Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Место и роль казачества в формировании русской нации и российского государства

вкл. . Опубликовано в Вопросы казачьей истории и культуры 2002 Просмотров: 2445

А.В.Сопов

«Граница родила казачество, а казачество создало Россию».
«Каждый русский мечтает стать казаком».
Лев Толстой

Эти два высказывания великого русского писателя (тем более поставленные рядом) наталкивают на размышления, порождают вопросы. Прав ли он? А если прав, то насколько? Насколько вообще правомерно противопоставление казаков русским? Кто такие эти казаки, что каждый русский мечтает им стать? Однозначного ответа на последний из поставленных вопросов нет. На него не ответить, не затронув проблем происхождения казачества (1). На сегодняшний день существует несколько более или менее известных версий происхождения казачества.

Первую из них можно назвать «легендарной» или «мифической». Согласно этой версии, казаки – один из самых древних народов мира, современники амазонок и троянцев, наделившие культурой все остальные народы, включая древних эллинов (2). Эта версия может быть сразу отброшена как абсолютно бездоказательная. Вторая – «кочевническая», производит казаков от смешения скифо-туранских и славянских элементов с преобладанием первых(3). Версия далеко не бездоказательная. Но, во-первых, упрощающая и «уплощающая» процесс складывания казачества, а во-вторых, изрядно отдающая биологизаторством.
Следующая и самая распространенная среди «непосвященной» публики «казенная» версия, признающая казаками потомков беглецов на окраины русского государства. Эта версия получила всестороннее обоснование еще с дореволюционных времен и закрепилась в сознании миллионов людей за десятилетия ее школьного преподавания (4). Несмотря на серьезный фактический подтверждающий ее материал, данная гипотеза совершенно не учитывает первоначальных и ранних стадий зарождения казачества. А беглецы не могли уходить в «никуда», тем более во враждебную степь, которая никогда не была «пустой». Есть еще версии «кавказского», «персидского», «монгольского» и др. происхождения казачества. Все они затрагивают лишь один из аспектов сложного процесса этногенеза, оперируют выхваченными из контекста фактами и не могут считаться верифицированными.

Обобщая и анализируя все вышесказанное, необходимо остановиться на гипотезе сложного и незавершившегося пути формирования казачества как этнической общности, когда на разных стадиях формирования этноса участвовали и преобладали различные элементы. Эту версию разделяет и пропагандирует автор (5). Исследуя, кто такие казаки, как и от кого они произошли, можно разобраться с вопросом роли казачества в формировании русской нации и российского государства. Сначала необходимо уяснить роль казачества и его «место» в судьбе России.

Во-первых, казаки играли роль «форпоста», богатырской заставы, неся пограничную службу, обороняя и сохраняя целостность России как государства, территории и цивилизации. Во-вторых, они – первопроходцы, открыватели и покорители провинций, за которыми шел основной элемент русской нации. (Ермак, Е. Хабаров, Т. Атласов, С. Дежнев и др.). В-третьих, казаки, безусловно, выполняли роль своеобразной «губки» или мембраны, через которую в «плоть и кровь» русской нации попадали новые элементы: люди, идеи, ценности, стереотипы и мотивы поведения.

Роль казачества в отношении России и русских в разные периоды была неодинаковой. Характерные черты первого периода (IX-XVI вв.) взаимоотношений казаков и русских, казачества и России трудно поддаются трактовке, т.к. не было еще единого казачества. Можно только более или менее определенно говорить о неоднозначности и подчиненном характере этой роли. В основном она носила характер:

  • - охраны казаками границ Российского государства и этнической территории русских;
  • - наемной военной службы казаков русским государям;
  • - казачество выполняло роль своеобразного «адсорбента» беспокойных, пассионарных элементов русского народа.

Второй период (конец XVI - конец XVIII вв.) взаимоотношений казачества и России с полным основанием можно назвать «смутным». Казаки в это время играли, в основном, роль смутьянов. Они активно вмешиваются в устои и ход русской жизни, заявляют свои права на «место под «русским» солнцем». (И. Болотников, И. Заруцкий, И. Лукьянов, С. Разин, К. Булавин, Е. Пугачев). Самоощущение казаков в этот период явно двойственное: с одной стороны, они воспринимают себя как относительно внешнюю силу (6), с другой стороны – «не чувствовали бы себя русскими, не ходили бы на Москву стоять за волю, за веру и за государя-батюшку».

Периодом борьбы по принципу «кто-кого» является третий период (начало XVIII – первая половина XIX вв.). Он характерен чередованием разгромов казачьей вольницы русскими регулярными войсками с подкупом и привлечением казаков на государеву службу. Как важный элемент российской государственной политики такая тактика существовала и раньше, но лишь теперь вышла на первый план. Четвертый период (вторая половина XIX – начало XX вв.) – это период «вольной» службы, когда Российское государство создает (и создало) из казаков военно-служилое полупривилегированное сословие. Сами казаки ощущают себя верноподдан¬ными, «наихристианнейшими паладинами», «щитом Европы». В фольклорной памяти казаков это время счастливого «светлого прошлого», рай земной, к которому необходимо вернуться.

Самым несчастным в истории взаимоотношений казачества и России был пятый период (1917 – 1937 гг.). Это время «расказачивания», разгрома и физического истребления казаков. Шаблонно-«научное» мышление большевиков не терпело разнообразия и своеобразия. Да и объективная поддержка казаками проигравшего в войне белого движения сыграла свою роль. Казалось, даже память о казаках была уничтожена. Выделение шестого периода (1991 – 2000 гг.) – периода возрождения казачества сейчас уже не выглядит чем-то новаторским. Однако, необходимо сказать, что, несмотря на «возрождение», казачество уже никогда не будет таким, каким оно было во времена «светлого прошлого». Не те времена, не те люди, не те задачи и обстоятельства.

Возвращение в прошлое, даже светлое, невозможно. Но у казачества есть будущее. К сожалению, война и насилие до сих пор остаются способами реализации политических целей, а значит, место воинственному характеру казака еще найдется. Есть смысл использовать этот характер цивилизованно. Смогли же американцы для сохранения традиций своих «синих» драгун сделать из них вертолетную авиацию (своеобразную кавалерию нашего времени). Думается, параллели здесь как нельзя более уместны.

Примечания:
1. Сопов А.В. Историография вопроса о происхождении казачества // Проблемы развития казачьей культуры. Майкоп: Адыгейское республиканское книжное изд., 1998. С. 20-27; Сопов А.В. Становление казачества // Проблемы изучения и пропаганды казачьей культуры. Майкоп, 2000. С. 14-23 и др.
2. Савельев Е.П. Казаки. История / Репринт. изд. Владикавказ: СПАС, 1991. С. III.
3. Казачий словарь-справочник / Сост. Г.В. Губарев. Ред. изд. А.И. Скрылов. Сан-Ансельмо, Калифорния, США, 1968.
4. Данная точка зрения сформулирована еще в трудах Н.М. Карамзина и Д.И. Иловайского.
5. Сопов А.В. Проблемы происхождения и становления казачества Юга России. Диссер. на соиск. уч. степени канд. истор. наук. М., 1999.
6. Фирсов Н. Пугачевщина: Опыт социально-психологической характеристики. М., 1966.

 

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе