Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Фрагмент работы со Стариками по расшифровке сказки «Настенька и солдат» Алексея Алнашева

вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг Просмотров: 5175

Отрывок из первого сборника слОвянских сказок Алексея Алнашева - Ижевск

Когда я только начал освобождаться от злости, гнева и ненависти, то я часто входил в тупик. Из меня злость не выходила так, как она «лилась» из стариков. И у меня появлялось ощущение, что я какой-то ненормальный, дефектный. Мне очень сильно хотелось освободиться от злости, но она не выходила из меня, и достать ее в себе тогда я не мог. Мне казалось, что злости во мне и вовсе нет.
Но, однако, на людей я орал, свою злобу на них срывал, бесился, обижался, мстил, болел. На предметы натыкался. Родным грубил, огрызался, ранился. Рушил то, что сам строил, да то, что я делал. Да и мыслей шел целый поток. А это говорит о злости глубинной, матерой.
Я ходил и людям стонал, что я такой бедный, что люди меня не понимают, не слышат, не любят, чего-то заставляют делать. Это тоже черты глубинной злости, и от нее же идет и бессилие.
Окружающих осуждал, себя жалел и в жалость людей вгонял. Создавал разные ситуации, чтобы люди крутились вокруг меня да меня пожалели. И это тоже глубинная злость. Я это видел, но ничего поделать с собой не мог. И с такими душащими мыслями побежал к бабе Гуле за помощью…

Она меня встречает радушно, внимательно слушает и говорит:

- Сынок, беда не в том, что злость из тебя выходить не хочет, а в том, что ты ее сам в себе прячешь, расстаться с ней не хочешь. Она уже тебе своя, родная. Ты сливаешься воедино с ней, а не со своей душой и родным духом. А твои родные душа и родной дух - тебе пока чуждые. Управленцы сейчас тебя так берут в оборот, что ты и пикнуть супротив них не смеешь. А ты еще их же в своих делах защищаешь, от себя же их выгораживаешь. Жалеешь их да в своей душе лелеешь. Вот у тебя злость-то и не выходит на выгонку.

Меня от этих слов бабы Гули чуть наизнанку не выворачивает. Хочется ее порвать на мелкие куски и развеять по ветру. Но что-то меня останавливает, и я говорю ей, скрипя зубами:
- И что мне теперь делать?
Она смеется детским закатистым смехом и отвечает:
- Увидеть себя в себе и отделить себя от управленцев. Конечно же, это необходимо делать только тогда, когда ты сам захочешь от них избавиться и начать строить свою Жизнь.
Меня эти слова возмущают пуще прежнего. Обида на бабу Гулю подступает к самому горлу, и я уже не могу сказать ни слова, только махаю руками и чего-то мычу.
Бабуля ждет, когда во мне утихнет буря, и продолжает:
- Сынок, твоя проблема в том, что ты не можешь в себе отличить себя от управленцев. Так?
- Так, - отвечаю я, ничего не видя, о чем говорит бабуля.
И моя голова тут же раздувается от разных мыслей и головной боли, но на душе в это же время становится ровнее и ровнее.
- Давай мы эту проблемку разберем, раскрывая Целительскую народную сказку «Настенька и солдат». В ней как раз она и видна, - предлагает мне баба Гуля.
- Давай, - радуюсь я, размышляя, что она меня трогать больше не станет, когда мы начнем разбирать сказку.
Бабуля находит для себя удобное положение, сидя за столом, и начинает рассказывать мне сказку «Настенька и солдат».

Настенька и солдат

Жили-были дед да баба, была у них внучка Настенька. Она сильно капризничала: что бы ей ни делали — все ей было не ладно, что бы ей ни говорили — все ей было не так. То она молчала, то в полное горло орала да перечила. О чем ее ни попросишь — не по ней было да неладно.
Тут задумались дед да баба: что делать? Как дальше быть? Ведь внученька потихоньку стала превращаться в невиданного зверя: то в козочку, то в змею, а то и просто в дурочку. Повадки были — налицо.
Позвали дед да баба к себе на помощь охотников, чтобы они изгнали из внучки дикого зверя. Да не помогло. Пуще прежнего начала оборачиваться внучка диким зверем да разным: то шакалом, то лисой, то волком. А то огромной блохой, то большущим паразитом всяким. Да стала внучка делать так, чтобы люди вокруг нее плясали да делали только то, что ей хочется, да про себя забывали, чтобы только она одна была.
Дед и бабка мучались. Стали звать лекарей заморских, знахарей, целителей, травников, ведунов держать совет: что делать? Как Настенькину болезнь известь да Настеньку вернуть пригожей?
А совет, собравшись, посмотрел на внучку и ужаснулся. Эта внучка — не внучка. Переливается от злости, искрит, гремит, молнии пускает, вот-вот вспыхнет, загремит и рассыплется. Да еще на голове у нее растут рога, на руках — когти, глаза — тигрицы, а хвост — дыбом. И это чудище меняется разом да в один миг, что лекари, знахари, целители, травники, ведуны испугались. Да так, что больше видеть и слышать о Настеньке ничего не хотят: уши затыкают, глаза закрывают и без оглядки — наутек бегут! Да не к себе домой, а куда глаза глядят, чтобы только чудища такого больше не видеть и с ним не встречаться.
Тут дед и бабка уж вовсе опечалились: не знали, что теперече им делать. Внучка начала их есть-поедать. Да стала принимать облик монстра, чудища какого-то: уши ослиные, загривок льва, глаза тигрицы, нос свиньи, клыки волка, тело змеи, на ногах копыта, на руках когти, хвост лисы. То она зашипит, как ящер, то заплачет, как дитя.
Тут мимо дома проходил солдат, и что-то его у дома стариков остановило. Притянул его взгляд переливающийся, радужный огонь в окнах дома да средь белого дня да крики непонятные — вроде человеческие, а вроде бы и нет. И решил солдат зайти в этот дом переночевать, а коль какая беда в доме том иль чего неладно — помочь.
Заходит он в дом, а там — бабка потрепанная да покусанная, и дед у порога лежит, еле дышит. Солдат с порогу и спрашивает:
— Что случилось, бабуля и дедуля? Почто у вас миру нет, и в доме царит зло, а не радость?
Отвечает ему баба, падая в ноги солдату:
— Беги отсюда, солдатик! Беги! Здесь внучка наша резвится — со свету нас изводит! И тебя изведет!
— Ничего, бабуля, — говорит солдат, — за меня не беспокойся — я за себя постою, с проблемой этой справлюсь. Беду эту улажу да отведу.
— Уходи, солдатик, коли жить хочешь! Ой, уходи, родной! — в голос умоляют солдата дед да баба.
И в этот момент из-за печи внучка вылетает: рычит, шипит, копытами топает, когтями скребет, из ноздрей дым пускает да солдата на смертный бой вызывает.
Солдат ей и сказывает:
— Чудище-пречудище! Почто ты на меня звериным стадом разом идешь, неужель у тебя сил не хватит меня одолеть по одному?
— Хватит, — отвечает ему чудище — внучка Настенька — и тут же обратилось козой.
А коза ему умные фразы бросает, нос задирает, свысока на него смотрит, говорить ему не дает да сама никого не слушает.
Солдат назвал ее своим именем: коза! и этим силы у нее отобрал да против нее же направил. Посмотрел козе в глаза с решимостью льва да показал ей свою охоту разорвать козу. Коза испугалась и выбежала из внучки наутек!
Тут внучка дурочкой оборачивается и вовсю придуривается: глупые и пустые вопросы солдату задает, сама на них отвечать не дает, солдата за нос водит, капризничает, внимание к себе привлекает да делать ничего не дает, по рукам и ногам связывает.
Солдат назвал ее своим именем: дура! и этим силу у нее отобрал да на нее же направил. Взял полотенце, скрутил его и сложил вдвое. Да с размаху, с полной силой да с любовью к Настеньке, от души да вдоль хребта так дуру отчистил полотенцем, что вылетела дура из внучки прочь да дорогу назад забыла.
Тут вылезает лиса. Хвостом своим машет, ангельским голоском поет, солдатика лелеет, о нем заботится, зубы ему заговаривает да к себе располагает.
А солдат ее своим именем назвал: лиса! этим силы у нее отобрал да против нее направил. Взял свое ружье да предупредил: «Беги, лиса, в дальние леса, далеко отсюда, а Настеньку оставь, забудь к ней дорогу. А то стрельну из ружья да шкуру твою на мех пущу!»
Лиса испугалась — шмыг в окно! — и след простыл.
Тут внучка гнидой оборачивается — маленькой такой. Да притихает. А как солдатик к ней подошел, она — прыг ему на одежду! И из-под тиха — хвать его за ногу, за ухо, подыскивая у него слабое место.
А солдат, долго не размышляя, назвал ее своим именем: гнида! Она силу свою потеряла и свалилась без сил. Солдат быстренько подставил свою ладошку, и гнида упала ему прямо на руку. Только положил он ее на стол, чтоб раздавить, как гнида выскочила из внучки и — наутек!
Оборачивается внучка шакалом. Готовится к прыжку на солдатика, как на падаль, а он называет зверя своим именем: шакал-падальщик! Тут зверь камнем и падает на пол, язык на свое плечо кладет, задыхается да умоляет солдата:
— Не убивай меня, солдатик! Я сам уйду!
Только хотел солдат ухват взять, как шакал сквозь дверь — шмыг в сенцы! Только его и видели, как он хвост свой прижал да в одно мгновение пропал.
Вдруг внучка змеей оборачивается да зубы солдату начинает заговаривать, вокруг его обвивается да изредка сдавливает, точно напоминает: держи ухо востро, я, мол, змея, коли что и укусить могу. И только змея нацелилась укусить солдата, как он называет ее своим именем: змея! Она и падает без сил на пол.
Тем временем дед да баба немного оправились от укусов зверя лютого да печь в доме затопили. Стали к пиру готовиться: внученька возвращается! Больше и больше в человечину входит! Лютый зверь из нее бежит.
А солдат, долго не размышляя, берет змею да в печь ее кидает да в самое жаркое место. Змея горит, шипит, о милости солдата умоляет, обещает больше не заходить, внучку и стариков стороной обходить.
Но солдат — тверд, без жалости: дожидается, когда змея до конца сгорит. Заслонку открывает, а из печи — внучка выбегает!
Она на пол ступает — в сучку оборачивается. Готовится щенят принести. Солдат — к ней, а она на него лает, его к себе не подпускает, прыгает, солдата укусить норовит. Злится, зубы скалит да огрызается.
Солдат своим именем ее назвал: сучка! Она силу свою теряет, на пол падает да солдата умоляет: «Кусать больше не стану! Дом оберегать стану! Людей беречь да лелеять стану!»
Но солдат ружье берет да в сучку целиться. Сучка видит такое дело и — враз одним прыжком сквозь стену да на улицу! И пустилась наутек. Да так сильно бежала, что шкуру пообрывала — только клочья на кустах остались. А саму никто боле и не видел.
А внучка встает — и враз свиньей оборачивается. Солдата из дома выталкивает, свои зубы ему показывает, его кусает, страх у солдата вызывает.
Солдат, долго не размышляя, называет зверя своим именем: свинья! Она камнем тут и падает. Да свинья из внучки и вываливается. Солдат из ружья ее — ба-бах! Свинья — насмерть, как и не было ее во внучке. Да сам старикам наказывает:
— Дедуля с бабулей, проголодался я, пока со зверьем бился. Зажарьте-ка эту упитанную свинью, после последнего боя сил набираться станем.
Солдат только это сказал, как видит перед собой льва — царя зверей и кучу его придворных, разного зверья — прислужников ему. Только царь зверей к прыжку готовится, чтобы солдата разорвать, а тот каждого зверя своим именем называет, начиная со знатного сословия и заканчивая последним слугой:
— Лев! Пантера! Ящер! Тигрица! Медведь! Лось! Козел! Корова!..
Так каждый по своему названному имени камнем и падают, и ничего поделать уже не могут.
Тут солдат бабку с дедкой к себе подзывает да их вопрошает: кого в хозяйстве оставить, чтобы их кормить да за ними ухаживать, а кого — на пир, кого — в лес, а кого — на смерть лютую определить.
Дед с бабкой на то растерялись, охают, руками машут да о ноги свои хлопают да так ничего путного сказать и не могут.
А как только солдат берет в руки лопату, открывает заслонку в печи да начинает всякое зверье на лопату садить, чтоб их в печь отправить, так бабка с дедкой в полное горло кричать начинают:
— Козу и корову в стойло — молоко доить! Козла и быка — сородичей осеменять! Свиней — в хлев, а затем на рынок снести! А путных зверей — в лес, на волю!
Выпускают старики зверей да им наказывают - дорогу к нам забыть да внучку не гноить!
А солдату наказывают: «Паразитов всяких, грызунов, гадин ползучих — в печь! А хитрых — на шубы и рукавички да на шапку деду!»
Солдат так и сделал. Зверей распределил — тем внученьку и освободил.
И зацвела внучка, как весной яблонька, запахла ароматами луговых цветов да, как солнышко лесное, засветилась.
Походка ее вольна: идет, словно лебедь плывет. Сама гибкая, приветливая, нежная, живая. Бабу с дедом благодарит да низко в ноги им кланяется. Солдата за стол приглашает, его крепко обнимает да братом своим величает. Сама выросла на глазах: стала девицей — неписаной красавицей.
Дед да баба от радости такой на стол собирают да гостей на пир созывают. Солдата восхваляют да прекрасну девицу Миру показывают.
Честной народ на этом пиру песни поет, пляшет до упаду, в разны игры играет, хороводы водит да пир полными чашами испивает.
Парни своею силою молодецкою похваляются, ловкость и удаль свою показывают да девкам себя сватают. Старикам помогают с хозяйством их справиться, чтоб себя показать: каковы они хозяева.
Да парни на Настеньку глядят, не наглядятся. Ведь она заговорит, словно ручеек журчит. Запоет, так голос ее теплом одаривает. На что взгляд ее ложится, то цветет да разными ароматами Мира пахнет. А уж как она в пляс идет, так то, что вокруг нее есть, то в пляс пускается, ног не жалея да свою душу от Настенькиного света обогревая. Пляшут кругом гости и мебель, печь и сам дом. Радуется народ освобождению Настеньки от недуга грозного, от плена-темницы, от крена души-матушки, от тьмы небесной, от чужого духа, дремучего да злого.
Кто там был — мед пиво пил. И мы на том пиру были. Песни складывали да сказки сказывали. Себя показывали да девок приглядывали. Силу за столом набирали. Ярились в плясе да песней удалой. Богатырскую силушку свою справляли игрой.
Каждый в сказке сам себя узнавал да сил и мужества набирался. Шел на смертный бой с ратью грязною да призывал на помощь, коли что. Каждый всякую Нечисть в себе сам изгонял! Да приговаривал: «Никого и ничего не пощажу да от поганого избавлюсь!»
Тут и сказке конец! Кто ее слушал — молодец! Себя увидел — молодец! Себя узнала — красавица!
А сказка сказывает: коли зверь какой в тебе есть — изгоняй его! Да поскорей открой в себе мужество и стойкость! Собери силушку свою жизненну! Да распахни душеньку родненьку! Запылай огнем жизни! Стань богатырем-удальцом! Или девицей-красавицей! Да ответь на вызов рати поганой! На смертный бой иди! Да изгнав нечистую — возвращайся!

Закончив свой рассказ, баба Гуля спрашивает меня:
- Как ты думаешь, о чем говорят слова сказки «Жили-были дед да баба, была у них внучка Настенька»?
Я, не размышляя, отвечаю:
- Что жили-были дед да баба, и у них была внучка Настенька… О чем еще могут сказать нам эти слова?.. Ни о чем.
Бабуля, немного поразмыслив, говорит:
- О многом, сынок... о многом… В народной сказке каждое слово — это цельный мир миров, и за ними таятся огромные знания построения своей Жизни каждого кто ее читает, или сказывает, или слушает… В народной сказке - история жизни человека, его суть, а не просто слова... Сказка - это былины, складание и сказание самой жизни человека, описанной на образе жизни живого на Матушке Земле, во Вселенной, в Небесном Царстве и в Необъятном.
Бабуля говорит это и, немного помолчав, продолжает:
- В этих словах нам сказка рассказывает, из чего состоит человек… Из души - это бабка, из родного духа - это дед и из плоти - это внучка… Слова «дед» да «баба» говорят о старых людях, а старость с древности в народе означает «Земная Мудрость». А так как душа и родной дух — это частички наших Создателей, то в сказке дед да баба - это хранители примененной в построении своей Жизни Мудрости Небесной… А внучка — хранительница применимой Мудрости Земной в Небесном Царстве во Свету…
Человека создали Создатели при слиянии Небесного Огня и Небесной Любви по своему подобию, и каждый вложил в него частичку самого себя: Небесная Любовь — душу и Небесный Огонь — дух… А внучка — это плоть — дар нам от нашего первого слияния с миром реальности и с миром Лада в Небесном Царстве. Это дар, сотворенный нами же самими, даденный нам от нас же самих в нашем первом совместном творении своей Жизни с миром реальности. Это дар своему творению от Создателей Небесного Огня и Небесной Любви. Они вложили в душу, в родной дух и в плоть человека — Ум и Разум… Дед и баба полны Небесными изначальными знаниями построения своей Жизни, а внучка полна телесными изначальными, Земными знаниями построения своей Жизни… И только при их слиянии человек становится человеком и может строить свою Жизнь сам, да так, как ему необходимо, чтобы выполнить свою задачу и свое предназначение этого воплощения… Вот о чем нам говорят эти слова, — говорит баба Гуля и замолкает, давая мне осмыслить ею сказанное.
Это раскрытие слов сказки меня в чем-то расслабляет, что-то отпускает и я прошу бабулю продолжить. А она, посмотрев на меня острым проникновенным взглядом, ухмыляется:
- Хм… - и себе под нос, еле слышно, проговаривает, как заведенная: Хорошо… Пойдем дальше… Как скажешь… Тебе виднее…
А опосля нежным голосом, по-матерински продолжает:
- Что нам говорят слова сказки «Внучка сильно капризничала: что бы ей ни делали — все ей было не ладно, что бы ей ни говорили — все ей было не так»?
Я размышляю над тем, что бывает со мной, когда я капризничаю, да это бабуле и говорю:
- Лично я капризничаю, когда что-то не по мне… Когда меня заставляют что-то делать… Навязывают мне то, что мне чуждо… Когда мне скучно… Или мне нечем заняться… Или мне необходимо привлечь к себе внимание, чтобы со мной поиграли или позанимались… Да просто одарили меня своей любовью к себе… Здесь, наверное, так же. Телу - скучно. Или ему кто-то что-то навязывает. Или его кто-то заставляет что-то делать, - я говорю эти слова, а у самого из глубины души пробирает смех. И от этого на душе мне становится уютно, тепло.
А бабуля, смотрит на меня и улыбается. Ждет, когда во мне радость уляжется, да говорит:
- Молодец, сынок, так… Эти слова говорят о насилии над плотью, о той боли, которая ее заставляет делать то, что рушит жизнь плоти… О том, что плоть протестует, защищается от насилия и гнета… Плоть хранит в себе неописуемую мощь силы... И ей не страшна никакая преграда… Плоть может справиться с любой разрушительной силой, которая встретится у нее на пути… Плоть - воин… Воин света, а не Тьмы… А вот слова «Все ей было не ладно, что бы ей ни говорили — все ей было не так» говорят, что плоть слепа, что она находится в тумане… Так… А что нам говорят слова «То внучка молчала, то в полное горло орала да перечила. О чем ее ни попросишь — не по ней было да неладно»?
- Эти слова говорят о том, что тело кто-то мучает. Когда его никто не беспокоит, то оно молчит, а когда его кто-то мучает, то оно кричит. А так как оно слепо и не может отличить своего врага от друга, то и перечит. А то, что плоти и «так не по ней, и так не ладно», говорит о том, что плоти больно, что она мучается. Когда мне больно, то я ничего не вижу вокруг себя, и тогда о чем бы меня ни попроси - то не по мне, и это мне неладно. Так и здесь, - выпаливаю я на одном духу то, что увидел в этих словах сказки.
Баба Гуля мило улыбается, но ничего не говорит на мои слова. Только изредка поглядывает на меня ласковым взглядом и о чем-то размышляет, точно что-то выжидает.
Немного погодя, я не выдерживаю этого и спрашиваю ее:
- Бабуля, пойдем дальше?
Она радостно треплет меня за чуб и говорит:
- Сынок, эти слова сказки показывают нам, что делают управленцы с нашей душой, плотью и жизнью. А мы, как слепые котята, подчиняемся этой неведомой силе. Той силе, которую мы не хотим видеть в себе и смиряемся с ней. Да этим позволяем нечистой управлять нами. Позволяем ей делать с нами то, что она захочет, напрочь забывая о том, что нам необходимо для нашей жизни да нашим духу, душе и плоти.
Наша плоть и родной дух хранят в себе неописуемые жизненные силы. А при управлении плоти чужеродными духами, плоть бросает свои жизненные силы в ноги управленцам, им на съедение, на пир управленцев... на пир Тьмы... тому разрушительному, что нас ведет к смерти. Отсюда и начинаются болезни, эпидемии, травмы, увечья, хронические заболевания, физические нарушения. А родной дух засыпает. Вот отчего начинаются скандалы, обиды, капризы, ревность, эйфория, убийства, самоубийства, маньячества… и войны. Вот откуда начинается то, что рушит жизнь плоти и создает эмоции, характер, черты, слабости, привычки, принципы... то, что дает возможность жизненной силе человека попасть на пир управленцам. Вот о чем говорят эти слова в сказке.
Проговаривает это баба Гуля и потом замолкает. А немного поразмыслив, продолжает:
- Эти слова нам говорят о пире. Как проходит пир управленцев... Как управленцы создают условия для сбора жизненной силы у живого. Да так это делают, чтобы мы сами осознанно свои жизненные силы несли к ним на блюдечке с голубой каемочкой. Чтобы мы сами отдавали свои жизненные силы управленцам, по своей доброй воле да еще с радостью, да приговаривая: «Кушайте, кушайте, гости дорогие, у меня еще есть жизненная сила, на каждого управленца хватит». Вот о чем нам говорят эти слова сказки… Как мы сами сдаемся тьме и не хотим видеть то, что нами управляют изнутри нас же самих … Как мы сами себя толкаем на мучения, страдания, унижения и уничтожение самих себя, опуская свои руки и бездействуя… Как мы сами, якобы находясь в здравом уме, создаем в себе пир Тьмы, дав ей волю в пожирательстве нас же самих. Как мы сами преподносим ей на угощеньице самих себя и свою Жизнь, принося себя в жертву Тьме. И этим строим сами себе же свою же смерть, которую мы сами же до полного ужаса боимся. А это колдовство, культ жертвоприношения... Вот о чем и о многом другом говорят нам эти слова в сказке.
Баба Гуля переводит дух и выходит в сенцы да разжигает там самовар. А я сижу молча да прикладываю к себе сказанные слова бабули, просматривая, что, откуда вытекает, да что нам каждое слово в сказке сказывает. А бабуля усаживается за столом, не давая мне опомниться, продолжает спрашивать меня дальше:
- А что нам говорят слова «Задумались дед да баба: что делать? Как дальше быть? Ведь внученька потихоньку стала превращаться в невиданного зверя: то в козочку, то в змею, а то и просто в дурочку. Повадки были — налицо»?
Я, радостный, что на этот вопрос ответ знаю, гордо говорю:
- Душа и родной дух, видя, что творится с телом, задумались: что делать дальше? Как им быть? Как телу помочь от управленцев избавиться? А невиданный зверь — коза, змея, дурочка - это как раз имена тех управленцев, которые телом-то и управляют. Вот, пожалуй, то, что есть.
Бабуля улыбается и говорит:
- Это ты так свою мысль развиваешь, и на самом деле это - то, что ты сказал, но еще многое, многое другое.
Вот, например, слова «Задумались дед да баба», говорят о том, что они увидели в плоти свое отражение, то, что творится с ними самими. Что душа полна боли... что душу терзает червь... а родной дух бьется с ветреными мельницами, не видя своего настоящего врага… Что душа и родной дух уже измаялись, выбились из последних сил… Точно так же, как и у тебя - душа и твой родной дух в растерянности. Они знают способы избавления от управленцев, но не знают, как их применить, так как эти способы применимы только тогда, когда они едины с плотью. А единство души, родного духа и плоти может создать только настоящее, огромное желание жить свою Жизнь. Ну, а сейчас плоть от души и родного духа отказалась, отвернулась от своих Создателей…
А вопросы в сказке показывают нам, что душа и родной дух в панике, в растерянности, что они не знают, как им поступить, что им сделать, чтобы душу освободить от управленцев, от насилия и гнета избавиться. Чтобы родной дух увидел управленцев в душе и выжег их, заполняя раны души живой (жизнью), теплом и ярким светом. Да так, чтобы душа зацвела, развернулась да в пляс пошла и смогла вычистить грязь из плоти, а родной дух мог поправить плоть, как хозяин свой перекосившийся домик от набегов чужих… Это видно?
- Да, - отвечаю я, не размышляя.
Баба Гуля усмехается и продолжает:
- А слова «Внученька потихоньку стала превращаться в невиданного зверя: то в козочку, то в змею, а то и просто в дурочку. Повадки — налицо» говорят нам, что родной дух видит только внешних управленцев, которые уже стали принимать звериный облик, маски. И что они скопом стали раздувать из мухи огромного, злостного слона, для того, чтобы навести на живое ужас, панику, страх, растерянность и подчинить себе миры живого. Но управление нечистой идет изнутри души, и этих управленцев знает в лицо только сама душа. А чтобы она могла показать этих управленцев, необходимо, чтобы плоть была единым целым с душой и родным духом. Чтобы плоть и родной дух могли посмотреть на душу, как на свое зеркальное отражение, и увидеть в ней свое отражение: самих себя и настоящих управленцев плоти. А так как плоть - это отражение души, то душа, смотря на плоть, может увидеть в себе управленцев, которые пожирают не только душу, но и плоть… А это ясно?
- Да, - еле слышно отвечаю я, как болванчик, не видя, о чем меня спрашивают…

(Продолжение вы сможете прочитать в первом сборнике сказок «Сказы про Белый свет и Царство Лада на Матушке Земле» Алексея Алнашева)

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе