Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Генерал Корнилов: Затёртые страницы жизни. - Отрывок из книги

вкл. . Опубликовано в По ту сторону России Просмотров: 3142

VII. «Патриотический» мятеж

 

Однажды Ленин произнес замечательную фразу: «По форме правильно, а по сути – издевательство!». Её с полным основанием можно применить к так называемому Корниловскому «мятежу». Заявленный его вдохновителями-масонами во главе с «душкой» Кедринским, как назвала Керенского Императрица Александра Федоровна, этот мятеж должен был олицетворять идею патриотического возрождения России через наведение жесткого военного порядка и уничтожения всех врагов «победившей демократии». По сути же «мятеж» должен был продолжить июльский 1917 года расстрел в Петрограде и положить начало жесточайшим репрессиям против народов пока ещё Российской Империи, дабы изменить его социальную структуру и нарушить способность к качественному воспроизводству. То есть генерал Л.Корнилов планировался масонами в диктаторы не с целью наведения порядка, а с целью углубления гражданского противостояния внутри страны и доведения ее до гражданской войны.

То, что Л.Корнилов был масоном и убежденным республиканцем и не собирался восстанавливать законную власть в Российской Империи, свидетельствуют разные его современники.

Когда в июне 1917 года ввиду катастрофического развала армии к Л.Корнилову обратились с предложением осуществить переворот и восстановить Монархию, он категорически заявил, что «ни на какую авантюру с Романовыми он не пойдет»[11]

Перед «мятежом» в августе 1917 года Верховный Главнокомандующий сказал своему начальнику штаба генерал-лейтенанту А.С. Лукомскому: «Я не контрреволюционер, я ненавидел старый режим, который тяжело отразился на моих близких (Кого конкретно имел в виду Лавр Георгиевич, осталось невыясненным. Однако можно сделать предположение, что имел он ввиду старого друга семьи и своего воспитателя, сибирского сепаратиста - Г.Н. Потанина. Выделено мной – В.З.) Возврата к старому нет и не может быть…»[12].

Вот мнение члена ЦК кадетской партии и министра путей сообщения Временного правительства П.П. Юренева: «…Я не мог бы сказать, что он был республиканец, но для него был ясен вред, причиненный России последним представителем династии. Он считал, что с династией покончено раз навсегда. Но когда его спрашивали, а что если Учредительное Собрание изберет монарха, - он отвечал: я подчинюсь и уйду»[13].

Есть и более злобные заявления Л.Корнилова: «Клянусь, что Романовы взойдут на Трон через мой труп»[14].

А в показаниях Следственной Комиссии по делу о «Мятеже» записано: «Генерал Корнилов заявлял, что никогда не будет поддерживать ни одной политической комбинации, которая имеет целью восстановление дома Романовых, считая, что эта династия в лице ее последних представителей сыграла роковую роль в жизни страны…»[15].

Подготовка к «мятежу» началась вслед за июльским (4 числа) расстрелом, после которого все враги России начали объединяться, дабы не дать русскому народу ни шанса на спасение. Оба крыла масонства: террористы-большевики и «демократы»-февралисты, немедленно приступили к стягиванию своих сторонников и разработке идеологического прикрытия планируемого «мятежа». Причем роли были распределены следующим образом. Большевики прекращают внутреннюю свару, и немедленно объединяются с Троцкистским «Бундом», тем более, что Ленин бежал из Питера и укрылся в Финляндии. Такое объединение произошло на VI-м съезде РСДРП, работавшем в Петрограде с 26 июля по 3 августа 1917 года.

А на Московском государственном совещании 12-15 августа 1917 года основные характеристики будущего «мятежа» были согласованы, и Л.Корнилов был определен в качестве военного лидера военного переворота. Политическим же лидером обозначили Керенского. Так возник миф о единстве двух деятелей в подготовке и проведении переворота. На самом деле в ловушку обреченного «патриотизма» затягивали политически неориентированного Л.Корнилова. В этой связи заслуживает внимания поведение Донского Войскового атамана А.М.Каледина, который, присутствуя на Московском совещании, дал согласие Л.Корнилову поддержать «мятеж» силами Донских казаков. Но, вернувшись на Дон, понял весь авантюризм намечающегося «мятежа» и на время его проведения скрылся из Новочеркасска в донских станицах. И хотя масоны руками Керенского и пытались доказать причастность А.М.Каледина к «корниловщине» и тем самым расправиться с атаманом, однако ничего у них не вышло. Потом они все-таки Каледина убили в результате хорошо спланированной акции.

Однако в результате каких-то демаршей внутри масонства Корнилов был признан недостаточно надежной фигурой для проведения массового террора в связи с тем, что он не имел никаких действенных структур в российских городах и губерниях, через которые смог бы проводить так нужный масонам массовый террор. А объединившиеся большевики во главе с Л.Троцким такими структурами обладали. Напомним, что вместе с Троцким и после него из Америки еще в мае 1917 года прибыло несколькими пароходами более полутора тысяч специально подготовленной к террору сволочи. Так вот, все они были разосланы по губерниям, где концентрировали вокруг себя местную деклассированную и преступную среду будущих исполнителей массового террора.

Взвесив возможности, по всей вероятности с участием английского посла Бьюкенена, масонские руководители «самозванщины» и приняли решение о передаче власти более надежным большевистским мясникам. Именно поэтому Л.Корнилов был брошен на произвол судьбы. Мавр даже не успел сделать своего дела, как должен был уйти. Но в пропагандистском плане его несостоявшийся «мятеж» и до сегодняшнего дня продолжает быть актуальным в плане дискредитации любого патриотического начинания.

Любопытные исторические сравнения напрашиваются. Если сопоставить два поставленных в России спектакля – «Керенско-Корниловский мятеж» августа 1917 года и «Горбачевско-ГКЧПистский путч» августа 1991 года, то можно обнаружить много удивительных совпадений, кроме месяца, естественно.

Во-первых, в обоих случаях во главе путча стояли люди и так облеченные властью, которые, якобы, хотели наведения какого-то «порядка».

Во-вторых, им «противостояли», а по сути играли в ту же самую игру: «мятежу» августа 1917 года – Л.Троцкий со товарищи, «путчу» августа 1991 года - Б.Ельцын со товарищи. Товарищи, как недавно высказался по телевидению нынешний президент «были одной крови».

В-третьих, в обоих случаях истинные вдохновители остались целыми и на какое-то время оставались у власти: А.Ф.Керенский до конца октября 1917 гола, М.С.Горбачев до декабря 1991 года.

В-четвертых, назначенные исполнители в спектаклях под названием «мятеж» и «путч» были арестованы и какое-то время содержались в тюрьмах. Л.Корнилов с рядом генералов в Быховской тюрьме, из которой был отпущен без суда. ГКЧПисты были препровождены в московскую тюрьму «Матросская тишина», откуда тоже были отпущены без суда.

В-пятых, была принесена обязательная военная жертва: в 1917 году им оказался старый заговорщик и масон генерал Крымов; в 1991 году генералы Ахромеев и Пуго. И в том и в другом случаях нет ясности с тем, сами ли они покончили с собой или были убиты.

В-шестых, по результатам обеих спектаклей выиграла третья сила. В 1917 году верховную и абсолютную власть в России захватили агрессивные русофобствующие инородцы, постепенно ее почти утратившие при Сталине, не сумев достичь главной цели - присвоения национальных богатств и собственности. В 1991 году они вернули себе не только власть, но и в результате ваучеризации захватили практически всю народную собственность бывшего СССР.

И, наконец, в-седьмых, по результатам «мятежа» и «путча» были развернуты разнузданные кампании по дискредитации даже самого понятия «патриотизм». Слово было признано предосудительным. Вспоминается одно телеинтерью с народным артистом СССР Василием Лановым в 1992 году. На вопрос злобного тележурналиста: «А если вас обвинят в патриотизме?», артист только развел руками.

Эти совпадения лежат на поверхности, есть и много других, но о них мы не будем говорить, это тема иных книг. Но в завершение можно сказать, что даже криминалисты констатировали бы: «Да, однако, тенденция».

А теперь посмотрим, как все происходило.

Уже в июле 1917-го года говорили, что «звезда Корнилова» взошла по воле английского посла Бьюкенена. В ходе провального наступления и катастрофы Корнилов стремительно рос в чинах — из генерал-майора, командующего армией, он в две недели стал генерал-лейтенантом, главнокомандующим фронтом, а затем генерал-аншефом и Верховным Главнокомандующим.

В августе Корнилов был чрезвычайно уверен в себе — видимо, ему твёрдо пообещали, что он станет Диктатором.

Сталин в газете «Рабочий путь» иронически называл генерала «сэр Корнилов» и писал об английских разведчиках в ставке Корнилова (видимо, Сталин получал сведения из надёжных источников).

Кроме английской разведки, Корнилова усердно и практически поддерживали два крупнейших масона — бывший военный министр Гучков и действующий военный министр Савинков.

Важно заметить, что в армии генерала Крымова, которую Корнилов двинул на Петроград, не было уроженцев русских губерний — только донские казаки и кавказцы. В бронемашинах сидели английские офицеры[16].

Уже тогда было ясно против кого будет действовать масонский прихвостень – против русского народа. Причем в роли карателей должны были выступить казаки, преимущественно Донские, и безжалостные горцы, всегда готовые резать русское население. Недаром вождем этой антирусской силы был инородец, генерал Л.Корнилов.

Странная это была компания врагов Империи. Все, кто, так или иначе, был задействован в спектакле под названием «Корниловский мятеж» принадлежали к масонству. Оба вдохновителя – премьер А.Ф.Керенский и Верховный Главнокомандующий Л.Г.Корнилов. Исполнители: генералы А.М.Крымов и П. Н. Краснов. Разрушители: В.Н.Львов, А.Ф.Керенский, военный министр Б.В.Савинков командующий Северным фронтом генерал В. Н. Клембовский и его начальник штаба и комендант Псковского гарнизона генерал-майор М. Д. Бонч-Бруевич, брат большевика В.Д. Бонч-Бруевича. Последние тесно сотрудничали с большевиками, а после октябрьского захвата власти занимали у большевиков высокие посты.

Получалось хорошо известное змеиное кольцо, когда змея кусает свой хвост, что является символом вечности и очищения масонства. В данном случае очистились от использованных фигур, прежде всего от Л.Корнилова. Справедливости ради следует сказать, что его не выкинули на помойку истории сразу. Нет, он ещё должен был пригодиться и пригодился, когда у генерала М.В.Алексеева ничего не получалось с формированием остро необходимой врагам народов бывшей Российской империи второй стороны для развязывания гражданской войны. Тогда-то Корнилов, несмотря на свое желание направиться в Сибирь, оказался в Новочеркасске, где, благодаря своей славе «отца-командира» и патриота, быстро создал Добровольческую армию. Но об этом позже.

«Мятеж» фактически начался 25 августа 1917 года. В этот день Верховный Главнокомандующий отдал приказ о переводе из резерва фронта Румынского фронта частей 3-го кавалерийского корпуса и Туземной дивизии и их сосредоточении в районе Луги для последующего движения на Петроград. А накануне 23 августа Л.Корнилов назначил давнего масонского заговорщика генерала А.М.Крымова[17] командовать названными частями, преобразовав их в Отдельную Петроградскую армию, а генерала П. Н. Краснова – командующим 3-м кавалерийским корпусом.

Мятеж генерала Корнилова 26-31 августа 1917 г. до сих пор остается делом весьма темным.

26 августа (в 105-ю годовщину Бородинского сражения) до А.Ф. Керенского (через В.Н. Львова) были доведены требования ген. Л.Г. Корнилова:

1) Объявить г. Петроград на военном положении.

2) Передать всю власть, военную и гражданскую, в руки Верховного главнокомандующего.

3) Отставка всех министров, не исключая и министра-председателя, и передача временного управления министерств товарищам министров, впредь до образования кабинета Верховным главнокомандующим.

Казалось, было учтено все: «Приказ Крымова говорил о том, что делать, когда Петроград будет занят. Какой дивизии занять какие части города, где иметь наиболее сильные караулы. Всё было предусмотрено: и занятие дворцов и банков, и караулы на вокзалах железной дороги, телефонной станции, в Михайловском манеже, и окружение казарм, и обезоружение гарнизона…»[18].

В то же день, 26 августа 1917 года, Л.Корнилов телеграфировал Б. В. Савинкову: «Корпус сосредоточится в окрестностях Петрограда к вечеру 28 августа. Я прошу объявить Петроград на военном положении 29 августа». А 28 августа Л.Корнилов обратился к народу. Впрочем, его обращение так и не дошло до адресата, в силу того, что вся телетайпная сеть связи находилась уже под контролем даже не Временного правительства, а большевиков и их агентуры, пока служащей Керенскому. Так, что документ этот не оказал никого влияния ни на народ, ни на ход «мятежа». Возможно, так и было задумано масонами, чтобы обвинить потом Корнилова в патриотизме и русском национализме, что не было свойственно ему вообще. И тем не менее, этим документом до сих пор размахивают его сторонники, стараясь доказать недоказуемое: Л.Корнилов герой и искренний патриот России. Посмотрим же, что в этом документе, как сказали бы сегодня, является только пиаром, а что можно принять за откровение генерала.

Обращение верховного главнокомандующего генерала Л.Корнилова 28 августа 1917 г.

Я Верховный Главнокомандующий генерал Корнилов перед лицом всего народа объявляю, что долг солдата, самопожертвование гражданина Свободной России и беззаветная любовь к Родине заставили меня в эти грозные минуты бытия Отечества не подчиниться приказанию Временного Правительства и оставить за собою Верховное Командование народными армиями и флотом. Поддержанный в этом решении всеми Главнокомандующими фронтов, я заявляю всему Народу Русскому, что предпочитаю смерть устранению меня от должности Верховного. Истинный сын Народа Русского всегда погибает на своем посту и несет в жертву Родине самое большое, что он имеет - свою жизнь.

В эти поистине ужасающие минуты существования Отечества, когда подступы к обеим столицам почти открыты для победного шествия торжествующего врага Временное Правительство, забывая великий вопрос самого независимого существования страны, кидает в народ призрачный страх контр-революции, которую оно само своим неумением к управлению, своею слабостью в власти, своею нерешительностью в действиях вызывает к скорейшему воплощению. Не мне - кровному сыну своего народа, всю жизнь свою на глазах всех отдавшего на беззаветное служение ему, не стоять на страже великих свобод, великого будущего своего народа. Но ныне будущее это в слабых безвольных руках: надменный враг, посредством подкупа и предательства распоряжающийся у нас в стране, как у себя дома, несет гибель не только свободе, но существованию Народа Русского.

Очнитесь, люди русские, от безумия ослепления и вглядитесь в бездонную пропасть, куда стремительно идет наша Родина. Избегая всяких потрясений, предупреждая какое-либо пролитие русской крови в междоусобной брани и забывая все обиды и все оскорбления, я перед лицом всего народа обращаюсь к Временному Правительству и говорю: «Приезжайте ко мне в Ставку, где свобода Ваша и безопасность обеспечена моим честным словом и совместно со мной выработайте и образуйте такой состав Правительства Народной Обороны, который, обеспечивая победу, вел бы народ русский к великому будущему, достойному могучего свободного народа.

Верховный главнокомандующий Генерал Корнилов[19].

* * *

Комментарий.

1. Генерал Л.Корнилов, ничтоже сумняшись, заявляет всему Народу Русскому, что «предпочитаю смерть устранению меня от должности Верховного».

Ну, что сказать по этому поводу? Всякому здравомыслящему человеку в тот 1917 год должно было быть понятно, что генерал действительно готов положить жизнь, защищая никакой ни «Народ Русский», а всего то свою высокую должность, на которую попал не в силу воинских талантов, а как «выдвиженец» из-за беззаветной ненависти к свергнутой власти. Мы то знаем теперь, что он и не собирался стреляться из-за провала дурацкого «мятежа», и знаем цену не только этим его словам, но и другим, сказанным до момента смерти. А расхождение слова и дела для Имперских офицеров было недопустимо, это кастовые правила. Так что дурачил всех Л.Корнилов в своем обращении, почитая «Народ Русский» за быдло, как это понимали и его масонские друзья-враги.

«Истинный сын Народа Русского всегда погибает на своем посту и несет в жертву Родине самое большое, что он имеет - свою жизнь». Ответ может быть только один, и он неоспорим: Л.Корнилов не был истинным сыном «Народа Русского» по происхождению, а по ментальности, Употребим это неизвестное тогда, но точное англоязычное понятие.

2. «…надменный враг, посредством подкупа и предательства распоряжающийся у нас в стране, как у себя дома, несет гибель не только свободе, но существованию Народа Русского». Почему же столь преданный на словах «Народу Русскому», давно служащий английским интересам, генерал не назовет конкретно того врага, о котором он знает, но молчит. Не потому ли, что это все те же масоны - февралисты и совсем не таящиеся большевики, будущие октябристы. А если уж говорить о врагах «Народа Русского» то надобно назвать врагов народа – «Народа Нерусского», который «посредством подкупа и предательства распоряжающийся у нас в стране». До сих пор распоряжается! Может, если бы Л.Корнилов назвал этот «Народ Нерусский» тогда, не имели бы мы проблем с ним теперь.

3. …обращаюсь к Временному Правительству и говорю: «Приезжайте ко мне в Ставку, где свобода Ваша и безопасность обеспечена моим честным словом…». На каких дураков рассчитывал Л.Корнилов написав эти слова? То, что во Времнной правительстве сидели сволочи и враги России, в этом сомнений нет, но чтобы там находились наивные самоубийцы, это уж извольте. До какой же степени нужно обладать политической слепотой, чтобы делать подобные предложения. Среди членов Временного правительства были весьма образованные в историческом плане лица, которые хорошо знали, что бывает с теми, кто верит подобным призывам и едет в стан к врагу с надеждой откушать сладостей. Примеров в истории России хоть отбавляй – головы таких простофиль летели из-под топора с регулярной последовательностью.

Сам ли Лавр Георгиевич писал это «Обращение» или кто помогал, неизвестно. Может тот самый липовый матрос Федор Исаакович (Эфроим Ицков) Баткин, который уже находился в услужении Керенскому и, возможно, был приставлен к Корнилову. Да так прилип, что стал его лучшим спутником до конца жизни. Ну, а Баткине мы еще поговорим.

* * *

Обращение обращением, но финал спектакля уже был переписан и судьба Л.Корнилова направлена в другое историческое русло.

К тому же подготовлен «мятеж» был из рук вон плохо. Об этом свидетельствуют многие его «участники», приведем лишь три.

Мнение генерала А.И.Деникина: «Нельзя не признать, что выступление, так, как оно было запланировано, оказалось не подготовленным»[20].

Мнение генерала А.С. Лукомского: «…сам генерал Корнилов, за неимением времени, подготовкой операции не руководил, а исполнители, не исключая и командира корпуса, генерала Крымова, отнеслись к делу более чем легкомысленно»[21].

Мнение участника «Керенско-Корниловского» и руководителя другого – Керенско-Красновского «мятежей» генерала П.Н. Краснов: «Замышляется очень деликатная и сильная операция, требующая вдохновения и порыва. Coup d`ètat»[22], – для которого неизбежно нужна некоторая театральность обстановки. Собирали III-й корпус под Могилевым? Выстраивали его в конном строю для Корнилова? Приезжал Корнилов к нему? Звучали победные марши над полем, было сказано какое-либо сильное увлекающее слово, – Боже сохрани – не речь, а именно слово, – была обещана награда? Нет, нет и нет. Ничего этого не было. … Корнилов задумал такое великое дело, а сам остался в Могилеве, во дворце, окруженный туркменами и ударниками, как будто и сам не верящий в успех. Крымов неизвестно где, части не в руках у своих начальников. Легенда о «всаднике на белом коне», въезжающем победителем в город, слишком сильно въелась в народные умы, чтобы ею можно было пренебрегать, совершая сoup d`ètat[23].

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе