Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Кубанское казачество: проблема терминологии и методологии

вкл. . Опубликовано в Вопросы казачьей истории и культуры 2002 Просмотров: 1791

А.Н.Малукало

В истории философии случалось так, что после крупных открытий в какой-либо области знаний естественных наук начинались нападки на философию как устаревшую, не отвечающую потребностям времени науку, либо вообще лишали ее такового статуса. Крупный отечественный мыслитель Э.В. Ильенков в связи с подобными высказываниями по поводу диалектического материализма отмечал, что на поверку устаревшими оказывались не положения философской системы, а представления авторов подобных высказываний о диалектике (1). Подобные казусы происходят и с другими науками. В середине 90-х годов 20 века критической оценке подверглась теория этноса, разработанная Ю.В. Бромлеем. Указывалось, в частности, что применение положений данной теории позволяет под этносом понимать даже советскую партноменклатуру (2). Скорее всего, подобные критические замечания основываются на невнимательном ознакомлении с трудами видного ученого-этнографа.
Исследователи природы этноса сходятся в том, что общность происхождения, языка, территории, антропологические и другие признаки не являются обязательными при выделении этноса. Но важнейшим признаком реально существующей этнической общности любого таксонометрического уровня на всем протяжении ее существования является этническое самосознание, фиксированное в самоназвании (этноним)
Ю.В. Бромлей ввел в научный оборот узкое понимание этнического самосознания (осознание своей принадлежности к данному этносу) и широкое (включающее представление об языке, общности культуры, об историческом прошлом своего народа) (3).

Этническое самосознание как признак этноса не входило в определении нации И.В. Сталина, и именно Ю.В. Бромлею и В.И. Козлову удалось не только возродить представление о данном феномене как важном признаке этноса, но и развернуть его в стройную теорию (4).
Вышесказанное тесным образом связано с дискуссией о сущности казачества в дореволюционной России.
Сторонники особого этнического статуса казачества, справедливо отмечая те или иные факты политической, социально-экономической истории казаков, нередко экстраполируют их в область этнических процессов. На наш взгляд, именно отсюда возникают такие дефиниции как «этносословная группа», «квазисословие», «сложное этносоциальное явление» и т.п. Не отрицая сложность феномена российского казачества отметим, что такое терминотворчество скорее запутывает, чем вносит ясность в проблему.
Если предмет исследования социальная дифференциация в среде казачества, межсословная мобильность, соответственно исследователь использует термины, методы, принятые в социально-экономических исследованиях. Изучение этнической истории подразумевает использование методологии, тезауруса этнографической науки. Этническое самосознание кубанского казачества изучено крайне недостаточно. Высказываются как мнения о формировании такового в последней трети 19 века, так и суждения о преобладании сословно-корпоративных форм сознания у казаков.
На наш взгляд, аргументация сторонников теории о формировании субэтноса – «кубанские казаки» в этом вопросе носит скорее иллюстративный характер. В качестве гипотезы можно признать, что формирование единой кубанской казачьей культурной традиции, наличие особой территории – войсковой земли, сословная дифференциация в среде казачества, наличие особой административной и экономической инфраструктуры гипотетически могли служить основой самоидентификации кубанского казачества в пореформенный период по этническому признаку. Однако, в какой мере эти факты были осознаны и осмыслены самими кубанскими казаками как этническая граница, разделяющая «своих» и «чужих»? Этот вопрос все еще открыт.
Предварительное изучение этнического самосознания по материалам публикаций в дореволюционных печатных изданиях не позволяют с уверенностью констатировать наличие устойчивых форм этнического самосознания у кубанских казаков в указанный период. Отсутствуют мифологемы общности происхождения, единства традиций, нет четкого разграничения между собственно казаками и иногородними, населением родственным по языку, культуре (5).

Примечание:
1. Ильенков В.Е. Диалектическая логика: Очерки истории и теории. М., 1989. С.323.
2. Колпаков Е.М. Этнос и этничность // Этнографическое обозрение. 1995. № 5. С.13-25.
3. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983. С.165-180.
4. Козлов В.И. Проблема этнического самосознания и его место в ис¬тории этноса // Советская этнография. 1979. №2. С. 17-29.
5. Малукало А.Н. Дореволюционные печатные издания как источник для изучения самосознания кубанского казачества (к постановке вопроса)  // Голос минувшего. Кубанский исторический журнал. Краснодар, 1999. № 3-4. С.77-82.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе