Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Русская инструментальная музыка

Книга А.А. Банина об инструментах русской фольклорной традиции и о музыке, исполняемой в её контексте. В книге представлено устройство и назначение инструментов, особенности строя и способы их настройки, приемы игры. Раскрывается статус исполнителей, жанровый состав наигрышей и музыкальный репертуар. Ноты приводятся непосредственно в тексте исследования.

Содержание. От автора. Введение

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

А.А. Банин 

РУССКАЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ МУЗЫКА ФОЛЬКЛОРНОЙ ТРАДИЦИИ

Москва 1997

Содержание

От автора

ВВЕДЕНИЕ

Общая историко-культурная характеристика традиции
Эпоха Киевской Руси и феодальной раздробленности
Расцвет скоморошества в эпоху Московской Руси
Возникновение традиции русской письменной музыки

Раздел I. Очерк истории изучения русской инструментальной музыки

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

История изучения русской инструментально-музыкальной культуры бесписьменной традиции насчитывает уже более двух столетий. В течение этого времени научная мысль прошла путь от первых попыток систематического описания инструментов и общей характеристики их специфики, функций и генезиса до специальных монографий, посвященных какому-либо одному инструменту, в которых инструмент или исполняемая на нем музыка (а в ряде случаев одновременно и наигрыш, и инструмент) тщательно рассматриваются в самых различных аспектах научного исследования. Для характеристики наиболее важных направлений и методов исследования и оценки полученных результатов указанный период времени целесообразно разбить, на наш взгляд, на три этапа.

Первый этап (условно с 1770 по 1869 год) – период активного накопления фактических данных и первых попыток специального изучения музыкальных инструментов и инструментальных наигрышей, бытующих у русского народа. Второй этап (условно с 1869 по 1937 год) – период подробного и целенаправленного исследования вопросов генезиса и исторической эволюции музыкальных инструментов по памятникам древнерусской литературы, изобразительного искусства и другим историческим документам. Третий этап (условно с 1937 года по настоящее время) – период активного записывания инструментальных наигрышей и изучения бытующих в фольклорной среде инструментов в связи с исполняемой на них музыкой.

Раздел II. Традиции игры на струнных инструментах

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Струнные инструменты занимают в русской музыкальной культуре бесписьменной традиции центральное место, на что обратил внимание еще Фаминцын в исследовании “Скоморохи на Руси” (Фаминцын, 1889). Не случайно поэтому струнные инструменты, особенно щипковые, по сравнению с духовыми и ударными изучались в историческом плане в первую очередь, более тщательно и широко (Фаминцын, 1890, 1891; Привалов, 1904, 1905-06, 1907 в; Ямпольский, 1951; Соколов, 1959, 1962; Тихомиров, 1962; Вертков, 1972 и др.).

Первое письменное упоминание о музыкальных инструментах славян, относящееся к VII в., касается струнного инструмента (см. Штриттер, 1770, с. 54). В IX-X вв. о струнных инструментах восточных славян писали арабские историки Ибн-Хордаде, Ибн-Даста, Аль-Бекри, Ибн-Фодлан (см. Хвольсон, 1869; Гаркави, 1870). Свидетельства арабских историков довольно четко указывают на то, что в IX-X вв. восточные славяне пользовались струнным щипковым инструментом двух разновидностей: танбуровидным, то есть грифовым со сравнительно небольшим числом струн (tanbur) и псалтиревидным, то есть многострунным, ошибочно приравненным арабскими историками к уду (ud).

Раздел II. Традиции игры на струнных инструментах - продолжение

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Скрипка

Даже среди специалистов до сих пор встречается мнение, что скрипка не является русским народным инструментом. Например, К.А. Вертков в уже упоминавшейся монографии не включил скрипку в систему русского народного инструментария [64]. А между тем, наукой накоплен обширный фактический и аналитический материал, отражающий бесписьменную традицию игры на этом инструменте. Существует уже значительная литература о русской народной скрипке (Казанская, 1974, 1988, 1990; Смирнов, 1961; Руднева, 1975 и др.).

Этнографические данные о применении русскими крестьянами скрипки не восходят ранее первой половины XIX в. Однако по историческим документам скрипка известна русским с XV-XVI вв. Любопытно, что скрипотчики не только величаются в документах русскими игрецами, но и противопоставляются иноземным исполнителям на виоле, которых выписывали из Европы к царскому двору.

И. Ямпольский на широком историческом материале убедительно показал, что игра на скрипке имела широкое распространение в различных слоях русского общества: в кругах разночинной и дворянской интеллигенции, у ремесленников и особенно в крестьянской среде. Применение скрипки в крестьянском быту в России имело место ранее того времени, когда она начинает распространяться в условиях русской музыкальной культуры письменной традиции (Ямпольский, 1950). Именно крепостные музыканты, выходцы из крестьянской Среды, определили прочные связи русской профессиональной музыкальной культуры с народным искусством.

Раздел III. Традиции игры на духовых инструментах

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Духовые инструменты относятся к числу древнейших инструментов у многих народов мира, в том числе и у предков русских. Памятники древнерусской письменности называют нам трубу, свирель, сопель, рог, арган (варган, орган), цевницу, сурну, пищаль, волынку, посвистель и др. Даже полный перечень названий духовых инструментов, извлеченный из памятников древней письменности, лишь частично отразил бы все многообразие действительно бытовавших духовых инструментов и употреблявшихся в письменном и разговорном языке их названий. Мы привели далеко не исчерпывающий перечень, однако и он красноречиво говорит о том, что традиция игры на духовых инструментах у восточных славян в период становления у них государственности уже находилась на весьма высоком уровне развития.

Трудно согласиться с мнением, неоднократно высказывавшемся в литературе, что наименования духовых инструментов, встречающиеся в древнерусских письменных памятниках, отличаются значительной неясностью (Беляев, 1951, с. 494; Вертков, 1975, с. 35 и др.). На наш взгляд, справедливо скорее обратное: значение названий подавляющего большинства именно духовых инструментов столь прозрачны даже с точки зрения современного русского языка, что едва ли могут вызывать какие-либо сомнения. Так, одни названия запечатлели в себе характер издаваемого инструментом звука – сопель, свирель, посвистель (свистящий), пищаль (пищащий). Другие – “говорят” о форме инструмента (рог, труба). Третьи свидетельствуют о заимствовании нашими предками названий инструментов у других народов: сурна естественно ассоциируется с восточной “зурной”, а арган – с органом.

Раздел III. Традиции игры на духовых инструментах – продолжение

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Одинарная свирель

Одинарная свирель является инструментом типа продольной флейты и представляет собой простую деревянную (иногда металлическую) дудку с различным количеством игровых отверстий и со свистковым приспособлением на верхнем конце для возбуждения звука. Обычно свирель изготавливается либо из куска пустотелого тростника, либо из цилиндрического куска дерева, в котором делается звуковой канал. Конструкция свисткового приспособления для возбуждения звука в разных типах одинарной свирели различна.

Одинарная свирель – инструмент, изученный недостаточно. Исследованием традиции игры на нем занималась по существу одна А.В. Руднева. Отдельные наблюдения имеются также у Привалова, у Квитки, у Щурова и др. В 1940 г. И. Горюнов привез две одинарные свирели из Смоленской области, однако игрецов на таком инструменте ни ему, ни Квитке найти не удалось. Длина этих свирелей была различной – примерно 26 и 33 см. Обе имеют по шесть игровых отверстий, расположенных с лицевой стороны. На тыльной стороне игровых отверстий нет. Отверстие верхнего конца дудки заделывается с помощью шпунта так, чтобы оставить узкую щель для вдувания воздуха. На верхнем конце дудки делается косой срез, который охватывает примерно 2/3 диаметра трубки. Шпунт является акустически важной конструктивной деталью смоленской дудки.

Раздел IV. Традиции игры на ударных инструментах

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Русская фольклорная традиция знает множество видов ударных инструментов. Среди них бубен, барабан, набат и др. относятся к группе мембранных, а трещотки, ложки, барабанка, било и др. – к группе самозвучащих. Некоторые из перечисленных инструментов в летописях не упоминаются (например, барабанка, трещотки, ложки), в то же время, кроме перечисленных, в памятниках письменности встречаются и другие названия ударных инструментов (например, тулумбас, колокол, бряцало и др.). Подобно тому, как это было отмечено в отношении струнных и духовых инструментов, среди названий ударных есть такие, которые имеют не только видовое, но и родовое значение. В частности, заметный оттенок родового значения имеют термины “бубны” и “накры” как названия вообще мембранного инструмента и термины “било” и “бряцало” как названия вообще самозвучащего ударного инструмента.

Первое письменное упоминание самозвучащего ударного инструмента (бряцало) относится к XI в. (Минея сентябрьская), мембранного инструмента (бубны) – к XII в. (Повесть временных лет).

С древнейших времен восточные славяне употребляли ударные инструменты в трех функциях – в функции шумового орудия (в ратном деле, на охоте, в пастушестве, а также в обрядах), сигнального приспособления (в ратном деле и в повседневном быту) и музыкального инструмента (ритмизующее сопровождение пения или пляски).

Раздел V. Традиции инструментальных ансамблей

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Совместная игра на музыкальных инструментах, как утверждают историки, возникла уже на ранних ступенях развития человечества, когда люди применяли примитивные инструменты, с помощью которых извлекались звуки, не имеющие не точно фиксированной высоты, ни строго упорядоченного ритма. Во всяком случае, реальное существование периода хаотических форм совместного музицирования едва ли можно отрицать.

Не является исключением в этом отношении и предки русских – славяне. Архаические элементы, связанные с ансамблевым музицированием наших предков, обнаруживают себя при изучении исполнительской традиции почти каждого русского народного инструмента: трещоток (в ансамбле с пением), колоколов, пастушеских рожков, двойных свирелей и жалеек, гудков и скрипок.

Особый интерес в аспекте ранних форм ансамблевого музицирования, несомненно, представляют кувиклы. Стадиально различные эпохи ансамблевой игры нашли отражение буквально на всех уровнях организации звучания этого уникального инструмента. В ансамблевые отношения здесь вовлечены и мелодико-гармонический, и мелодико-ритмический, и вокально-инструментальный компоненты звучания.

Раздел VI. Традиции игры на пневматических инструментах

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Пневматические или воздушные инструменты составляют отдельную группу, хотя возбуждение звука в них, как и в духовых инструментах, осуществляется с помощью потока воздуха. В отличие от духовых, звучащим телом в них является не столб воздуха, а укрепленный в металлической рамке железный или латунный язычок, совершающий звуковые движения в автоколебательном режиме.

Центральное место в группе занимает гармонь или ручная гармоника, имеющая множество разновидностей. Сюда же относятся фисгармония, губная гармошка, шэн и некоторые другие.

Русской фольклорной традиции известна из пневматических инструментов лишь гармонь. Поэтому настоящий раздел ограничен материалами, относящимися преимущественно к культуре гармони и главным образом той ее части, которая входит в состав русской фольклорной традиции.

Для понимания специфики музыкально-игровых возможностей гармони как в плане функционирования так и, особенно, в плане возникновения и развития ее многочисленных разновидностей, необходимо представить ее устройство хотя бы в самых общих чертах.

Раздел VII. Фольклорные традиции русской инструментальной музыки как система

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Особенность русской народной инструментальной музыки состоит в том, что она, если взять ее как одно целое на всем отрезке истории существования, не выступает как самостоятельный вид искусства, а преимущественно в комплексе либо с другими видами искусства (с пляской, с частушкой, с танцем, с песней), либо с трудовым процессом (пастушеская музыка), либо с обрядом (с календарной и свадебной обрядностью, а также с обрядом тризны). Формы музицирования в русской бесписьменной традиции представлены явлениями позднего происхождения и в целом не характерны. Все же, несмотря на прикладной характер, русская инструментальная музыка даже по тем далеко не полным данным, которыми мы сейчас располагаем и которые нашли только частичное отражение в этой книге, предстает как явление значительное, самобытное, многогранное.

Система инструментальных родов

В общеэтнической традиции инструментальной музыки русских необходимо выделить несколько частных традиций, своеобразных родов инструментальной музыки, образующих свою систему жанров и множество локальных форм проявления в различных регионах бытования. В качестве таких традиций следует выделить хореографическую, пастушескую, эпическую, смеховую, лирическую, обрядовую, колокольную и ратную. Каждая из них имеет различную степень сохранности и активности в наши дни.

Литература

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

Агажанов, 1949 - Агажанов А.П. Русские народные музыкальные инструменты. С приложением образцов наигрышей. М.; Л., 1949.

Алексеев, 1895 - Алексеев И.П. Полная школа-самоучитель для однорядной гармоники. М., 1895.

Альбинский, 1976 - Альбинский В.А. Некоторые данные к постановке проблемы взаимодействия музыкальных культур финно-угорских народов Прикамья и русских переселенцев // Музыкальный фольклор угро-финских народов и их этномузыкальные связи с другими народами. Таллин, 1976.

Альбинский, 1983 - Альбинский В.А. Сивинский “скрипач” И.М. Устинов. К вопросу о традициях гудошного исполнительства и промысла в современном фольклоре Урала // Бытование фольклора в современности. Свердловск, 1983.

Андреев, 1975 - Андреев Ф. Инструментальные наигрыши Псковской области. Дипломная работа. Муз.-пед.институт им. Гнесиных. М., 1975.

Аракчиев, 1907 - Аракчиев Д.И. О лирниках Северного Кавказа // Русская музыкальная газета, 1907, № 22-23.

Сноски

Банин А.А. вкл. . Опубликовано в Русская инструментальная музыка

[1].Многочисленные сведения о музыкальных инструментах и инструментальной музыке, содержащиеся в более ранних источниках - летописях, азбуковниках XVI-XVII вв., записках посетивших Россию путешественников и других - в нашем очерке не обобщаются, поскольку они предшествуют этапу специального изучения данного предмета и уже были суммированы в работах А.С. Фаминцына, Н.И. Привалова, К.А. Верткова и др.

[2].Staehlin J. Nachrichten von der Musik in Russland. В книге: Haygold M. Beylagen zum neuverдnderten Russland. Zweiter Theil. Riga und Leipzig, 1770.

[3]. Jacob von Staehlin (1709-1785) - член Российской академии наук (с 1738 г.), известен как музыкант (играл на флейте, пробовал свои силы в качестве дирижера) и, главное, как историограф русского искусства (середины XVIII в. Родился в Саксонии, но бульшую часть жизни (с 1735 по 1785) прожил в Петербурге.

[4]. На русском языке “Известия” Штелина были напечатаны сначала в пересказе в “Художественной газете” за 1840 г. и лишь в 1935 году вышел (дважды!) полный перевод этого произведения: а) Штелин Я. Музыка и балет в России XVIII в. Перевод Б.И. Загурского. Л., 1935; б) Штелин Я. Известия о музыке в России. Перевод М. Штерн. Редакция, предисловие и примечания Т. Ливановой. “Музыкальное наследство. Сборник материалов по истории музыкальной культуры в России”. Вып. I. М., 1935

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе