Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Закон есть закон

вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия Просмотров: 2070

II

Закон отделял «агниц от козлищ», и это оказалось полной неожиданностью для станичного атамана. Однако, поразмыслив, решил, что законы пишут умные люди и он чего-то, видимо, недопонимает. Смущало то, что не все теперь могут заявлять себя казаками.

– Надо собрать правление, – решил он. – И совет стариков.

Его распоряжение выполнили, и к семи часам вечера в тесной комнате воздух уже наполнился терпкими мужскими запахами. Женщин, как положено давней традицией и современным реестровым уставом, в казачье общество не записывали. Два старика из состава совета, которых удалось разыскать, пришли в форме, три члена правления, из-за духоты, в чём их застал посыльный, разве что не в нижнем белье. Больше собрать никого не удалось. Это не смутило.

Наскоро помолились, и Коловёртов начал заседание.

– Праздник у нас, господа казаки – не раздумывая, заявил он.

– Отмечать сегодня будем или как? – тут же сглотнул слюну средних лет дылдообразный член правления, большой любитель застольных мероприятий.

– Ты, Пустозвонов, хоть сейчас будь серьезным, – станичный атаман нахмурил брови. – Мы, можно сказать, к новой жизни законом приговорены. На государственную службу нас могут назначить. Но прежде мы должны точно определить, кто это может быть и кого теперь считать казаками. По закону казаком будет считаться тот, кто службу понесёт.

– Чаво? – удивился председатель совета стариков войсковой старшина Хорошилов.

– Предельно просто, – Коловёртов раскрыл закон и прочитал: – В статье третьей сказано, что мы некоммерческая организация и что только те её члены, «которые в установленном порядке возьмут на себя обязательства по несению государственной и иной службы», будут считаться казаками.

– Вот те на! – опять удивился Хорошилов. – Старики же никакой службы нести не могуть. Значить мы уже не казаки? А бабы с детишками? Они что ж не казачьего роду теперь? До такого даже большевики не додумались.

– Ты погодь, Василий Митрофанович, – прервал его есаул Раскарякин. – Мне закон очень даже нравится. Я теперь охранником в тюрьму пойду.

– Табе туда и дорога, – махнул рукой второй старик, есаул Таращенков. – А что я свой бабке скажу? Будто меня, казака, закон списал вчистую, и её значить? Она ж мне последние волосы из бошки повыдергиваеть. Ты об энтом по думал?

– Я что ли закон писал? – огрызнулся Раскарякин. – Мне он нравиться и точка.

– Вот что атаман, негоже нам тут в узком кругу эту бумагу обсуждать, – поднялся старик Хорошилов. – Назначай валовый круг 20 в станице. Пусть все и казаки и казачки соберутся на майдане и выскажутся, кто, что думаеть. А нам тут делать больше нечего, не казаки мы.

С этими словами, несмотря на активный протест станичного атамана, оба старика встали и ушли.

– Вот тебе и закон, – сказал молчавший до этого член станичного правления хорунжий Смурнов. – Еще только издали бумагу, а новая трещина уже побежала по казачеству. Мало нам того, что чиновники раскололи казачество на реестровых и общественных, так теперь внутри реестра нас разводят по разным куткам.

– И совсем не разводят, а признают право на государственную службу, – блеклым голосом ответил Коловёртов.

– А так ты её не имеешь?

– Государственной не имею.

– Значит, не нужен ты государству со своим атаманством. Ты даже главе станичной администрации не нужен, он тебя не признает. Все же знают об этом. Ты только один делаешь вид, что не знаешь. Как муж об измене жены.

– Ты мою жену не трожь! Не всякая баба атаманство стерпит. Моя не только терпит, но и семью тащит.

– Во-во! На мотоцикле с хохлом Тютюнником.

Атаман набычился и готов был хватануть Смурнова за грудки, да услышал писклявый голос третьего члена правления – есаула Сушкина:

– А что дума имеет в виду, когда пишет, что иную службу? Может это переход на атаманское правление в станицах и хуторах?

Коловёртов от такой перспективы сразу обмяк, но сказать ничего не успел, только сел на атаманский стул.

– Чего захотел? – помешал ему Раскарякин. – В законе ничего об этом не сказано. Думаю, что иная служба – это наша казачья дружина. Я уйду в областную тюрьму, а ты можешь её возглавить. Деньги будешь получать.

– Предприниматель я, – с долей самодовольства ответил Сушкин. – У меня своя работа есть, и я даю правлению деньги, а не получаю от него.

– Но работа не казачья?

– Нет.

– Будет казачья.

– Зачем?

– Казаком останешься.

– Я и так казак, чтобы там не писали бездумные думцы.

– Но-но!- крикнул атаман. – Они тут не причём.

– Не запрягал, так и не погоняй, – буркнул Сушкин.

– А ведь ты, атаман, прав, – вдруг согласился Смурнов. – Закон писал, скорее всего, кто-то из наших реестровых придурков с генеральскими погонами.

– Как ты можешь так говорить о них? – упрекнул Коловёртов.

– Ну да, о них либо ничего, либо только хорошее, – вмешался Мишуков. – Назначай, атаман валовый круг, я хочу казачий народ послушать.

– Кто ж против? – Коловёртов оглядел трех членов правления. – Завтра и соберем в восемь часов вечера. А пока возьмите копии закона и внимательно его изучите, да людям растолкуйте. Нам нужно отвечать перед реестровым войсковым начальством за его внедрение в жизнь.

Правление быстро разошлось, а по станице весь вечер и на следующий день, практически до начала круга циркулировали противоречивые слухи. Кто говорил, что казачество теперь заживет по-дедовски. А кто, наоборот, распространялся о том, что закон завершает начатое Свердловым в 1918 году расказачивание. Последнюю точку зрения всего больше поддерживали станичные женщины, вдруг решившие, что пора прекратить издевательство над здравым смыслом.

Коловертов, как обычно, отправился в дом культуры к своим подружкам Галочке и Светочке, но почему-то их не застал. Директор дома культуры сказал, что обе возбуждённые дивы побежали к тётке Меланье, станичной гадалке и ясновидящей. Предчувствуя, что-то неладное, станичный атаман отправился к себе домой, но жену тоже не застал. Так один и лёг спать за полночь, не обнаружив жену и утром. Какое тут может быть настроение. Одни дурные предчувствия. И он решил, что во всём разберётся после круга.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе