Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Песенная традиция алтайских казаков

вкл. . Опубликовано в Вопросы казачьей истории и культуры 2002 Просмотров: 3266

В.М.Щуров

Среди казачьих региональных формирований совершенно самобытное явление представляет собой музыкальная культура алтайских казаков. Этническая группа казаков-алтайцев сложилась в особых исторических условиях освоения русскими сибирских земель, длительное время обладала отличительными качествами хозяйственного и бытового уклада, имела свои специальные военные задачи по охране рубежей сибирских российских владений. Все это отразилось как на поэтическом содержании сложенных в среде алтайских казаков народных песен, так и на их жанровом составе, музыкально-поэтической стилистике, характере исполнения.
С самого начала освоения Сибири Российским государством встала первостепенная задача защиты русских селений на этой огромной территории от посягательств воинственных и коварных соседей. Первые сибирские города были крепостями с большими военными гарнизонами. Вдоль южной границы сибирской территории России была возведена линия казачьих укреплений, протянувшаяся от Кузнецка через Бийск к Усть-Каменогорску. Она получила название Колывано-Кузнецкой оборонительной линии и была возведена в основном в конце ХVII - первой половине ХVIII столетия. К этому времени, очевидно, следует отнести и на¬чальный период формирования местной казачьей песенной традиции. Уже то обстоятельство, что сибирская казачья общность складывалась в более поздний исторический период, чем донская и даже уральская, послужило причиной во многом иных ее культурных ориентиров.
В период первоначального проникновения русских в Сибирь главными их противниками были джунгарские правители, всеми силами противившиеся распространению влияния Москвы. В борьбу с русскими поселенцами джунгары  насильственно вовлекали подвластные им кочевые народы-данники. По свидетельству документов того  времени, в 1700 году кыргызы и калмыки напали на Кузнецк, сожгли подгородный Рождественский монастырь, уничтожили много хлеба и скота. В схватке погибло 41 человек местных русских жителей, 102 человека были захвачены в плен (1). 21 августа 1709 года ойратские зайсаны с отрядом 1000 человек подошли к Кузнецку, сожгли несколько деревень, хлеб и сено около них, несколько человек убили, захватили пленных. 23 августа 1709 го¬да в трех верстах от Кузнецка произошел бой, окончившийся побе¬дой русских. В бою погибли три князца, 40 рядовых, многие про¬пали в лесу, «а остальные калмыки разбежались к реке Оби разными дорогами» (2).

Сохранились и иные многочисленные свидетельства о набегах кочевников на мирные русские селения в предгорьях Алтая.
Вероятно, именно эти события нашли отражение в уникальной по содержанию песне, записанной в 1977 году членами экспедиции Московской консерватории в селе Слюдянка Усть-Калманского р-на Алтайского края от казачки преклонного возраста (1890 г.р.) Е.Н.Кораблиной и ее дочери, А.Д.Кораблиной (1914 г.р.):

Ах, да пролегла-то, Ляжить Сибирь ли дороженька,
Ох, да очень то... ох, да ли торная.
Да никто-то по этой по дороженьке,
Ох, да не проха... ах, да прохаживал.
Ох, да шли-то, прошли наши да казаченъки,
Ох, да с моря Черного домой.
Ох, да становьем-то ли они да становилися
Ах, да на зеленыя да луга.
Расседлавши-то своих добрых коней,
Ох, да они спать скоро легли.
Ох, да поглядел бы да, только посмотрел жа,
Ох, да молодой шельма, да кыргыз.
Уж ты, батюшка, да ты наш султанушка,
Дай нам сорок тысяч человек!
Ох, да они секлися, они рубилися,
Ох, да пролилася кровь да рекой.

Пример I
В бывших казачьих горных селениях Тулота и Тигирек Чарышского района Алтайского края московским собирателям удалось зафиксировать в середине шестидесятых годов несколько редких по содержанию песен, отражающих черты воинского казачьего быта. В них повествуется о дальних походах русских войск за Дунай. При этом изложение сюжетных мотивов  ведется от лица терских и уральских казаков. Можно предполагать, что подобные песенные примеры были занесены на Алтай уже единстве с гармоническими.
В качестве примеров традиционных казачьих воинских песен алтайских казаков можно привести хотя бы два следующих характерных образца.
В песне «Не шуми-ка ты, не греми-ка ты, зелена дубравушка» поется о возвращении казаков в родные края после долгого трудного похода:

Не шуми-ка ты,
Да не греми-ка ты,
Ай, да зелена да дубровушка.
Ай, зелена-то дуброва,
Ой, что придет-то на тебя,
Да мать да дубровушка,
Ой, да несгода да велика (3).
Что несгодушка
Да мать ли дубровушка,
А да зимонька, да холодная.
Да исповысушит,
Да исповыкрушит.
Ай, да всё листья да коренья.
Ай, что на крутеньком
Да на раскрутеньком,
Ай, да было на ручейке.
Да что на желтеньком,
Да на рассыпчатом,
Ай, да желтеньком песочике.
Ай, да соходилися,
Да соезжалися,
Ай, да всё соезжая братия.
Ай, да всё соезжая,
Всё-то сохожая,
Ай, да ли терские казаки.
Ай, жалобу да творят
Наши да казаченьки,
Ай, да на реченьку на Волгу.
Ай, да бы Бог, ты судья,
Да реченька быстрая,
Ай, да что ты долго не проходишь?
А нас, казаченьков,
Добрых молодцев,
Домой не пропустишь?
А мы, казаченьки,
Добры молодцы,
Сами переедем.
К своим-то женушкам
Мы в гости заедем.

Пример 2
В напеве этой песни ощущается непреклонная маршевая поступь, идущая от стиля солдатского походного марша. В то же время метр несимметричен, четные метрические группы чередуются с нечетными (трехдольными), что придает движению прихотливую изменчивость, пластичность. Плавные мелодические спады в верхнем голосе от VI ступени лада к основному устою, воздушные квартовые, квинтовые, секстовые интонационные ходы, узорчатая орнаментика, распеваете основных ударных слогов - все перечисленные средства способствуют усилению лирического характера. В соотношении двух основных голосов преобладает параллельное терцовое движение, что вообще свойственно сибирскому ансамблевому пению. Это, очевидно, специфически-местный стилевой признак. Эпизодическое появление средней мелодической линии, с одной стороны, обогащает напев фактурно, с другой - привносит в музыкальную ткань гармонические элементы, черты функциональной аккордовости.
В стиховой основе ощущаются следы исходной коломыйки с двумя цезурами:
Не шуми-ка,
Не греми-ка,
Зелена дуброва.
Это черта модная для народного русского искусства ХУШ века, испытавшего известное влияние украинской песенности. В то же время в стихе присутствует и тоническая акпентностъ, идущая от русского эпоса. При тактовом оформлении напева учитывались оба взаимодействующих ритмических фактора - и силлабическая цезурованность, и ударность слогов, сочетающаяся с музыкальными акцентами и слоговыми распевами.
Более традиционна для русского песенного фольклора ритмическая форма другой типично казачьей исторической песни лирическо¬го склада – «Вечерок-то вечерается». Если выделить структурную основу стиха, освободив его от словообрывов, словоповторов, вставных междометий и частиц, то обнажится характерный тонический девятисложный остов, по ритму напоминающий многие примеры северных и сибирских свадебных песен. В ряде строк стих связан с костяком 5+5 слогов, типичным для русской традиционной лирики. Приведем поэтический текст этой песни в концентрированном виде. В этом случае ясно выявляется ее поэтическое содержание, раскрывающее суть ратных подвигов русского казачества, по-видимому, в период суворовских войн:
Вечерок-то вечераетея,
Красно солнышко закатается
За горы, да за высокия,
За леса, да леса темныя,
Леса темныя, разосиновые.
Наступает на нас ночка темная,
Ночка темная, разосённал.
Нам, казаченькам, да худо дремлется,
Кавалерикам сон на ум не йдет.
Выходили мы на Дунай-реку,
Заряжали мы пушки ядрами,
Попадали мы в стену каменную.
Стена каменна пошатилася,
Сила-армия повалилася.

Пример 3
С музыкальной стороны эта песня служит примером развитого местного многоголосия: в ней преобладает трехголосное полифоническое изложение с элементами гармонической аккордовости. Как и в двух предыдущих приведенных примерах, в данной песне чувствуется мерная ритмическая поступь, активность движения, строгая метричность - черты, присущие воинской традиции. В то же время чрезвычайно сильны в напеве лирические качества. В запеве выразительные широкие секстовые ходы сменяются плавными нисходящими мело¬дическими фигурами. Мелодия ведущего среднего голоса в хоровом разделе строится преимущественно на последовании мягких ниспадаю¬щих построений от кульминационной точки на расстоянии ноны от завершающего линию тона. Для народной песни это весьма широкий диапазон. В целом же размах напева достигает полутораоктавного амбитуса.
Показательно неоктавное ладовое строение напева: вторая ступень лада в нижнем и верхнем регистрах разнятся по названиям, составляют уменьшенную октаву. Подобная «обиходность» звукоряда характерна именно для сибирской песенности.
Песни традиционного казачьего репертуара составляют достаточно высокий процент в репертуаре жителей бывших алтайских воин¬ских поселений. Приведем начальные слова еще нескольких примеров данной жанровой группы:
Поднималися туманы,
Отправлялися казаки.
Оглянулися на домы -
Остаются наши жены.
Остается конь вороный
 С препаратной (4) славной сбруей.
Да сбруя, сбруюшка золота,
С притесненою уздою...
Песня повествует о гибели казака в чистом поле.
Известна в этих местах и широко распространенная в каначъей среде песня о девушке, поверившей мужским уговорам и впоследствии покинутой любимым:
Засвистали в поле казаченъки,
Да утром рано со полночи.
Ой, заплакала моя Марусенька
Свои ясныя очи.
Ой, не плачь, не плачь, моя Марусенька,
Да мы возьмем тебя с собою.
Мы возьмем тебя с собою,
Назовем тебя сестрою.
Не сестрою тебя не родною-
Да женой своей молодою...
Немало в репертуаре алтайских казаков и поздних воинских песен, относящихся к XIX столетию. Некото¬рые из них имеют явно местное происхождение, как, например, пес¬ня, записанная в бывшей казачьей станице Антонъевка Петропавловского района Алтайского края, начинающаяся словами:
Казаки - верные сыны
Среди персидския долины
Седлают ворона коня,
Ретиво сердце встрепеснулось.
Встречаются здесь воинские песни, воспринятые, по-видимому, во время совместных воинских походов от других региональных групп казаков. Приведем слова одной из подобных песен:
Что мы, братцы, приуныли,
С горя песен не поем.
Ох, запоем-то мы с горя песню»
Про казачье-то про житье.
Где мы были, где служили,
За Уралом-то за рекой.
Урал-речка невеличка,
Переправы на ей нет.
Мы стояли-то на границе,
Куропаткин-то прибыл к нам.
Вы здоровы-то-ка, мои братья,
Вы здоровы-то, казаки?
Мы на это-то не взирали,
За собой пленных да вели.              (село Тулота)
Распространению песен из иных казачьих регионов, по всей ве¬роятности, содействовало и административное перемещение казаков из одних гарнизонов в другие. Об этом, в частности, сообщается и в песне «Раскухарочка», записанной в селе Тигирек:
Слышно здесь у нас -
С Дону едет смена,
Нам, учебным бравым казакам,
Будет перемена.
Ох, моему-то ли дружку,
Ему смены нету.
Ох, жалко, жалко мне ли да того,
Кто без смены служит.
Ой, мне-то еще того жалчей,
Кто с милым расстается.
Примечательно, что близкие по содержанию варианты песни о гибели казака от тяжелых ран «За Уралом, за рекой, там казак гулял» зафиксированы экспедициями Московской консерватории в алтайском селе Слюдянка и в поселке Круглоозерное Уральской области Казахстана (бывшей уральской казачьей станице). Напевы сравниваемых примеров заметно разнятся мелодически, однако имеют сходную форму слогового ритма.
Немало в местном репертуаре и широко распространенных воинских песен, с напевами, не имеющими определенно выраженных местных стилевых черт. К подобным образцам можно отнести, например, песню со следующими словами:
За Уралом, за рекой,
Казаки гуляют.
Казаки - не простаки,
Волъныя ребята...
У них товарищ - добрый конь
И шашка-лиходейка,
Они ночку мало спят,
В поле разъезжают...               (село Тулота)
Встречаются в местном музыкальном быту и чисто солдатские песни, имеющие достаточно широкое распространение в Сибири. В частности, один из примеров, зафиксированных в алтайском селе Тигирек, совпадает со сходным образцом, известным в Читинской области:
Кругом лесу обошли,
На полянку встали,
Мы не долго - полчаса
Командира ждали...

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе