗИРОВАТЬ В ЛАДУ». Ну не делал так народ! Если вы начнете говорить кальками с английского языка – Ваша речь будет звучать неестественно. Если вы начнёте импровизировать в любых клавирных тональностях – звучать это будет не по-русски. Поэтому поиск любых навороченных систем тональностей покрывающих гармонию русского вокала не имеет смысла. И если эти тональности назвать потом, хоть - ладом, хоть – разладом, хоть – переладом, результат не будет иметь ни связи, ни сходства с русской музыкой. Этому ниже будет посвящена глава. Слишком сложен такой подход для пусть очень талантливых, но простых людей.

Законы гармонии известны со времен Пифагора. Эти законы за два тысячелетия были сто раз пересмотрены, переписаны и доработаны, они перешли в архитектуру, изобразительное искусство, классическую музыку и просочились в народ. Можно изобретать новые конструкции велосипеда, но телегу изобретать не надо. Все, что нужно было, из метода Пифагора наш народ уже усвоил, что не усвоил - сам додумал и дочувствовал. Законы гармонии, будь то композиция фасада или лад строя инструмента, все же идут от ума, а не от духа. А понимания духа быть не может, его надо принять таким, каким он уже устроен. Важнее некие правила и принципы гармонизирующие полную свободу. Но, сани ходят везде, где не опрокидываются, а лошадка пройдет по ровному для копыт – смешно искать для них рельсы, паровозов тогда не было.

Авторский PR-комментарий по данной теме.

В любой игре сначала мы изучаем игровой набор (карты, кости, мяч), затем правила и штрафы за их нарушение – потом все это исчезает и остается ОЩУЩЕНИЕ сути игры, приводящее к победе, это ощущение похоже на «дух игры». Именно дух игры, помноженный на большой опыт, помогает увидеть в хитросплетениях игровых ситуаций мастерские приемы, которым можно потом обучать.

Поговорим о футболе. Тренеры бесконечно ищут. Но не дух игры, а схемы гармонизации игрового хаоса. Когда осознание схем переходит из трудного понимания в ясное ощущение, позволяющее оценивать ситуацию мгновенно и согласованно, возникает потенциальный игровой перевес. Да, Гус Хиддинк «слил» нам Голландию, но реализовать беспрецедентную подготовку помог патриотический дух и желание победить. Конечно же, Госкомспорт любой ценой когда-нибудь заполучит тренера-латино. И, может быть, тогда станет понятно, что их дух футбола, опирающийся на классику английской игры, во много раз важнее для гармонизации русской игры и экономии сил для финала. Возможно, тогда Россия победит латиносов, усвоив в чём-то родственный нашему национальному характеру латинский стиль игры, помноженный на поддержку огромной страны. Страны, национальный дух которой пока замещен рациональными наукообразными абстрактными понятиями типа «игровых ситуаций», «гармонического лада», «увеличения ВВП».

Если же всерьез, то пресловутый сказочный русский дух живет везде, что сделано по правилам и в соответствии с традициями. Но для того, чтобы он перешёл в сани, горшок, игрушку, в знаменитую упряжь из трех лошадей, в песню, наконец, надо, чтобы он был в душе. Когда-то на поддержание духа традиционной культуры не требовалось никаких усилий. Наоборот, движущие силы страны и государства, церкви, революции, победы и, наконец, освоения космоса «немеряно» черпались из национального самоощущения русских. Когда-то этот дух парил над огромной великой страной, сливаясь со святым вечным духом христианства, освещая каждую сибирскую заимку. Сегодня он стар и нуждается в опоре, «трех китах» или «треногом табурете», чтобы занять свое законное и заслуженное место в ряду великих изученных и «раскрученных» славных душ традиционных культур мира.

Конструкция табурета проста - это три кита:

Духовный уровень – вера, верность, чувства, ощущения, любовь к родственникам - носителям традиционной культуры, к своим предкам и память о них, внутренние образы, чувство истины, чувство меры, чувство традиции…

Ментальный уровень – сознание, самосознание, числа, схемы, приемы, правильные методы, традиционные технологии, адекватные художественные образы, правильные книги, правильные мысли…

Материальный уровень – музеи, памятники, жизнь последних носителей, документальные записи, документы, раритеты…

Эти три уровня, три кита сегодня должны быть всегда вместе, и поэтому эвристический исследователь, любитель, самоосознавший себя носитель, мыслящий подлинный носитель, все, кто хочет быть ближе и не желает допускать искажений, деформаций и разрушения чистоты традиций, сегодня будет вынужден постоянно прибегать ко всем трем по очереди или враз одновременно. Вот посидит он и встанет, а там, глядишь - и снова воспарит. Если вы решили научиться традиции – то первый уровень за вами, а два других вам дадут друзья и педагоги.

В целом: если все вышеперечисленные проблемы, по отдельности и блоками, когда-то решались членами клуба, то данное пособие готово вобрать в себя накопленный опыт. При условии, если они не будут противоречить общей идее или ссылаться на чужие и чуждые наработки из других систем вокала и использовать не прочувствованную и не пересмотренную на практике терминологию «исследователей» подходящей к своему неизбежному концу нерезультативной эпохи.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе