Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Ментальная терапия

Другое название сборника памфлетов писателя Родионова Вячеслава Григорьевича - «Мистические превращения казачьих чинов».

Idem Per Idem

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(вместо предисловия)

Фамилии фигурантов памфлетов вымышлены, а события, отраженные в них, близки действительности. Так, что любые узнавания – есть дело личное, каждый волен определять свою принадлежность к кругу героев: становиться в их ряд или не делать этого. Автор за это ответственности не несёт.

Прошло пятнадцать лет с начала возрождения российского казачества, и ситуация не только не изменилась, но стала ещё более удручающей. Простые казаки в хуторах и станицах окончательно перестали понимать своих «вечных шефов» – несменяемых войсковых и окружных атаманов. Те же в свою очередь окончательно перестали нуждаться в простых казаках. Ведь, в самом деле, есть куда более важные дела. Писать никому не нужные приказы, собирать ничего не решающие правления и круги, плодить «настоящих» полковников и генералов, штамповать награды и продавать их. И всё бесконечно обмывать и обмывать…

Клуб кавалеров

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(Pro forma)3

I

Вдовствующая супруга главы российского императорского дома в изгнании, Великая княгиня сидела перед бюро и читала донесение своего представителя в демократической республике Россия. Рядом торчком торчал молчаливый дворецкий с подносом в руках, на котором сиял золотой чайник с золотой же чашечкой для напитка. Среди разной информации дородную аристократку заинтересовало сообщение о продолжающихся процессах возрождения казачества и особенно наиболее яркая его часть.

«Недавно в столице государства Российского образован «Клуб казачьих кавалеров», который объединил в своих рядах высших чинов до маршалов включительно, обильно усыпанных разными орденами и медалями. Причем, полковников принимают только тех, у кого приобретенных наград не меньше двадцати, остальных чинов, включая нижних, просят не беспокоиться. На базе Клуба организованы нештатные сотни под командой маршалов, генералов армии и генералполковников в России и в дружественной Незалежности. В сотни входят генералы, рангом ниже своих непосредственных начальников, и сумевшие просочится туда полковники, которые несут основные тяготы службы: караульную, дневальную и по кухне. Уже поступили заявки от армянского казачьего войска, от мусульманской казачьей сотни и даже из Израиля, где образована вольная казачья станица. В других заинтересованных странах пока только размышляют на заданную тему.

Рулетка

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(экскюзив) 5

I

Над полуденным городом плыл июльский зной, изнурительный и непреодолимый. Обыватели в такой час либо прятались с кондиционерами и вентиляторами на работе и дома, либо наслаждались парными водами Дона на пляжах его левого берега. В такую погоду рачительный хозяин даже собак старался не выгонять на прогулку, а бездомные собаки просто не знали, куда деть себя и свои вывалившиеся из пасти языки. Городские вороны тоже предпочитали отдыхать в тени, а воробьи принимали дармовой душ под струями городских фонтанчиков, окроплявших поникшую траву в скверах и парках города. Лишь машины, не смотря ни на что, мотались по улицам, добавляя оцепеневшему воздуху дополнительного тепла и газов, что превращало его во въедливый смог. Словом, город поджаривался, как в гриле, со всех сторон обдаваемый горячим воздухом и газами.

Казаки в форме сидели за столиком летнего кафе в тени бульвара и боролись с потом, который не удавалось заглушить ни пивом, ни прохладным соком, ни газированной водой. И чем больше они принимали охлаждённых напитков, тем настырнее становился пот, стремившийся в самые сокровенные уголки разомлевших тел. Получалось, что за явным преимуществом борьбу выигрывал омерзительный пот, не оставляя казакам ни малейшего шанса хотя бы на ничью.

Ожидание затягивалось. Прошло уже сорок минут, но атамана тех и этих окрестностей Трататуева не было, что утомляло не меньше пота. Ещё утром казаки договорились о встрече, прибыли к назначенному времени и месту и вынуждены томиться, теряя остатки самоуважения и самообладания. Говорить уже не хотелось, и они сидели клёклые6 , понурив головы. И вовсе не от жары и беспробудного ожидания, а от того, что срывался замысел, которым хотелось поделиться с могущественным атаманом. Замысел был нехитрым, и требовал незначительной суммы для осуществления. Но достать деньги в обедневшей станице было не у кого, и они, прослышав, что атаман богат и знатен, надеялись, что казаков он не забыл окончательно и может оказать помощь и поддержку. Люди сказывали, что есть у атамана особняк трехэтажный в Ростове, машину крутую он имеет, деньгами сорит. Неужто на благое дело не даст?

Затейливые сны атамана

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(аллергический памфлет) 8

I

Донского войскового казачьего атамана Возницына вконец замучили и измотали назойливые, как августовские мухи, и въедливые, как многосерийная мыльная опера, сны. И это во время изматывающей подготовки к Международному Большому кругу казачества, когда голова от напряжения квадратная, глаза, словно водкой залиты, руки кулаков не держат, ноги, будто панарицием изъедены, а мозги и душа своевольничают. Первые пытаются избавиться от извилин, чтобы мысли не чесались о неровности, и расслабиться для отдыха. А вторая, наоборот, как коррозией разъедена, всё шербошит 9, то, опускаясь в подсознание, то, жабой скребясь в груди. А тут ещё от усталости всё могучее атаманское тело разбалансировалось. Скольких ведь идиотов приходится переидиотничать, скольких умников переумничать, скольких хитрованов перехитрованить, скольких пройдох перепройдошить, скольких сторонников посторонить, скольких врагов... Одно спасение глухой сон, но он вроде как наступал, и в тоже время нет. В небесной канцелярии почемуто именно теперь стали забывать отключать трансляцию сновидений. К такому положению генералполковник казачьих войск относился резко отрицательно, но поделать ничего не мог, полномочий не хватало.

Вот и нынешней ночью у Возницына никак не получалось заставить себя проснуться. Он напрягал недюжинную волю и даже, как ему казалось, отважился ущипнуть себя, чего в реальной жизни не позволял делать никому, даже жене. Честь генеральского мундира обязывала.

Он переваливался с боку на бок, стараясь раздавить назойливые видения, словно мерзких клопов, но они оказывались проворнее. Ничего не получалось. Сон жвачкой тянулся и тянулся, принося добротному телу атамана отнюдь не физические переживания, которые он ещё смог бы преодолеть. Причём определённой последовательности событий, как известно, во сне не бывает, однако атаман понимал их мозаику не как кучку яркой смальты, если смотреть в упор, а как цельную картину, ибо видел всё из прекрасного сонного далёка. А тут ещё окончательно выяснилось, что собственная душа не товарищ атаману. Неповиновения проявились, самовольство какое то. Раньше душа солидарна была с ним, теперь достучаться до неё невозможно, в какомто неисследованном кутке атаманского тела обретается. И не знает Возницын, куда стала самовольно отправляться, пока бренное тело беспечно её не контролирует.

На дне

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(тезоименитство) 13

I

Звено реактивных самолётов с ревом пронеслось над площадью и Вознесенским собором столицы донских казаков Новочеркасска, вычертив шлейфом белосинекрасного дыма цифру 1996. Потом лётчики выполнили несколько фигур высшего пилотажа.

– Любо! – крикнул в микрофон только что испечённый президентским указом донской реестровый атаман Хромяков.

– Лю…лю…лю…бо…боо!!! – разнесся над коробками реестрового войска древний возглас восторга и одобрения.

– Бобо! – извратилось эхо.

Это дало повод не вошедшим в реестр острословам издеваться потом над головой верноподданного атамана. Хотя, собствен, чего издеваться, голова как голова, не ей же выколачивать зерно на токах. Есть и покрепче.

В кругу призрачных душ

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(фантасмагория)

Необычайный случай произошел на днях в нашей станице. До сих пор не могу поверить в то, что это было на самом деле. Но ведь было! Однако всё по порядку.

Утром, часов около одиннадцати, иду я по центральной аллее и вижу, что около музея стоит запыленный с подпорченным колесом старинный тарантас. А из него выходит, ну никогда не поверите, сам Павел Иванович Чичиков.

Тут вдруг какая-то неведомая сила резко меня развернула и оказалась я около бессмертного персонажа.

– Милейшая Ксюша! Сударыня, – улыбаясь, обратился ко мне Павел Иванович. – Не могли бы вы посетить со мной одно собрание. Нетнет, не дворянское, этих уже не осталось. А другое, что показалось достойным меня.

– О чём вы говорите? Какое собрание? – в недоумении уставилась я на Чичикова. – И вообще, откуда вы взялись?

– Оттуда, – поднял кверху глаза талантливый угодник. – Вообщето меня господин Гоголь посылал на пушкинский юбилей, где много близких нам душ собиралось. А здесь я оказался случайно, колесо у тарантаса бренчать стало.

Интервью под кружку пива

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(с мистическим казусом)

Жара в городе, наконец, слегка спала. Люди стали дышать носом, а собаки убрали в пасть свои языки. Обвислые ивы встрепенулись, а продавцы напитков в киосках погрустнели. На улицы упали первые пожухлые листья, а в квартирах озверели августовские мухи. Никакого конца света не в предыдущие годы не случилось, а вот олигархическое затмение, знаменующее исторический конец либеральной эпохи в России, становилось очевидным. Словом, было о чем поразмышлять и я, как всегда под вечер, вышла прогуляться. Но, невзначай, спутала привычный маршрут и забрела в пивной бар на Покровской улице.

Пиво оказалось добротным, а кружка, в которую его налили, навевала ностальгические воспоминания о временах, когда из горла бутылки никто не пил. Потягивая пиво, я рассматривала стоящее напротив здание бывшей до революции гостиницы, и моё изысканное воображение рисовало живописные полотна станичного прошлого. Я уже представила себя в роли кавалеристдевицы на манер казачки Прасковье Куркиной в казачьей форме и на вороном неуемном коне, сражавшейся в войсках Суворова, как тут ктото протянул мне алую в капельках прозрачной воды розу. Я обернулась. Розу протягивал знакомый корреспондент и улыбался.

Предыстория следующего памфлета

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

В 2002 году15 из печати вышла первая книга «Станичники» романадилогии Вячеслава Родионова «Казачий присуд», в котором на конкретном материале в авторской трактовке рассказано о событиях, происходивших на Дону и в стране в 1990–1991 годах. В романе действуют герои, имеющие реальных прототипов и таковых не имеющие. То есть, вымышленные. Автор получил много отзывов на роман и в печати и в письмах и в личных разговорах. Как правило, они были доброжелательными и конструктивными. Но были и действия, не поддающиеся здравому пониманию. Пошла переписка между атаманом Донецкого округа В.Л. Демьяненко и чиновниками ВКО Всевеликое Войско Донское по поводу, как написано в письме на имя атамана В.П. Водолацкого и начальника Войскового управления информации, идеологии и казачьих традиций В.В. Воронина того, чтобы «…изъять и не распространять…» роман. В ответе атаману Демьяненко это было обещано! Он, однако, не успокоился и написал ещё письмо…

Читателю – доверительно!

Я, Ксюша Мотылькова, за бутылку водки приобрела у одного из приближённых реестрового атамана Донецкого округа ВКО ВВД ксерокопию официального письма, на котором от руки написано: «Экз. Донецкого округа». Письмо приводится полностью 16.

В шорохе мышином

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(местечковая мистерия)

I

Далеко за полночь за компьютером меня свалил глубокий сон. Сколько времени, положив голову на руки, я провел в забытьи, сказать не берусь, только проснулся от ощущения, что в комнате есть кто-то... Медленно повернув голову, в отсвете уличного фонаря я увидел девушку. Она сидела в кресле, держа спину подчёркнуто прямо, а руки её лежали на коленях. Девушка смотрела в пространство, не мигая. Мне стало жутко от этого видения. Я сильно ущипнул себя за руку.

– Не надо причинять боль, – тихо произнесла гостья, попрежнему не моргая. – Вы мой автор, и нам вместе ещё предстоит пройти дорогу...

– Кто ты?

Я хотел встать, но девушка подняла руку, отчего вдруг поразившая моё тело тяжесть не позволила этого сделать.

– Неужели не узнали?

Я тряхнул головой, остатки сна слетели с меня, как брызги воды с мокрой собаки.

Дуэль

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(аристократический памфлет)

I

В реакции еженедельной газеты «Невянка» я набирала на компьютере информацию об очередном скандале, разгоравшимся в реестровом казачьем обществе.

«Станичного атамана Бича, – писала я, – по распоряжению городского головы выгнали из помещений, занимаемых его правлением за беспробудное пьянство на рабочем месте и спаивание подчиненных. Окружной реестровый атаман Ломов сразу же выкинул пропившегося бывшего интеллигентного человека из сердца вон и реестра долой.

Сложилась вопиющая демократическая ситуация, когда во всю можно было проявить не только злобный пиар, но и расчехлить мундирами скрытые черные души. Впрочем, не у всех были средства для раскрутки злобы, а у некоторых оказались не такие уж и черные души. Даже белые попадались, как в птичьей стае. Но белая ворона она и у людей белая, мало кому понятная, а потому гонимая.

Таким образом, перед Большим реестровым кругом в древней казачьей станице наблюдались не то, чтобы бурные события, впрочем, обычным обывателям безразличные, а просто пошла интенсивная возня за пост станичного атамана, в которой принимали участие фигуранты, составленные в колоду из тридцати девяти учетных реестровых карточек. Как известно, обычная игральная колода состоит их 36 карт, но реестровая, оказалась почему-то на три больше. В ней дополнительно было два джокера и карта без опознавательных знаков…»

Десять непреодолимых понятий

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(эвристический футурум) 18

I

На здании станичного правления развевался потрёпанный многолетними зимними холодами и летним зноем, снегом и дождями, ветрами и безразличием государственный флаг России – «бесик»19. Ещё более потрёпанный неизвестно чем казачий флаг сняли для замены, но почему-то так и не вернули на место.

На плацу, строго по ранжиру, стояли одетые в новенькую парадную казачью форму сто тридцать два портняжных манекена, сгруппированные в одиннадцать отделений, по двенадцать штук в каждом. Отделения, возглавляемые урядниками, в свою очередь, составляли четыре взвода с хорунжими во главе, а ещё был сотенный командный состав. Всё начальство воплоти. Только Господь знал, каких усилий стоило собрать и изготовить такое количество манекенов, но штатное расписание казачьей сотни от 1913 года требовало 153 человека, не больше и не меньше. Три модистки в рабочих фартуках из ателье «Казачёк» на крыльце станичного правления, в напряжении держались за ручки настольных швейных машинок в ожидании незапланированных прорех на сшитых ими же парадных мундирах. Почти так, как Анка-пулемётчица держалась за «Максим» во время психической атаки белогвардейцев-каппелевцев на чапаевские позиции. Поодаль, блестя медными касками и трубами, расположился духовой оркестр местной пожарной команды, готовый исполнить последнюю волю станичного атамана. В заключение его речи на плацу, естественно. А ещё в щели за забором заглядывали любопытные обыватели, к казакам себя не причислявшие, да журналисты подлой местной газетёнки, всё всегда о казаках перевирающие, а посему категорически не приглашённые. Но самую большую дыру в заборе закрывал раскидистым задом телеоператор собственной его атаманской надежды телестудии, призванный запечатлеть всё торжество. Почти над ним на деревьях вперемежку с галками сидели местные мальчишки. Всему этому красота была необыкновенная!

Как поссорились Матвей Иванович с Матвеем Ивановичем

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(история, которой могло бы и не быть)

I

Дождавшись, когда последние благочинные обыватели стольного казачьего града Новочеркасска глубокой ночью затихли в своих и чужих постелях, а молодежь всё, что душа принимает, выпила и, уколовшись, попадала мимо любых постелей, и не дождавшись за многие месяцы хоть какой никакой захудалой кобылы, проскакавшей по улице, старорежимный Донской войсковой казачий атаман Матвей Иванович Платов решил воспользоваться своей рукой.

Днём прошёл обильный снег, и на плечах атамана в свете уличных фонарей сверкали великолепные эполеты, а на голове красовалась пушистая папаха. Природные украшения на старинном мундире нравились легендарному атаману, и не было бы намерения что-либо нарушать, если бы поганцы-голуби за долгие сухие дни осени не разукрасили его лицо бело-зелёными пятнами и подтеками помёта. В царские имперские времена чистолюбивые казаки всегда мыли памятник, и атаман был свежим и опрятным.

Казачий герой тяжело понёс металлическую руку к своему плечу, но от долгого бездействия ничего сразу не получилось. Да и забыл он, что держит в ней шашку, которой можно нанести непроизвольное и обидное увечье, или саму шашку повредить. А уж исправлять никто спешить не будет, сомнений здесь не было, насмотрелся он на современных крутых атаманов и их сподручных, некоторые вообще инородцами были. Матвей Иванович решил сначала вложить шашку в ножны, и только потом повторить попытку. Дело оказалось весьма затруднительным, и атаман, в который раз пожалел, что вместе с ним не восстановили у его ног пушки. Можно было бы присесть и отдохнуть, особенно тяжелыми зимними ночами, или вот шашку положить, а то ножны, скорее всего, сделали без отверстия. «Надо посмотреть, – решил атаман и попытался повернуть голову. После титанических усилий ему, наконец, удалось её наклонить так, что стали видны ножны, но снежная папаха при этом свалилась. Поэтому получилось два разочарования: и шашку некуда было вложить, и украшение испортилось. Матвей Иванович вздохнул. И тут пришла простая, как казачья прошлого века правда, мысль: «Брошу-ка я её, никто теперь шашку не носит, тем более на высь». Остался же Ермак Тимофеевич на Соборной площади без шапки Мономаха в руке, и ничего. Стоит, как стоял, да и заметил ли кто».

Закон есть закон

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(правовой памфлет)

I

Июньская жара не была столь уж жгучей, как это почти всегда случается в июле, но сморила, и станичный атаман, войсковой старшина Коловёртов заснул прямо за рабочим столом. Что уж там снилось или ничего такого, никому ведомо не было. А рассказывать сны атаман не любил, поэтому его считали человеком с крепкой психикой, даже, несмотря на некоторые странности.

Он очень боготворил хористок станичного ансамбля, особенно красавиц Галочку и Светочку, привлекательных в казачьих нарядах, и строго оберегал их от чужого дурного влияния. Свое влияние он справедливо считал только благотворным. Правды ради следует сказать, что без нарядов обе были ещё более привлекательны, и тут станичному атаману приходилось бдить особенно строго. Но разве ж за всем усмотришь!

Однажды ему донесли, что станичный ловелас Крендель, какого-то там темного происхождения, стал подкатывать то к Галочке, то к Светочке. Осерчавший Коловёртов подстерег того в коридоре районного Дома культуры и надел ему на голову предусмотрительно захваченное ведро с помоями, сразу же спрятавшись за колонной. Драки не состоялось ещё и потому, что помои залепили глаза Кренделю, и он, даже сняв ведро, врага не увидел. Хотя с размаху и заехал прямо в глаз некстати проходившему мимо участковому милиционеру. За это и загрязнение помоями дома культуры хулиган был арестован и получил пятнадцать суток по решению местного судьи Шершеля, тоже засматривавшегося на Галочку и Светочку.

Но если атаман умилялся над своими пассиями, то со станичниками был строг и где-то даже справедлив. Но это мнение разделяли далеко не все, а всех то и было в реестровом казачьем обществе около двух десятков. Причем, большая часть носили офицерские звания от подхорунжего до войскового старшины. Рядовыми казаками быть никто не хотел, поэтому ими назначалась только зеленая молодежь, но и её был «мизер».

Думы казаков нетрадиционной ориентациии

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(эпистолярный памфлет)

I

По случаю удачного нетрадиционного межнационального контакта казачий атаман выкатил бочонок водки и, уходя, приказал адъютанту собрать на застолье дюже достойных и особо приближенных. Сам же с начальником штаба и двумя сопровождающими отбыл на день рождения выдающегося, но не традиционного для России, религиозного деятеля. По его личному приглашению.

Адъютант в случаях намечавшегося застолья был чрезвычайно деловит и расторопен. К шести вечера в подвале одного из покосившихся домов позапрошлого столетия, где обычно проводились правления казаков нетрадиционной ориентации, собрались с десяток офицеров и молодой урядник для обслуживания застолья. Все расселись за шатким с оголенной столешницей столом, на которой стоял бочонок, тарелки с квашеной капустой, солеными огурцами и помидорами, нарезанным сыром и колбасой. Селедка с луком издавала щекочущий души запах, а копченая курица, к которой находчивый урядник приладил две отрезанные птичьи головы, символизировала неистребимое стремление казаков к несению государственной службы. Правда, нести пока ничего не удавалось.

Сообщение адъютанта о нетрадиционном межнациональном контакте их атамана на высшем уровне, внесло в души казаков необыкновенную пылкость. Чтобы несколько её остудить адъютант дал команду шандарахнуть по шалабану 22 водки. Быстро выпили, закусили квашеной капустой и, отдышавшись, предложили есаулу Бревнову, в прошлом священнослужителю, а ныне попу-растриге, прочитать вслух необычный для казачьего уха текст 23 .

Очерки былой казачьей жизни

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

I

Сенокос

Крупный широкоплечий казак с вихрастым чубом, поглаживая усы, говорит многочисленной семье, собравшейся ранним утром снедать, что завтра на покос. Слово приносит аромат степного воздуха, освобождает всех от оков домашней жизни, влечет в знакомую, но каждый раз ощущениями новую, обстановку ночи у костра с вкусной снедью и бодрым пробуждением от короткого сна. Начинаются веселая суматоха сборов.

Казаки извлекают косы. Настоящие косари знают маленькие секреты. Чтобы косу легче отбить, её смачивали рассолом и на зиму втыкали в соломенную крышу. Коса там ржавела, а перед сенокосом ржавчину отскребали, отбивали и готовили косу к работе. На пойменную траву отбивали тоньше, лезвие должно было быть шире. Для степной – толще, потому что трава жёзче. До Троицы нельзя было косить сено. Даже если весны были затяжные. После Троицы косили две-три недели. Признак спелости трав – это когда зацветет пырей. Вот тогда надо косить сено.

Казаки на базу осматривают и похлопывают волов по их могучим спинам, выводят затем на траву. Казачки насыпают крупы в мешочки, нарезают сало и складывают только что выпеченный душистый хлеб, наливают в большие жбаны молоко. Еды берут на три дня, чтоб хватило, пока не закончат косьбу. Приготавливают подстилки для сна. Свекровь дает указания остающейся в доме невестке: «Смотри же, обязательно утром и вечером поливай огород. Скотина чтоб сыта…». И без того известные невестке домашние истины.

Наконец, к вечеру выясняется, что всё необходимое приготовлено, его начинают размещать на арбе. Сначала насыпают сена, потом уже на него кладут косы, грабли, вилы, продукты, необходимую посуду, подвязывают к арбе цыбарки. Готово. Хозяин осматривает арбу, все ли на месте, и, убедившись в этом, отправляется вслед за домашними спать.

Долг платежом красен

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(сказка)

I

Зима лежала белая и пушистая. Снег засыпал все вокруг, и лесным обитателям было уютно под его защитой.

Медведь спал в берлоге, ему снилось роскошное лето. Там он ловил жирную рыбешку, лакомился грибами, нежился на ягодных полянах и, отгоняя от себя назойливых пчел, лазил в борти за ароматным янтарным медом, который любил больше всего на свете.

Так все было ясно и так велико было желание, чтобы это было так, что медведь проснулся. Сглотнув слюну, он понюхал пустую лапу в надежде увидеть сон наяву. Затем поднялся во весь свой рост и проломил потолок берлоги.

Высунувшись наружу, медведь обомлел. Кругом было белым-бело. А прямо над его головой качались мохнатые ветки елки с шапками снега, сверкающего в лучах заходящего солнца.

Рев вырвался из медвежьей души, и он рухнул вниз. Лежа на спине и почесывая ушибленное место, медведь жалобно стонал и шевелил в своей тяжелой голове тяжелые мысли о том, какой он теперь несчастный. Ведь сон ушел, есть нечего, а конца зимы видно не было.

Бесхвостая ворона

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия

(сказка)

Однажды с вороной приключилось несчастье.

– Кр-р-рах какой-то... Кр-р-ругом безобр-р-ра-зие... Кар-р-р! Кр-р-руговер-р-рть кошмар-р-рная... Летишь себе, никого не тр-р-рогаешь... Собой только и занята... А тут тр-р-рах – тар-р-рар-р-рах... И нет хвоста. Кар-р-раул, да и только, – рассказывала ворона подружкам на дереве в городском сквере, куда слетались они на ночлег.

А дело было так.

Целую неделю волку не удавалось никого съесть. Зайцы бегали быстрее. На крупных зверей нападать он не рисковал. В хутора ходить боялся. Одним словом – состарился волк. Тут голод и достал его. Под ложечкой непрерывно стало сосать, живот так ввалился, что надави на него – спину почувствуешь. В глазах черные круги стали вращаться. Дальше так жить было невмоготу.

– Все! – сказал себе волк. – Или я кого-нибудь съем, или придется помирать.

Помирать вовсе не хотелось. Ему нравилось быть волком, нравилась старая дубовая роща, в которой он жил, нравилось греться на солнышке и вспоминать своих волчат.

– Вот пойду сейчас на опушку и первого, кого встречу – съем, – решительно подумал волк и поднялся на все четыре лапы.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе