Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

В шорохе мышином

вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия Просмотров: 2440

Тут я заметил, что стою перед девушкой как истукан и, сделав шаг назад, хотел сесть на постоянно находившийся на своем месте стул. Но, то ли сам его передвинул, то ли Ксюша, когда возилась с котом, только стула на месте не оказалось. Больно не было, я только с удивлением созерцал свои голые пятки, вдруг повисшие над моим лицом. А шлёпанцы куда-то делись. Опустив ноги, я так и остался сидеть на полу, слушая рассказ Ксюши...

– Проснулась я оттого, что почувствовала когото в комнате, – шепотом поведала девушка. – Вам, наверное, не приходилось испытывать подобных ощущений?

– Не приходилось, – соврал я, не хотелось вступать в полемику по эзотерическим вопросам.

– Смотрю, – продолжила Ксюша, – над моей кроватью стоит при полной форме пожилой казачий чин. Я, право, не очень разбираюсь в звездочках, но у него на погонах их не было.

– Полковник, – подсказал я.

– Пусть будет полковник. Суть не в этом.

– А в чём?

– В том, что как только он увидел мои открытые глаза, взял под козырек и представился: «Атаман станицы Каменской Михайлов!».

– Этого не может быть! – прыжком я попытался подняться с пола, но шлёпнулся назад. – Его большевики в 1917 году штыками закололи во дворе нынешнего городского телевидения. Я об этом недавно писал в романе.

– И он сказал, что закололи, – подтвердила Ксюша. – Только душа его никак не успокоится потому, как из родного дома убиенного не хоронили. Вот и бродит там по ночам. Благо бы сама, так тени, которые, как вы говорите, в шорохе мышином, не дают спокойно обретаться.

– Несуразицу несёшь!? – я снова попытался встать с пола, но ноги опять не послушались. – Мы же, слава Богу, не в мутной Англии живем, где духи разгуливают хоть по замкам, хоть по подземельям, хоть по улицам. У нас этого ничего отродясь не водилось.

– Ещё как водилось! – воскликнула Ксюша.

Вдруг необъяснимая сила подняла меня с пола, и я, неведомо как, оказался на своем любимом стуле со шлепанцами на ногах...

II

– Твои проделки? – спросил я гостью, но от неожиданности чуть не рухнул назад с только что обретенного стула...

Рядом с Ксюшей на диване сидел казачий полковник, двумя руками опираясь на эфес шашки, и гляд ел прямо мне в глаза.

– Атаман Михайлов? – с дрожью в голосе вымолвил я.

– Пётр Константинович. Честь имею, господин автор, – твердым голосом представился полковник. – Мне бы позже появиться, но вы с недоверием отнеслись к словам этой милой казачки. Вот я и решил прийти ей на помощь.

– В чём, собственно, дело? – мое авторское любопытство совсем распалилось.

– Я обычно гуляю по своему дому после полуночи, – начал атаман, не меняя позы. – Уже привык к смешанному запаху кислой капусты, пережаренного лука, сала с чесноком и водочного перегара. Этот запах въелся в стены тех комнат, где ночью заседают тени разномастных чинов. Мне даже интересно бывало наблюдать за посиделками теней, которые эхом дневных разговоров обсуждали вопросы отсутствия денег и возможности достать выпивку с закуской.

– Ну, это не новость, многие станичники знают об этой их страсти, – прервал я полковника.

– Да, но когда я был атаманом станицы Каменской, то больше заботился о благополучии станичников.

– Эти разве могут? – изумился я. – Они только тени своих хозяев. Те тени своих, и так далее...

– Не понимаю, – растерянно оглянулся на Ксюшу старорежимный атаман.

Девушка пожала плечами, но ничего не ответила.

– Ну да ладно, – сказал Михайлов. – Так бы все и шло рутинно. Я бродил бы по дому, тени обсуждали бы неиссякаемую тему. Но тут вы учудили: роман написали.

– Почему учудил? – хотел возмутиться я, но полковник Михайлов встал и подошёл ко мне. – А как назвать то, что вы сотворили? Ведь все нынешние чины видят себя только в белых одеждах, а вы их разными красками размалевали. Кому это понравится? Вы им оскорбление нанесли.

– Господин полковник, вы не правы, – вмешалась Ксюша. – В белых одеждах только в дурдомах ходят. Да и сами казачьи чины теперь во всяко разно одеваются. Нельзя их в белых одеждах показывать. Очень уж очевидными будут сравнения.

– А ещё, господин автор, в романе персонажи слишком много пьют, – констатировал императорский полковник. – Так вот тени казачьих чинов, в пику вам, друг другу официально заявили, что пьет только сидящий около телефона котстукач. Стучит лапами, чтобы валерьянки налили.

Тут уж я не выдержал окончательно:

– Вы же говорили, будто все помыслы этих теней только о выпивке да закуске. В чём же истина ваших, господин атаман, слов?

– Да! – поддакнула Ксюша. – Тогда зачем таскали меня на ночное их заседалище?

Атаман Михайлов повоенному чётко повернулся кругом, обозначил строевой шаг и сел на диван.

– Я просто пересказал вам те обвинения, которые последние несколько месяцев тени обсуждали взахлеб, даже позабыв про выпивку. А тень одного войскового старшины все это время строчила какието горячечные письма. Куда они потом девались, я не знаю.


– Пусть хоть турецкому султану пишут, – хмыкнул я.

– Не скажите, – полковник встал и заходил по комнате, звеня шпорами и цепляя шашкой мебель. – Почему я эту милую казачку пригласил сегодня ночью посмотреть, что будет в «аде»?

– Почему?

– На днях тени попытались распить бутылку водки за успех, – атаман Михайлов вытащил из кармана шаровар чистый батистовый платок и закрыл им нос. – При воспоминании об этом меня до сих пор преследует сивушный запах. Тел то у них нет, вот бутылка выскользнула из миражных рук и разбилась.

– За какой успех? – насторожился я.

– Их хозяйские тела, – вмешалась Ксюша – в самом деле, передали в городскую библиотеку на бланке окружного правления с подписью окружного реестрового атамана и круглой печатью грозный документ с требованием не выдавать читателям ваш роман. А ещё они требуют изъять его из фондов и уничтожить.

– Чудны дела твои, Господи! – только и воскликнул я.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе