Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Дуэль

вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия Просмотров: 2431

Тут то я и проявила себя, успев перехватить необычайной силы и жесткости взгляд характерника Бакланова – он пронзил моё подсознание. И вместе с тем я ощутила необычную власть над людьми, с которыми предстояло встретиться. Как и велел легендарный генерал, я подошла сначала к Ломову и, уловив момент, когда он, перестав вертеться в физкультурном угаре, встал на ноги, ехидненько так спросила:

– И вы надеетесь на победу?

– Кто б сомневался! – остолбенело воскликнул Ломов.

– Я не верю, – опять подцепила я самовлюбленного атамана журналистка. – Глаза у вас усталые.

– Вы только посмотрите в них, – вылупил бельмы атаман. – В них жажда мести за мою поруганную честь.

Этого только и надо было. Я взглянула в глаза Ломова и сразу почувствовала, как пронзила того неведомая сила и затаилась внутри. Ломов снова грохнулся в спортивные упражнения. Я же подошла к Зацепину и предупредила его как велел генерал Бакланов. Затем вернулась и села рядом с ним, получив одобрение своим действиям.

От секундантов последовала команда, и поединок начался.

Но что это!?

Ломов вдруг кинулся, но не на Зацепина, а схватил расслабившегося есаульца и стал его швырять в разные стороны, демонстрируя весь свой арсенал мастера спорта по самбо. Под визги и вопли зрителей тот подлетал в воздух, шлёпался на снег, лежащий на поле стадиона, оказывался то на голове, то на в позе йога, то лежал без движения, то вдруг кидался бежать, но Ломов его доставал, пока не швырнул в большой сугроб и потерял из вида. Лишившись есаульца, Ломов что есть силы заехал в физиономию своему секунданту Околесису, свалив того с ног. Другой секундант проявил такую прыть, что его со стадиона словно ветром сдуло. Тогда Ломов стал кулаками крушить трибунные скамейки, а когда кулаки покрылись кровавыми, ссадинами стал бить их лбом, на манер кудесников восточных единоборств. Зрители в панике разбегались, стремясь не попасть на глаза окружному атаману, потому, что в них отражался только один образ – Зацепина. На что бы Ломов не посмотрел, всюду видел своего противника и бил по нему, что есть силы. Подлинного Зацепина он, почему-то, не замечал вообще, хотя тот так и не сдвинулся со своего места.

– Вот мы и сделали ему урок, – сказал Яков Петрович. – Можем уходить.

Он встал, подал мне руку, и мы ушли со стадиона. Сразу после выхода генерал Бакланов исчез, словно его и не было, а рядом со мной оказался казачий полковник Зацепин.

– Я ничего не понимаю, что произошло, – в прострации сказал он.

– Вам это и не нужно, – тихо успокоила его я.

Перед вечным огнём мы расстались.

А Ломов ещё долго лбом крушил скамейки, пока по ошибке не влупил по бетонной колонне. Потеряв сознание, он пролежал около нее довольно долго. При этом весь стадион опустел, и никто не вспомнил о тяжелой мозговой травме окружного атамана, красы и гордости всего Реестрового войска. Лишь через пару часов к неподвижному массивному телу украдкой подкрался есаулец. Приложив зеркальце к губам атамана, он заметил, что оно покрылось парами от дыхания, которые так аппетитно пахли смесью коньяка с лимоном, что есаулец едва не упал рядом. Но, пересилев себя, вызвал скорую.

Теперь Ломову всё чаще мерещился летящий в его физиономию кулак в паре с увесистой дулей.

Ломов, когда пришёл в себя, не мог вспомнить, что с ним такое приключилось.
По станице же ещё долго расползались слухи о необычной дуэли, в которой, вопреки всем прогнозам, победил казачий полковник Зацепин, не получивший даже царапины.

Чего только не бывает в жизни!

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе