Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Затейливые сны атамана

вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия Просмотров: 2735

Возницын резко перевернулся с боку на бок, разомкнул тяжелые веки и хватанул из стоящего на тумбочке стакана. «И тут вода, – сплюнул он. – Сколько надо внушать, чтобы ставили на всякий случай водку. Нет, воду льют. А вообще, чего они на Мальте ахинею несут. Я с Дудаевым договор подписывал, а его никто не грозился сливать. Орла разве можно, он с высоты на всех может... И на этого Е.Б. сколько угодно. А уж Б.Б. всегда с открытым ртом бегал, надеясь уловить то, что летело с высоты, когда советский ас и ичкерийский орёл парил в суверенной утопии…Стоп! Так может крыша съехать». Атаман вздохнул, посмотрел на окно, сквозь которое светил уличный фонарь, встал, закрыл форточку и задернул занавески. Потом проверил, крепко ли заперта дверь и успокоенный, что теперь его душе сбежать не удастся, лег в кровать. Заснул мгновенно и немедленно увидел и услышал:

– Не скажите, – не согласилась Душа, которая даже не покидала дружественную россиянам Мальту во время самбулического пробуждения Возницына. – Известно, что если смешать чистую воду с грязной, она перестанет быть чистой. Мы этого не хотим. Пусть сначала реестр отфильтруют и потом к нам сливают. А то проблемы могут быть.

– Разве это проблемы? – хмыкнул Е.Б. – Я весь Советский Союз слил, хоть бы кто чихнул. Зато чистые и нечистые из слива вытекли. Вон прибалты чище самой Девы Марии теперь выглядят, а украинцы все салом натёрлись, чтобы российская грязь от тела отстала.

– Потому на вилке, которую они гербом сделали, шмотка сала и нет, – Б.Б. водрузил на лысину ермолку и довольный добавил. – Скоро будет принято решение – отблагодарить украинцев за твёрдость в стремлении навсегда оттереться от империи зла. Мировое сообщество официально их переназовёт в юдкраинцев. Никто тогда не посмеет вспоминать о том, что их бывшее название произошло от слова окраина… Российской империи. Кстати, казаки сало тоже потребляют?

– А как же, – Фигура сглотнула слюни.

– Отсталые вы. Берите пример с соседей, измените его употребление. Натирайтесь.

– С хохлов, что ли? – опередила Фигуру Душа.

– Такой национальности не знаю, – Б.Б. покрутил ермолкой по затылку.

– Сами то вы, Б.Б., как с салом управляетесь? Казак с иудеем внутри себя как этот вопрос разрешили, – поддела бескрайнего бизнесмена Душа.

– Запросто. Я держу шмат сала в хрустальной вазе в формалине, над ней на стене на планшете висит маца. А выше этих двух, соединяемых моими мыслями достойных продуктов, на афганском ковре, подаренном мне достойнейшим Бен Ладаном, висит казачья шашка. Так что всё гармонично.

– А у меня, – тоже решил похвастать Е.Б., – шашка висит на арабском ковре, подаренном Мосхадовым, когда мы оба были ещё президентами, а над ней икона, подаренная главным казачьим атаманом на земле Ретуевым.

Возницын от возмущения такой наглой выходкой нынешнего рыбинспектора, сумевшего всучить Е.Б. икону, а потому и получившим в кормление реки и водохранилища, подпрыгнул на кровати, едва не проломив её своим грузным телом. Но не проснулся и от сновидения не избавился. Надежная техника в небесной канцелярии, ничего не скажешь!

Фигура хотела спросить, сколько дадут, если казаки перестанут есть сало, но Душа успела склеить ей рот.

– Сливайся в экстазе, – заключил Е.Б.

Не поняв загадочного молчания Фигуры, братьякаменьщики обиженно удалились…

А Возницына, наконец, сковал крепкий сон без сновидений. Но не надолго. Нет, он не проснулся. Просто в мозг клещом завинчивались обидные слова: «Сливайся… и других сливай… в одном бульоне вариться лучше…». Потом прояснилась картинка.

…В мрачном зале, увешенном всякой атрибутикой, стояла Фигура и без нижайшего почтения к могущественному Капитулу их рассматривала, пока Душа высказывала просьбу не сливать свободных казаков Дона с наследниками польсколитовского реестра. Это его и выдало. Из ряда сидящих в клобуках персон поднялась самая мелкая, карлик, можно сказать, и прошипела:

– Ты не войсковой атаман, с тобой больше говорить не о чем. Передай настоящему, чтобы сам сливался с посажённым реестровым атаманом Задавацким.

– Сколько мне за это дадут? – Фигура воспользовалась замешательством Души.

Карлик обратился при выходе стоящим германскому ландскнехту и британскому крестоносцу.

– Проводите жаждущего к месту утоляющего!

Душа в панике покинула Мальту. А Возницына до самого утра сновидения больше не посещали.

II

Суматоха подготовки Международного Большого круга замотала атамана. Вопросы возникали, как мираж в пустыне или, как горизонт – сколько не иди, всё равно не достигнешь. Вот если бы столько шашек было в Войске, сколько этих проклятых вопросов. А ведь тоже ранжируются: архиважные, важные, так себе и пустяшные. Но больше всего именно последние и доставляли беспокойство. Например, архиважный вопрос, как всех участников круга напоить, разрешился сам собой; важный, – поить всех вместе или войсковую старшину о тдельно, простых участников отдельно, тоже благополучно разрешился. А вот пустяшный вопрос, что бы такое заявить, чтобы всем всё было понятно и никому ничего не ясно, назойливо бередил мозги. В самом деле, чего тут заявлять, всё давно уже заявлено, сказано и пересказано. Крикнуть: Слава казакам! И можно идти по банкетам. Так нет же, назойливое атаманское окружение требовало сказать, то, что никто никогда не говорил и сделать то, что никто ещё не делал. Но тоже, чтобы всем всё было понятно и никому ничего не ясно. Простой, казалось бы, вопрос, но сколько в нём мороки заложено!

Возницын прошёлся по кабинету, пытаясь вникнуть в смысл того, зачем, собственно, собирается этот Международный круг? Чего всем от него надо? Деньги большие опять улетят, а с властями могут быть нелады. Реестровый атаман Задавацкий всё настаивает, чтобы начать переговоры на его территории, в Ростове, то есть. А почему? Ведь он посажённый атаман, а Возницын избранный. Не всеми казаками, как и президент России не всем народом избран, и ничего. К тому же Возницын наследник досоветских атаманов по прямой, а реестр вообще какойто подснежник. Но власти его с удовольствием нюхают, а ему законному заявляют, что от него казармой несёт. А казарм то и нет вовсе! Ничего нет, одни генералы, сотни генералов, да полковников. И все требуют повышения звания.

– А ты не подписывай им патенты, – возникла вдруг из подсознания атаманова Душа.

– Ты опять перечишь? – насупился Возницын. – Сидишь без духовной пищи, и всё неймётся. Если не дам патенты, они сразу же к Задавацкому переметнуться.

– Ну и пусть!

– Что ты понимаешь, – атаман упер руки в стену и опустил голову. – Их не будет, какой тогда из меня атаман? Ты должна знать, что атамана играет окружение, это всё равно как короля в театре.

– Мы же не на сцене.

– А где ещё? Политика всегда публичное дело, – нравоучительно сказал Возницын.

– Это вы мне говорите? – хмыкнула Душа. – Политика всегда закулиса, нам ли это не знать?

– Брысь, негодница! – рявкнул атаман. – Учить меня вздумала. Я сам всем объявил, что в масоны записался. Для блага казачества.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе