Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Долг платежом красен

вкл. . Опубликовано в Ментальная терапия Просмотров: 1490

(сказка)

I

Зима лежала белая и пушистая. Снег засыпал все вокруг, и лесным обитателям было уютно под его защитой.

Медведь спал в берлоге, ему снилось роскошное лето. Там он ловил жирную рыбешку, лакомился грибами, нежился на ягодных полянах и, отгоняя от себя назойливых пчел, лазил в борти за ароматным янтарным медом, который любил больше всего на свете.

Так все было ясно и так велико было желание, чтобы это было так, что медведь проснулся. Сглотнув слюну, он понюхал пустую лапу в надежде увидеть сон наяву. Затем поднялся во весь свой рост и проломил потолок берлоги.

Высунувшись наружу, медведь обомлел. Кругом было белым-бело. А прямо над его головой качались мохнатые ветки елки с шапками снега, сверкающего в лучах заходящего солнца.

Рев вырвался из медвежьей души, и он рухнул вниз. Лежа на спине и почесывая ушибленное место, медведь жалобно стонал и шевелил в своей тяжелой голове тяжелые мысли о том, какой он теперь несчастный. Ведь сон ушел, есть нечего, а конца зимы видно не было.

Сорока услышала стон из медвежьей берлоги и стала кружить над ней. Потом опустилась на ветку елки, сбив с нее снег прямо на медведя. Тот перестал стонать. Еще покружив немного, сорока уселась на краю берлоги.

– Чего проснулся? Спал бы. В лесу спокойней было бы. А ну шатуном станешь. Вот беда будет, – застрекотала она.

Медведь поднял на нее грустные глаза.

– Не стану, – прохрипел он. – Помру, а не стану.

– Зачем помирать? Иди лучше в станицу. Сама видела казак всего запас. Авось, чего своруешь.

– Не ворую я, – прорычал медведь. – Убирайся прочь, длиннохвостая.

– Как знаешь. Тебе же худо будет, – сорока хвостом сбила снег на медведя и улетела, стрекоча.

II

В курене топилась печь, было тепло и вкусно пахло от пышных пирогов и стоящей в красном углу нарядной елки. На столе пыхтел пузатый самовар, стояли плошки с медом и вареньями. Горкой возвышались золотистые яблоки. Справа от бородатого казака сидел его сын, а слева – дочка. Казачка стряпала у печи.

Прихлебывая из блюдечка чай, казак рассказывал детям историю.

– Вытащил я сеть, а в ней рыба красная. Удивился, давно уже не встречалась в нашей реке, и высвободил ее из ячеек сети.
Красавица рыбина была, да только вырвалась и в воду упала.

– Жалко-то как…, – сказал мальчик.

– Чего жалеть, пусть живет, – возразила девочка.

– Погодите немножко, – ответил бородатый казак и, отломив большой кусок пирога, продолжил. – Дело дальше было так. Я снова забросил сеть. Правда, без всякой надежды опять выловить красную рыбу и уже собрался выбирать сеть, как услышал какое-то шевеление на берегу. Оглянулся, а это медведь большущий стоит и в лапах рыбину красную держит. Мою рыбину. Увидел, что я смотрю на него, закивал головой и бросил рыбину на берегу. А сам повернулся и ушел. Я от изумления не сразу понял, что он мне подарок сделал.

Дети слушали, раскрыв рты, а жена, оторвавшись от печи, спросила,

– Это не та рыбина, что засолили и намедни съели.

– Она самая, – отозвался казак.

Он хотел еще что-то рассказать, но на улице послышались тяжелые шаги. Кто-то топтался на базу. Все застыли, а казак-хозяин тихонько вышел в сени и взял в руки вилы.

Топтание смолкло, и казак решил открыть дверь на крыльцо. Открыв ее, обомлел. Напротив крыльца сидел медведь и в сумерках казался копной почерневшего сена. Казак захлопнул дверь и почувствовал, как у него задрожали колени. Постояв немного, успокоившись и осмелев, он снова открыл дверь, шагнул на крыльцо и оказался почти нос к носу с медведем. Теперь казак не испугался, а хотел вилами ударить медведя, да остановился. По медвежьей морде катились две крупные слезы.

– Что такое! – воскликнул казак, тотчас узнав в медведе того летнего, о котором только что рассказывал. – Заболел бедняга, а потому не спишь?

Словно поняв ласковые слова казака, медведь закивал г оловой, а потом лег на крыльце. В глазах у него стыла мольба.

– Я понял все, – сказал казак, – Помогу тебе.

С этими словами он вернулся в курень и успокоил домочадцев. Затем достал берестяной туесок, наполнил его медом до верху, плотно закрыл крышкой и снова вышел к медведю.

– Долг платежом красен, – сказал казак, разглаживая бороду. – Вот тебе мед, он и вылечит тебя, и усыпит. А там весна придет.

Медведь схватил туесок в охапку и пустился прочь. Бородатый казак долго наблюдал, как косолапый ковылял к лесу, пока сумерки не сменились тьмой, и ничего не стало видно.

Добравшись до берлоги, медведь торопливо открыл туесок и запустил в него лапу. Мед приятно растекся во рту, когда медведь засунул лапу в пасть. И он не заметил, как заснул.

А на небе взошла луна, покрасовалась немного и снова скрылась в густых тучах. Большими хлопьями пошел снег. Он ложился на поля и деревья, замерзшую речку, крыши домов.

Медведь спал, и не снилось ему теперь никаких снов.

А к казачьей семье пришло Рождество.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе