Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

В шорохе мышином

вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия Просмотров: 2349

– Но и это не все, – опять заговорил полковник Михайлов. – На днях эти тени чинов советовались, что дальше делать с романом и вами. Тень одного полковника сказала: «Если он напишет об украденных кредитах, я пошлю к нему водопроводчиков с ржавыми трубами, других в станице не достать».

– В квартире с трубами все в порядке, – изумился я.

– Тень казачьего полковника сказала, что в вашей голове трубы менять надо, – резюмировал Михайлов.

– Шарики – было бы понятно, – почесал я затылок. – Трубы голове зачем?

– Экий вы бестолковый! – воскликнула Ксюша. – А ещё автор!

– Потом от разных теней посыпались разные предложения, – продолжил Михайлов. – Но всех перещеголяла тень писучего войскового старшины. Не отрываясь от бумаг, она грозно потрясла призрачным кулаком и прошамкала пустым языком: «Для таких, как этот автор, подтёлковцы нужны!» По 1917 году знаю я бандитовподтелковцы. Им бы только грабить, стрелять да рубить, другого ничего не умели. Бог разума не дал, его и не купишь. А вообще после этих слов тени срочно попрятались в папки с приказами. А вдруг эхо донесёт их призыв до хутора Пономарева? Казаки там опыт общения с подтелковцами имеют, вешали их и расстреливали, могут и с тенями разобраться.

– Это точно, – согласилась Ксюша.

– Я собрался подняться на второй этаж, – полковник Михайлов вздохнул, – как из одной папки высунулась неопределенная часть писучей тени, издав звук, похожий на команду: «Завтра спиритический сеанс. Всем быть!». Сидящие в папках захлопали в знак одобрения обложками.

– И что дальше? – моё любопытство перешло границы.

– Тут я вспомнил рассказ незабвенного Павла Ивановича Чичикова о посещении им в 1999 году призрачного реестрового казачьего круга в нашей станице и попросил у него совета. Вот онто и рекомендовал обратиться к местной казачке Мотыльковой для подтверждения подлинности событий, если потребуется. Я посетил прекрасную даму вчера и договорился о нашем походе на спиритический сеанс теней в моем бывшем доме.

– Дорогой автор, я согласилась, – подтвердила рассказ старорежимного атамана Ксюша. – Господин полковник, позвольте, я расскажу в лицах, что было дальше. Так, мне думается, будет куда как колоритнее.

– Уважьте. Я устал. Как никак мне скоро под двести лет будет, – горестно констатировал ветхий атаман.

– Нельзя ли чашечку кофе, господин автор – обратилась Ксюша.

– Конечно.

– А мне бы только аромату почувствовать, – вздохнул Михайлов.
Лунный луч бледнел, всё больше сокращая пространство, на котором находилась Ксюша с Михайловым. Полковник понюхал вившийся легкий кофейный эфир, а девушка выпила кофе небольшими глотками. Я одним махом пролил кофе в глотку, даже не ощутив обжигающего действия.

III

Ксюша начала мистический рассказ...

Полковник Михайлов встретил девушку во время прогулки по Донецкому проспекту и дотронулся до неё рукой.

– Теперь вас не будет видно, – сказал он и повел девушку внутрь своего бывшего дома.

И вовремя. Тени сидели за столом и крутили фарфоровое блюдце, положив на него свои бестелесные пальцы. Тон всему задавала тень обычно неизвестно чего пишущего войскового старшины. Рядом со столом на полу стопкой лежало с десяток книжек первого тома романа «Казачий присуд».

Михайлов с Ксюшей примостились в углу комнаты и стали ждать развития событий.

Наконец, спиритический накал достиг апогея, и тогда тень писучего войскового старшины, обращаясь в эзотерическую пустоту, на грани ультразвука провопила:

– Появись тот, кто знает вернейший способ что-то сделать с мерзкой книгой наглого автора!

Видимо ультразвуковой вопль был настолько силен, что пробил толщу нескольких веков, потому как в комнате поднялся витиеватый вихрь, который сначала разметал по стенам сами тени, разлохматил волосы Ксюши и, чуть было, не скинул Михайлова со стула, его удержала девушка. Постепенно вихрь успокоился, тени боязливо заняли свои места.

…В этот момент дверь в залу, почемуто всегда легко отворявшаяся, стала медленно и с невероятным скрипом приоткрываться. Мурашки побежали по телу Ксюши, а полковник Михайлов попытался вынуть шашку из ножен.

Сначала изза полуоткрывшейся двери потекла сизая дымка, а потом в комнату вошёл здоровенный монахиезуит, держа под мышкой связку сухого хвороста. Шеи теней страусино вытянулись. Иезуит спросил:

– Звали господин бывший католик? Нам всё едино, чего спалить, только скажите.

Тень бывшего католика, то бишь, писучего войскового старшины, ничего не ответила, а начала торопливо шарить рукой по своей бестелесности, надеясь найти православный крестик.

– «Казачий…, – поторопилась подсказать услужливая тень одного чина, но иезуит оборвал ее.

– Хоть бы и зад, – тряхнул связкой хвороста иезуит. – Можно и неказачий.

Тени вдруг скукожились, словно их начали поджаривать, но судорожно усидели на своих местах.

Следом за иезуитом в дверную щель угрем просклизнул Малюта Скуратов с конскими хвостами в руках, и горячим дружеским взглядом окинул присутствующие тени.

– Иоанн Васильевич, по прозвищу Грозный, отмаливает грехи. Меня послал помочь. А поскольку вы казаками называетесь, приказал захватить опричные регалии. По части сожжения у нас большой опыт.

– Любо, – пропищали тени и наполнились вдохновением, в зависимости от чина, как воздушные шарики разных цветов, даже помахали Малюте руками.

За верным сподвижником последнего Рюриковича сначала в дверной щели возникла козлиная бородка Льва Троцкого, а за ней и вся голова с торчащим ледорубом. Присоединившись к предшественникам, он, подобно Галелео Галелею, воскликнул:

– А, всётаки, перманентная перманентится! Уж как мы вас, перманентили! Уж как перманентили! Можем ещё...

От слов мерзкого «Иудушки» тени немедленно сдулись до минимальных размеров. Потом успокоились, видя, что ничего не происходят и приняли привычный вид.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе