Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

В шорохе мышином

вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия Просмотров: 2511

Содержание материала

(местечковая мистерия)

I

Далеко за полночь за компьютером меня свалил глубокий сон. Сколько времени, положив голову на руки, я провел в забытьи, сказать не берусь, только проснулся от ощущения, что в комнате есть кто-то... Медленно повернув голову, в отсвете уличного фонаря я увидел девушку. Она сидела в кресле, держа спину подчёркнуто прямо, а руки её лежали на коленях. Девушка смотрела в пространство, не мигая. Мне стало жутко от этого видения. Я сильно ущипнул себя за руку.

– Не надо причинять боль, – тихо произнесла гостья, попрежнему не моргая. – Вы мой автор, и нам вместе ещё предстоит пройти дорогу...

– Кто ты?

Я хотел встать, но девушка подняла руку, отчего вдруг поразившая моё тело тяжесть не позволила этого сделать.

– Неужели не узнали?

Я тряхнул головой, остатки сна слетели с меня, как брызги воды с мокрой собаки.

– Милая Ксюша, ты как сюда попала? – от радости чуть не поперхнулся я.

– О, это необычная и почти невероятная история, – ответила моя героиня и, встав с кресла, подошла к моему письменному столу.

– Всё пишете о казаках? И не надоело?

– Как не писать, Ксюшенька? Один колоритнее другого. Каждый чегонибудь да стоит.

– В каком смысле?

– В разных. Тем и интересны. Всётаки, зачем ты появилась здесь в столь поздний час?

Девушка вернулась в кресло, а я включил кофеварку. По комнате разнесся щекочущий ноздри аромат настоящего «Арабика». Кофе взбодрил нас, и Ксюша тихо изрекла:

– Тут колдовское дело вывернулось… Можно я буду называть вас просто: автор?

– Отчего же. Это даже приятно, – без колебаний согласился я. – Какое колдовство? Чем могу помочь?

– Ничем, дорогой автор. Это я вам помочь хочу. Вы даже не ведаете того, что за вашей спиной творится.

Я вздрогнул и обернулся. Ничего не творилось. Попрежнему мерцал экран компьютера, дрых на диване, потасканный в любовных сражениях кот, словно ничего не замечая, и тикали большие каминные часы. Необычным показался только бледный луч луны, точно нож, прорезавший задернутые шторы, его тонкое лезвие рассекало комнату надвое. На одной половине сидела Ксюша, на другой – я.

– Не здесь, вон там, – девушка провела рукой вдоль линии лунного луча за окно. – Оказывается, ночами из пыльных папок казачьих приказов, как туман из болотных низин, расползаются по Михайловскому особняку, который ныне называется Атаманским дворцом, призрачные тени.

– Окстись, Ксюша! Бог с тобой! – перекрестил я девушку, да и сам перекрестился.

– Уверяю вас, сама видела.

– Ну, если так, то это очень мне напоминает забытую теперь радиопередачу «Клуб знаменитых капитанов». Я даже песнюзаставку помню: «В шорохе мышином, в скрипе половиц, медленно и чинно сходим со страниц…».

– Чинно – это точно. У этих теней чинопочитание превыше всего.

– Но даже реестровые казаки формы теперь в быту не носят! – воскликнул я.

– Их тени носят, – назидательно наставила меня Ксюша. – Я вам докладываю, автор, что со страниц приказов строго по ранжиру сходят тени полковников, войсковых старшин, есаулов, сотников, хорунжих, подхорунжих. И все – настоящее отражение телесных. Причём тени, как и их тела, – все с непредсказуемым прошлым и ещё более непредсказуемым будущим. А вот просто казаков среди теней нет.

– Погоди, Ксюша, у меня опять туман в голове, – я потёр виски, но туман не рассеивался. – То ты говоришь, что это тени казачьих чинов, то заявляешь, что казаков там нет.

– Я и говорю, что там только чины. А казаков нет. Чего тут непонятного?

– Выпьем ещё кофе, может, мозги прояснятся, – захандрил я.

Хоть чашки оказались маленькими, зато кофе подействовал молниеносно.

– Теперь рассказывай по порядку, – туман в моих мозгах рассеялся.

– Порядка сама не понимаю, – неуверенно отозвалась Ксюша. – Всё – в фрагментах, в таинственных визитах и превращениях. Мистика, в общем.

– Т ебе в этом равных, пожалуй, не сыщешь, – просветленно резюмировал я.

Вдруг Ксюша резко встала, подошла к дивану, взяла длинноухого и разлапистого кота за жирную шкирку и вышвырнула в другую комнату, плотно закрыв за ним дверь.

– Подслушивает, миазматик, – таинственно изрекла она и снова села в кресло. – Я этого заскорузлого кота видела сегодня на заседании теневого правления. Он в «аде» около телефона сидел.

– Гдегде? – чуть не свихнулся я, но Ксюша успокоила.

– В атаманском дворце. Сокращённо – «ад». Тени так его и называют меж собой. Вот кот там ночами и сидит.

– Ксюша!? Не думаешь же ты, в самом деле, что кот может телефоном пользоваться? – придя в себя, хихикнул я.

– Не смейтесь! Булгаковский кот Бегемот и не такое проделывал. Чем этот хуже? Кстати, давно он у вас, наивный автор?

– Недавно приблудился, породы какойто неопределенной. И то правда, часто исчезает. Бывает, ночью начинает выть, чтобы выпустил. Сегодня – с вечера не было...

– Странное существо: из чужих рук он... – Ксюша сделала паузу, словно что-то обдумывая. – Вперёд меня сюда пробрался, и как ни в чём не бывало, разлегся на диване.

За дверью послышались надрывное мяуканье и скрип когтей о дверную притолоку. Ксюша встала, отодвинула занавеску, открыла форточку, потом резким движением распахнула дверь, и молниеносно поймала за хвост кота, в прыжке влетавшего в комнату. Кот завизжал, но без промедления пролетел прямо в форточку. После чего девушка её закрыла и задернула штору. Впрочем, оставила щёлку для лунного луча.

Усевшись на диван, она заговорила:

– Вечером Костя пошёл ночевать к бабушке, ей недомогалось. А я легла пораньше, устала. Заснула мгновенно...

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе