Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Идиофоны в казачьей культуре Кубани

вкл. . Опубликовано в Вопросы казачьей истории и культуры 2003 Просмотров: 3166

А. Н. Соколова

Казачья музыкальная культура маркирует себя музыкальными орудиями. Идиофоны – самозвучащие инструменты, различного рода ударяемые, соударяемые, встряхиваемые, скребущиеся, фрикционные орудия  -  играют в современной казачьей культуре заметную и значительную роль.  Многие плясовые, шуточные и лирические песни сопровождаются их звучанием. Роль этих инструментов  в культуре казаков значительно выше, например, в сравнении с общерусской культурой. В научной литературе встречаются  высказывания о том, что в русской культуре многие ударные инструменты были заимствованными от других народов. Так например, анализируя историю русских народных музыкальных инструментов, А. Новосельский в качестве собственно русского самобытного самозвучащего музыкального орудия выделяет только ложки: “Ложки являются совершенно самобытным созданием русского народа, чего нельзя сказать про остальные ударные инструменты, которые, как известно, занесены в Россию от восточных народов” (1). Более категорично высказывается Олжас Сулейменов. Он уверенно говорит о том, что с дохристианских времен славяне и тюрки имели много общего, в частности, “пели и играли на одних инструментах” (2). Так или иначе, но факты позднего проникновения большинства идиофонов в русскую культуру очевидны. Знаток скоморошьей культуры В. В. Кошелев выделяет в ней только три группы инструментов – аэрофоны, хордофоны и мембранофоны. Идиофоны в этом перечне отсутствуют (3). Крупнейший знаток музыкальных древностей Новгорода, археолог В. И. Поветкин среди самозвучащих орудий XI-XII вв. называет колокол, било, ботало (колоколку), звонец (колокольчик), бубенчик (шарок), шумящую привеску-амулет, погремушку керамическую, варган и трещотки, удивительным образом напоминающие современные адыгские пхачичи (4). В. Б. Попонов (1984) к русским народным ударным инструментам причисляет 6 орудий: трещотки из 18-20 тонких дощечек (обычно дубовых), ложки, тарелочки, кокошник, деревянная коробочка, рубель (5). А. А. Банин (1997)  в список самозвучащих инструментов включает било (великое и малое), пастухальницу, ложки и трещотки (6). Наиболее полный состав идиофонов, используемых в русской культуре, приводит Т. Кирюшина в лекции “Традиционная русская инструментальная культура” (1989 г.). Она выделяет щипковые идиофоны – варган, фрикционные – в этой функции выступают стиральная доска, самоварная труба, печная заслонка, пила, другие бытовые предметы; ударные – трещотки, ложки, коса, колокола, бубенцы, трензель, барабанка, било и др.; воздушные (пневмонические) – губные и меховые гармоники, береста, древесный и травяной лист, рыбья чешуя и т. п., а также некоторые виды свистулек (7).

Как видим, список ударяемых и соударяемых идиофонов в русской культуре не очень велик. Тем не менее, сравнение самозвучащих инструментов в пределах исторической дистанции в 500-700 лет говорит о значительном увеличении их числа. Тому причиной могут быть и недостаточное научное знание о музыкальной культуре раннего славянского Средневековья, и новые представления о том, что считать/не считать музыкальным инструментом, и изменение пространства русской культуры. Вполне возможно, что, расселяясь с севера на юг и с запада на восток, славяне видоизменяли свой инструментарий, заимствуя что-либо от тех народов, с кем непосредственно вступали в контакт или видоизменяя собственные инструменты, приспосабливая их к новым географическим широтам и, следовательно, к новым условиям жизни.
Идиофоны в казачьей культуре – весьма занимательная тема, разработкой которой должны заниматься комплексно этнографы, филологи, историки, этномузыкологи, этнопсихологи, органологи, акустики и др. В настоящем материале мы хотим  привлечь внимание к вопросам изучения ударных и ударяемых музыкальных орудий в казачьей культуре, подчеркнуть значимость этой неразработанной темы. Объектом нашего внимания стали самозвучащие инструменты, используемые в сценических фольклорных или фольклористических коллективах, десятки которых появились на Кубани и в Республике Адыгея за последние 10-15 лет.  С одной стороны, выбор музыкальных орудий, используемых на сцене сориентирован на аутентику, т. е. на реалии казачьих праздников и ритуалов. С другой стороны, сценическая зрелищность и искусство музыкантов-профессионалов порождает многочисленные копии в фольклорной среде и, особенно, в условиях самодеятельности.  Номенклатура идиофонов, функционирующих в сценических коллективах, разнообразна. В реестре инструментария Государственного академического Кубанского казачьего хора значатся и используются ботало (старинный шумовой инструмент производственного назначения), копытца (для имитации цокота конских копыт) и адыгские трещотки – пхачич (8). В оркестре русских народных инструментов “Русская удаль” (Республика Адыгея) употребляются коса, пила, стиральная доска, ухват, тазы и сковороды разных размеров,  чугунки, металлические крышки от кастрюль, молот и наковальня, ложки, трещотки, коробочки, копытца, рубель, трещотка-вертушка и др. В фольклорном ансамбле “Казачата” (Республика Адыгея) звучат ложки,  трещотки, рубель, копытца, вертушка-трещотка.
Идиофоны имеют широкий спектр применения. Большая часть сценического репертуара идет в сопровождении идиофонов. Они звучат с шуточными, плясовыми, игровыми-хороводными, обрядово-ритуальыми и др. музыкальными жанрами.
Отчего в культуре сложилось такое пристрастие к ударным инструментам? Связано ли это – и как связано? – с образом прежней жизни казаков, с их генетической привязанностью к коню, с некой навязчивой звуковой идеей конского топота - не просто сопровождающего, а как бы пронизывающего всю жизнь казаков? Может быть, привязанность к идиофонам обусловлена желанием выделиться или отделиться от русской культуры?  Возможно, что ударные остались “в наследство” казакам как память о прежнем военном быте, как тембро-ритм, организующий большие массы людей, как, в конечном итоге, символ ритмо-порядка, впоследствии сублимированный на эстетический уровень.
В пристрастии казаков к идиофонам нельзя отрицать и влияние культуры кавказских автохтонов (адыгов, абхазов, осетин и др.), у которых, как известно, танцевальная музыка не звучит без трещоток или хлопанья в ладоши.  В то же время важным фактором является то, что на Кавказе существует особый микроклимат, особая ландшафтная среда, способствующая или требующая постоянного ударного звучания.
Ударный звук – это рудимент некоего оберега, который, вероятно, в условиях горной местности является необходимым для любой этнической группы. Заселяя горы и предгорья, казаки адаптировались не только к новым природным и геоклиматическим ландшафтным условиям, но также и к новой звуковой среде обитания.
У многих народов ударные звуки – и особенно удары по дереву – по сей день связаны с охранительной магией. Идиофон заполняет охраняемое пространство в пределах своей слышимости. Защитный магический круг, создаваемый идиофоном и звуками музыки, в несколько раз шире обрядового или праздничного пространства. Таким образом, идиофон охраняет не только ритуальное пространство, но и его маргинальную территорию. Звуковой хаос замещает собой настоящий хаос и, как магнит, притягивает и организует вокруг себя строгий ритуальный порядок.
Богатое и разнообразное применение идиофонов свидетельствует и о том, что их звуки несут также эстетическую функцию. Исполнителям и слушателям  нравятся мерные или, напротив, акцентные  ритмические удары, организующие пение или танец, придающие музыке упругость, ясность, стержневую опору, обеспечивающие  коллективную ритмичность.
Казачьи идиофоны  весьма разнообразны. Наиболее оригинальны копытца. По системе Хорнбостеля-Закса их классификационный номер – 111.14 – соударяемые сосуды или сосуды-клапперы (9). В систематической таблице Хорнбостеля-Закса сосудом считается даже небольшое углубление в доске (выемка). К этому же классу относятся, например, испанские кастаньеты – 111.141.
Внешне копытца бывают различны. Одни из них напоминают раковинообразные пластины маленьких или средних размеров, другие больше похожи на спичечные коробки. Последние представляют собой два маленьких одинаковых ящичка, длина которых может составлять 70 мм, ширина – 40 мм, высота – 28 мм. Толщина стенок достигает 5 мм. Ящички делаются из звонких пород деревьев – клена, ясеня. Они соединяются между собой тонкой веревкой (длиной примерно один метр). Исполнитель (обычно – женщина) вешает веревку на шею (как коромысло), берет их за днища и стучит ими различными способами. Обычный прием – соединять ящички  со стороны открытых частей. При первом ударе обе половинки держатся параллельно друг другу, при втором – соединяются перпендикулярно. При первом ударе получается несколько глухой звук, затухающий в пределах образующегося замкнутого внутреннего пространства. При втором ударе образуется более открытый и яркий звук. В этом случае не возникает замкнутого пространства. Перпендикулярное совмещение копытцев образует “открытые” зоны с боков, звук получается более резким.  При кажущейся простоте инструмент требует от исполнителя особой музыкальности, физической выносливости, безупречного чувства ритма.
Раковинообразные копытцы достигают 110-120 мм в диаметре, а толщина их стенок – 7-8 мм. Исполнительские приемы  на них сохраняются те же – при одном ударе половинки раковинок совмещаются и как бы “закрываются”. При этом получается “глухой” звук. Следующий удар совершается с сохранением открытого пространства – при этом образуется более резкий звук. Семантически звуки копытцев напоминают конный цокот – не случайно они носят соответствующее название. Некоторые исполнители в определенные моменты играют на копытцах “скользящим” движением, как бы “чиркая” спичкой по спичечному коробку.  Каждый исполнитель использует свои приемы, имитируя звуки, идеально соответствующие, по их мнению, конскому топоту.
 Этот же эффект достигается ударами небольших палочек по деревянной коробочке – Tamburo di legno (ит.), Wood-blocks (англ.) – 111.2 – ударяемый идиофон по классификации Хорнбостеля-Закса. Специалисты называют коробочку - вуд-блок инструментом китайского происхождения, получившим первоначальное распространение в джазе (10). Обычно коробочка представляет собой небольшой прямоугольный брусок, сделанный из хорошо высушенного дерева твердой звонкой породы (обычно клена). Средние размеры такой коробочки – длина 220 мм, ширина 80 мм, высота 50 мм (11). Поверхность коробочек обычно скруглена у краев и хорошо отполирована. Иногда коробочка стационарно прикрепляется к деревянной подставке. С боковой стороны на расстоянии 5-10 мм от верхнего края выдалбливается глубокая щель почти во всю длину инструмента. Эта щель придает орудию резонирующее звучание.  По коробочке обычно ударяют палочками от малого барабана, добиваясь цокающего сухого звука, также имитирующего цокот копыт. Вуд-блок, используемый в оркестре “Русская удаль”, смастерил из клена артист оркестра Г. Железовский. Коробочка представляет собой хорошо отполированный, промазанный лаком  деревянный брусок длиной 195 мм, шириной 75 мм, высотой 40 мм.  Если обычная коробочка имеет один щелевидный вырез, то на коробочке Г. Железовского их два. Они расположены по боковым сторонам, с одной стороны – на расстоянии 10 мм от верхней плоскости инструмента, с другой стороны – на том же расстоянии от нижней плоскости. Длина каждой щели 170 мм и ширина 10 мм, глубина 50-60 мм. Вид сбоку: (рисунок)
Вид с торца: (рисунок)
Трещотки, используемые в “Русской удали”,  имеют 18 одинаковых дощечек высотой 175 мм, шириной  45 мм, толщиной 5 мм. По краям с обеих сторон прикрепляются по одной короткой дощечке высотой 125 мм, шириной 45 мм и толщиной 4 мм. Трещотки сделаны из клена, крайние короткие дощечки расписаны растительным узором.
Итак, среди самозвучащих музыкальных орудий в казачьей культуре заметно преобладают ударяемые и соударяемые идиофоны. Они образуют отдельные виды и подвиды инструментов. Так, например, копытцы бывают маленькие и большие, в виде ящичков, полушариев или раковинообразные. Коробочки подразделяются на одно и двухщелевые, большие и средние, на стационарной подставке и без нее, из той или иной породы дерева. Привязанность ударяемых и соударяемых идиофонов к общей казачьей картине мира очевидна. Они связаны с равномерным шагом иноходца, с образным строем конника, всадника,  демонстрирующего уверенность в себе и в надежности своего друга–коня, ощущение власти над природой через преодоление пространства и времени (то, чем просто человек отличается от всадника).  Аура ударных звуков складывается в эстетический ореол, значение которого многократно увеличивается через многолюдное хлопанье в ладоши. Это создает ощущение сопричастности к массовому ритму и звукосозиданию, приобщает к сотворчеству взрослого и ребенка, музыкально одаренного и обыкновенного человека. Простые и многократно повторяющиеся ритмы возбуждают первобытные и глубинные этнические инстинкты, одновременно отвечая эстетическим потребностям людей.

Примечания;
1. Новосельский А. Очерки по истории русских народных музыкальных инструментов. М., 1931. С. 9.
2. Сулейманов О. Аз и я. Алма-Ата, 1975. С. 186.
3. Кошелев В. В. Скоморохи и скоморошья профессия. СПб., 1994. С. 7.
4. Поветкин В. И. Музыкальные древности Новгорода  // Новгородские археологические чтения. Материалы научной конференции. Новгород, 1994. С. 67-74.
5. Попонов В. Б. Русская народная инструментальная музыка. М., 1984. С.36.
6. Банин А. А. Русская инструментальная музыка фольклорной традиции. М., 1997. С.116-126.
7. Кирюшина Т. В. Традиционная русская инструментальная культура. Лекция по курсу “Народное музыкальное творчество” для студентов музыкальных вузов. М., 1989. С.50-51.
8. Булавин Ю. В., Корсакова Н. А. Народные музыкальные инструменты на Кубани: история и современность // Традиционная культура и дети. Краснодар, 1994. С. 218.
9. Хорнбостель Э. М., Закс К. Систематика музыкальных инструментов // Народные музыкальные инструменты и инструментальная музыка. Сб. статей и материалов в 2-х частях. Ч.1. М., 1987. С. 239.
10. Дмитриев Г. Ударные инструменты: трактовка и современное состояние. М., 1991. С. 25.
11. Купинский К. Школа игры на ударных инструментах. М., 1982. С. 126.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе