Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Очерки былой казачьей жизни

вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия Просмотров: 2106

III

Проводы казака на службу 27

На востоке забрезжила заря, небо медленно просветляется. Сначала наступают утренние сумерки, потом высвечиваются степные просторы, серебрится Дон и под всполошные крики кочетов и ленивую брехню дворняг пробуждается казачья станица. На базах забеспокоилась худоба 28 , хрипят кони, предчувствуя расставание и дальнюю дорогу. Это в тех дворах, где казачьи семьи встали ещё до зари, где в куренях идут приготовления к проводам молодого казака на почётную царскую службу.

В курень «служиваго», стоящий на высоком увале над рекой, заходят друзья и близкие родственники. Накануне вечером в храме Божьем священник отслужил молебен, а сейчас молодой казак усердно молясь на образа, кладет земные поклоны. Одет он в хлопчатобумажную гимнастёрку с пристяжными погонами и двумя карманами ниже пояса, в шароварах серо-синего цвета с красными лампасами, в сапогах общеармейского образца и при полной походной справе, защитного цвета фуражка с кокардой лежит рядом на столе.

Наконец «служивый» закончил молиться. Его отец, в казачьей форме и при наградах за былые походы, снимает икону и, благославляя ею, напутствует молодого казака:

– От икона святая, дорогой сын, помни Бога, не забывай его заповедей, служи царю верой и правдой и слушайся своих начальников. Помни родителей своих и не забывай, что они вспоили и вскормили тебя на службу царскую… Вот тебе благословение от меня и от твоей родительницы и знай, что с верой в Бога и Его Пречистую Матерь тебе не будут страшны ни вражеские пули, ни копья, ни мечи. Послужи Матушке-царице, как и деды, и отцы твои служили.

Молодой казак целует икону, а потом кланяется в ноги отцу и матери, деду с бабушкой, дядям и теткам, говоря:

– Простите меня, родной батюшка!

– Простите меня, родная матушка!

– Простите все родные!

Потом обнимает, целует жену и маленького сына:

– Прости милая жена! Жди меня! Бог даст, вернусь!

Казачки всхлипывают, но казаки торжественно молчат, ведь пожилые сами испытывали те же чувства, а молодые испытают в скором времени.

Первым из куреня на баз выходит «служивый», за ним родители, жена с сынишкой, родственники, друзья. Казак грустным взором окидывает родной двор, сад и все, что дорого и мило ему, и что так связано с его детством и юностью. Пока он мысленно прощается с родовым гнездом, седлают его коня. Потом его младший братишка выносит за распахнутые ворота пику, один из друзей выводит коня, снаряженного в полную походную сбрую. Все выходят за ворота. Рядом с казаком идут отец, мать, жена с ребенком на руках и родственники, за ними народ. Один из казаков, провожающих «служиваго», заводит заунывную старинную казачью песню, ее подхватывают все:

«Путь дороженька пролегала здесь,
Как по той по дороженьке
Да шел в службу молодец.
Провожали его отец-мать родные
Жена милая, все приятели.
Тихий Дон шумел,
Он поклон ссылал
Своим детушкам в дальню сторону»…

Шествие направляется вдоль улицы за станицу.

У станичных ворот, откуда должны выходить казаки на шлях, собирается народ, одетый по-праздничному. Казаки в форменной военной одежде, без погон, но с заслуженными наградами за былые кампании. Старики при той же форме, но либо в башмаках из грубой кожи на толстой подошве, либо в чевяках – низкой кожаной обуви без твёрдого задника, и в шерстяных чулках собственного изготовления. Женщины в нарядных платьях с обтягивающими кофтами и буфами.

Толпы народа собрались провожать «служивых». Все соединяютс я и идут вместе. Пройдя около версты, делают привал. Появляется вино и начинается угощение. Песни не умолкают. «Служивые» казаки пьют мало и глядят как-то сосредоточенно с сознанием важности минуты и своего долга. Через час-два настает последнее прощание. «Служивые» снимают со стремян колпачки и наливают в них грамм по десять вина. Пьют стременную. Слышен плачь их жен, детей и матерей. Вот жена подала мужу ребенка, а он посадил его в седло… Сама же она обвила руками шею коня, плачет, «жалится» и молит коника принести назад ее милого друга.

Провожающие завели печальную прощальную песню.

«Ты прости, прощай,
Тихий Дон сын Иванович»…

Громко несется песня над безбрежной степью, уже проснувшейся, а вдали блестит широкий, привольный Дон, заросший мелким лесом и подернутыми дымкой берегами. Казаки уже на конях; кони рвутся, бьют копытами землю и грызут удила.

Последняя минута. Казаки снимают шапки, кланяются и крестятся… дробно застучали копыта, блеснули на солнце пики, и всё исчезло вдали. Только ещё долго оседает пыль, поднятая конскими копытами на вековом шляхе.

Народ постепенно расходится, медленно идут старики и каждый из них по-своему толкует о походе, а иные вспоминают свою прежнюю боевую жизнь и дела.

Медленно расходиться народ по своим дворам. Солнце пронзает степь распаляющимися лучами. Занимается жаркий день.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе