Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Отрывки из книг

Аннотации, анонсы и небольшие отрывки из книг. Главный критерий помещения текста в эту категорию является небольшой объём представленного текста.

Практика магии, знахарства и ведовства

Сборник вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

Сборник ритуалов, заклинаний и талисманов на все случаи жизни.

Текст сборника представлен в разделе Целительство.

Источники, рукописи, книги и журналы

Народное целительство и колдовство

Науменко Г.М. вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

Традиционные старинные методы оздоровления и лечения

Традиционная народная целительская практика оздоровления и лечения бытует в сельской местности и в настоящее время, она существует по своим особым правилам и порядкам, обычаям старины. Это естественно, ведь жители многих деревень и сел, маленьких хуторов, удаленных от сельских центров и городов, где есть больницы, не имеют возможности постоянно получать профессиональную медицинскую помощь. Единственное их спасение при внезапно возникшем заболевании — это их собственный целительский опыт и обращение к знахарям. Другая причина, по которой сохраняется данная традиция — это вера в то, что некоторые болезни врачам неизвестны: сглаз, порча, волосень, черная рожа, щетинка и пр. Нередко сельские жители в одинаковой степени лечатся и у врачей, и у знахарей: сначала ходят к врачу и, если лекарство не помогает, идут к знахарю. Передается народная целительская практика обычно устным путем и существует параллельно рядом с общепринятой миром врачебной медициной.

Целительство — не ремесло. Это — дар. Он как бы нисходит к человеку свыше. Становятся ими лишь те, кто на все 100 процентов верит, что у него чудодейственная сила целительства и нет в этом ни капли сомнения. Такая сила веры в свои необыкновенные возможности целительства редко возникает в сознание обычного человека. А больше у человека пережившего травмы, болезни, сильные переживания; или получившего, как ему представляется, некое (от высших сил) психическое внушение; и к тому же имеющий к этому ремеслу расположение и желание. Такой человек концентрирует свои мысли одной целью, сознание его приводит к вызову действительного желания — единства сознательной и подсознательной воли, которые и составляют основу появившихся сил. Важна установка — желание помочь, сделать добро.

Феномен куклы в традиционной и современной культуре

Морозов И.А. вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

Российская академия наук
Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая

И.А. Морозов

Морозов И. А. Феномен куклы в традиционной и современной культуре (Кросскультурное исследование идеологии антропоморфизма). — М.: «Индрик», 2011. — 352 с., ил.

ISBN 978-5-91674-114-8

Данная монография посвящена исследованию роли антропоморфных артефактов в жизни людей и в истории человеческой культуры.

Особое внимание уделено «идеологии антропоморфизма», которая позволяет использовать антропоморфные игрушки в целях «социального конструирования», то есть для формирования и развития «пространства личности» ребенка, осознания им своего «Я», противопоставленного «Другому», преодоления возрастного этапа «аутизма», формирования гендерной, социальной и этнокультурной принадлежности и желательных стандартов поведения.

Автором проанализирован широкий круг источников: обрядовые, магические и религиозные практики, примеры из мемуарных, литературных и современных источников (пресса, массмедиа, реклама, кино). Основу исследования составляют материалы автора, относящиеся к русской традиции и включенные в широкий круг кросскультурных параллелей.

Круг игры. Праздник и игра в жизни севернорусского крестьянина (XIX-XX вв.)

Морозов И.А., Слепцова И.С. вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

Научное издание
Морозов И. А., Слепцова И. С.

Год издания — 2004, кол-во страниц — 920, ISBN — 5-85759-295-Х, тираж — 1000, язык — русский, тип обложки — твёрд., издательство — Индрик.
Серия — Традиционная духовная культура славян. Современные исследования.

Издание осуществлено при финансовой поддержке РГНФ (проект №03-01-00876д).
Формат 60x90 1/16. Печать офсетная

В монографии рассматриваются особенности функционирования празднично-игрового комплекса в севернорусском сельском социуме второй половины XIX — первой трети XX вв. Основное внимание уделено социорегулятивным функциям игры как при внутригрупповых и межгрупповых взаимодействиях в публичных обрядовых и зрелищных акциях («внешний круг игры»), так и в процессе становления личности при социализации детей и молодёжи и в соревнованиях за повышение статуса в рамках сообщества или референтной группы («внутренний круг игры»). Значительное место отводится анализу основных категорий традиционного праздника и его структурно-семантических составляющих, характеристике способов взаимодействия игровых и обрядовых форм, в частности, использованию игровых средств в ритуально-магических практиках.

Без правосудия. Отрывок из иронического романа

Родионов В.Г. вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

Небольшой город Чёсов, ничем непримечательный в отечественной истории, отмечал трехсотлетний юбилей - грандиозное по провинциальным меркам празднество. Слава Богу, предки заложили город в теплые сентябрьские дни, поэтому всю первую субботу и воскресенье месяца горожане предавались развлечениям.

Праздник, как обычно уже в течение почти тридцати лет, начался с торжественной части в субботу. Но если прежде трибуны устанавливали около памятника вождю мирового пролетариата Ленину, но несколько лет назад, после ехидной статьи в областной газете по поводу этого памятника, трибуну начали устанавливать напротив него. Получилось так, что если раньше городской Голова обращался к народу, стоя задом к дисквалифицированному временем вождю, то теперь произносил речи и осуществлял награждение отличившихся горожан, находясь к нему лицом. Большое, как известно, видеться на расстоянии, а городской Голова считал себя большим человеком. Чем не ровня бронзовому истукану?!

В Чёсове было много всяких всякостей, но главным, вне сомнения, был этот самый памятник Ильичу.

Как и полагалось по всем канонам бывшей советской власти, на главной площади городка стоял памятник вождю мирового пролетариата. Ну, стоял себе и стоял на радость партийному и советскому начальству, пока не возник пресловутый ГКЧП. Власть и растерялась. Тут местные, малочисленные, но весьма агрессивные, «диссиденты», воспользовавшись моментом, взяли да и взорвали памятник. Произошло это ночью. Зрелище, надо полагать, было то еще! Вождю оторвало ногу, голова скатилась на асфальт. На постаменте остался стоять инвалид революции.

Разрыв с традицией. Глава из книги Конрада Лоренца «Оборотная сторона зеркала»

Лоренц Конрад вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

В развитии каждой человеческой культуры обнаруживаются замечательные аналогии с историей развития вида. Кумулирующая традиция лежащая в основе развития всей культуры, строится на функциях, новых по своему существу, не свойственных ни одному виду животных, и прежде всего на отвлеченном мышлении и словесном языке, доставивших человеку способность образовывать свободные символы и тем самым небывалую до того возможность распространять и передавать индивидуально приобретенное знание. Возникшее отсюда "наследование приобретенных свойств", в свою очередь, привело к тому, что историческое развитие культуры происходит на много порядков быстрее, чем филогенез любого существующего вида.

Процессы, с помощью которых культура приобретает новое знание, способствующее сохранению системы, а также процессы, позволяющие хранить это знание, отличны от тех, какие встречаются при изменении видов. Но метод выбора из многообразного данного материала того, что подлежит сохранению, в обоих случаях явно один и тот же: это отбор после основательного испытания. Конечно, отбор, определяющий структуры и функции некоторой культуры, менее строг, чем отбор при изменении вида, поскольку человек уклоняется от факторов отбора, устраняя их один за другим путем все большего овладения окружающей природой. Поэтому нередко в культурах встречается нечто, едва ли возможное у видов животных: так называемые явления роскоши, т. е. структуры, характер которых не может быть выведен ни из какой-либо функции, полезной для сохранения системы, ни из более ранних форм системы. Человек может позволить себе таскать с собой больше ненужного балласта, чем дикое животное.

Повесть об Азовском осадном сидении

вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

Лета 7150 (1642) октября в 28 день приехали к государю царю и великому князю Михаилу Феодоровичу всеа России к Москве з Дону из Азова города донские казаки: атаман казачей Наум Василев да ясаул Федор Иванов. А с ним казаков 24 человека, которые сидели в Азове городе от турок в осаде. И сиденью своему осадному привезли оне роспись. А в росписи их пишет.

В прошлом, де, во 149-м году июня в 24 день прислал турской Ибрагим салтан царь под нас, казаков, четырех пашей своих, да дву своих полковников, Капитана да Мустафу, да ближние своей тайные думы, покою своего слугу да Ибремя-скопца над ними уже пашами смотрети вместо себя, царя, бою их и промыслу, как станут промышлять паши его и полковники над Азовым городом. А с ними пашами прислал под нас многую свою собранную рать бусурманскую, совокупя на нас подручных своих двенатцать земель. Воинских людей, переписаной своей рати, по спискам, боевого люду двести тысящей, окроме поморских и кафимских и черных мужиков, которые на сей стороне моря собраны изо всей орды крымские и нагайские на загребение наше, чтобы нас им живых загрести, засыпати бы нас им горою высокою, как оне загребают люди персидские. А себе бы им и тем смертию нашею учинить слава вечная, а нам бы укоризна вечная. Тех собрано людей на нас черных мужиков многия тысящи, и не бе числа им и писма. Да к ним же после пришел крымской царь, да брат ево народым Крым Гирей царевичь со всею своею ордою крымскою и нагайскою, а с ним крымских и нагайских князей и мурз и татар ведомых, окроме охотников, 40 000. Да с ним, царем, пришло горских князей и черкас ис Кабарды 10 000. Да с ними ж, пашами, было наемных людей и у них немецких два полковника, а с ними салдат 6000. Да с ними ж, пашами, было для промыслов над нами многие немецкие люди городоимцы, приступные и подкопные мудрые вымышленники многих государств: из Реш еллинских и Опанеи великия, Винецеи великие и Стеколни и француски наршики, которые делать умеют всякие приступные и подкопные мудрости и ядра огненные чиненыя. Наряду было с пашами пушок под Азовым великих болших ломовых 129 пушек. Ядра у них были великия в пуд, в полтара и в два пуда. Да мелкова наряду было с ними всех пушек и тюфяков 674 пушки, окроме верховых пушек огненных, тех было верховых 32 пушки. А весь наряд был у них покован на цепях, боясь того, чтоб мы, на выласках вышед, ево не взяли. А было с пашами турскими людей ево под нами розных земель: первые турки, вторые крымцы, третьи греки, четвертые серби, пятые арапы, шестые мужары, седмые буданы, осмые башлаки, девятые арнауты, десятые волохи, первые на десять митьяня, второе на десять черкасы, третие на десять немцы. И всего с пашами людей было под Азовым и с крымским царем по спискам их браново ратного мужика, кроме вымышлеников немец и черных мужиков и охотников, 256 000 человек.

Фрагмент работы со Стариками по расшифровке сказки «Настенька и солдат» Алексея Алнашева

Алнашев Алексей вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

Отрывок из первого сборника слОвянских сказок Алексея Алнашева - Ижевск

Когда я только начал освобождаться от злости, гнева и ненависти, то я часто входил в тупик. Из меня злость не выходила так, как она «лилась» из стариков. И у меня появлялось ощущение, что я какой-то ненормальный, дефектный. Мне очень сильно хотелось освободиться от злости, но она не выходила из меня, и достать ее в себе тогда я не мог. Мне казалось, что злости во мне и вовсе нет.
Но, однако, на людей я орал, свою злобу на них срывал, бесился, обижался, мстил, болел. На предметы натыкался. Родным грубил, огрызался, ранился. Рушил то, что сам строил, да то, что я делал. Да и мыслей шел целый поток. А это говорит о злости глубинной, матерой.
Я ходил и людям стонал, что я такой бедный, что люди меня не понимают, не слышат, не любят, чего-то заставляют делать. Это тоже черты глубинной злости, и от нее же идет и бессилие.
Окружающих осуждал, себя жалел и в жалость людей вгонял. Создавал разные ситуации, чтобы люди крутились вокруг меня да меня пожалели. И это тоже глубинная злость. Я это видел, но ничего поделать с собой не мог. И с такими душащими мыслями побежал к бабе Гуле за помощью…

Она меня встречает радушно, внимательно слушает и говорит:

Плетение лаптей, бахил, собирание лыка. Из книги «Плетение из лозы и лыка»

Донец Е., Рачков П. вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг

В разговоре о какой-нибудь незатейливой работе можно услышать выражение: "Это проще пареной репы", Или: "Да это как лапти плести". Насчет пареной репы не спорим, с поварской точки зрения, действительно, приготовить пареную репу не сложно. Намыл репы, положил в чугун, влил ковш воды и поставил в жаркую печь. Не допрела — оставь еще на часок потомиться, перепрела — стала вкуснее. Это так. А вот плетение лаптей назвать плевым делом я бы воздержался.
Когда-то на Руси большая часть населения ходила в лаптях. Кстати сказать, лапоть — обувь удобная и легкая. Такой обуви, как говаривали деды, нога радуется. Плести лапти умели почти в каждом доме. Но это не значит, что в таком деле нет своих секретов и не нужна сноровка и смекалка.

Форма и приемы плетения лаптей вырабатывались веками. Кроме лаптей плетут еще бахилы (ступни). Бахилы более изящны по форме. В старое время их надевали не каждый день, а по праздникам. Лапоть хорош для дальних походов. При холщовых онучах (длинных портянках), обмотанных оборами (бечевками), при свежей ржаной соломе вместо стелек нога в лапте чувствует себя вольготно, не преет, — просит ходу. Богомольцы, совершая паломничество по святым местам, ходили в лаптях за тысячи верст.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе