Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Народное целительство и колдовство

вкл. . Опубликовано в Отрывки из книг Просмотров: 7104

Традиционные старинные методы оздоровления и лечения

Традиционная народная целительская практика оздоровления и лечения бытует в сельской местности и в настоящее время, она существует по своим особым правилам и порядкам, обычаям старины. Это естественно, ведь жители многих деревень и сел, маленьких хуторов, удаленных от сельских центров и городов, где есть больницы, не имеют возможности постоянно получать профессиональную медицинскую помощь. Единственное их спасение при внезапно возникшем заболевании — это их собственный целительский опыт и обращение к знахарям. Другая причина, по которой сохраняется данная традиция — это вера в то, что некоторые болезни врачам неизвестны: сглаз, порча, волосень, черная рожа, щетинка и пр. Нередко сельские жители в одинаковой степени лечатся и у врачей, и у знахарей: сначала ходят к врачу и, если лекарство не помогает, идут к знахарю. Передается народная целительская практика обычно устным путем и существует параллельно рядом с общепринятой миром врачебной медициной.

Целительство — не ремесло. Это — дар. Он как бы нисходит к человеку свыше. Становятся ими лишь те, кто на все 100 процентов верит, что у него чудодейственная сила целительства и нет в этом ни капли сомнения. Такая сила веры в свои необыкновенные возможности целительства редко возникает в сознание обычного человека. А больше у человека пережившего травмы, болезни, сильные переживания; или получившего, как ему представляется, некое (от высших сил) психическое внушение; и к тому же имеющий к этому ремеслу расположение и желание. Такой человек концентрирует свои мысли одной целью, сознание его приводит к вызову действительного желания — единства сознательной и подсознательной воли, которые и составляют основу появившихся сил. Важна установка — желание помочь, сделать добро.

Как утверждается в научной литературе: “В народной жизни на единицы колдунов, чернокнижников, знатоков черной магии в деревнях приходились десятки знахарок и сотни просто бабушек “со знатьём” несущих людям исцеление, добро, иногда просто надежду на избавление от беды, болезни, неприятности, оказание “первой медицинской помощи”.
У знахаря есть свои помощники — это особый ритуал его магических обрядов и действий: подготовка пациента, символические действия, моления, заклинания, заговоры, внушение, мази и травы, вода, воск, огонь, — все то, что может усилить благоговейный трепет перед происходящим и веру в успех.

У знахаря сохранились древние формулы языческих заклинаний, заповедные слова заговоров, дошедших до нас из глубины веков. Заговорные слова вносились в народные лечебники, травники, рукописи которых бережно хранились и передавались из поколения в поколение только избранным. Заговоры есть на все случаи жизни; и у знахаря есть профессиональное умение разобраться в применении их к заболеваниям. Владеют ими только настоящие знахари и знахарки, бабы-угадки, лечейки, ведуньи, шептухи и ворожеи. Особое уважение к “знаткам” — ясновидцам, способным видеть в воде, как зеркале, болезнь поразившего человека, или того, кто испортил человека, то есть нагнал порчу.
Знахари способны на все, всё знают, всесильны и содержат все способы сохранения здоровья и все пособия на разные случаи: от бед, зол, напастей. И хотя их работу нередко приписывают сверхъестественной силе — знахари люди обыкновенные, обладающие лишь особым знанием и расположением к целительской деятельности. Чуть что случится, бегут к знахарю или ворожее, и та или другая поворожит или покудесничает. Недаром в древности знахарь назывался кудесником. Бабушка все уладит, пошепчет, научит. Ведь в повседневном крестьянском быту нередко случаются неожиданные ситуации, заболевания и травмы, требовавшие немедленного обращения к этим бабушкам-лекаркам. Также часто приходится полагаться на опыт старших в семье, научившихся кое-чему на своем веку.

Ушиб и порез, зубная боль и боль поясничная “от надсады”, прилипчивая бородавки или ячмень на глазу, болезненный ожог и многое другое — на каждую из этих “обиходных” болезней, недомоганий, физических изъянов издавна имеются свои избавляющие средства. Эти средства составляют травы и снадобья, действия и манипуляции с водой и воском и, почти обязательно — “слова”, то есть заговоры. К заговорам прибегают и в более тяжелых случаях, — например, при заболевании лихорадкой, укусах змей или бешеной собаки.
Есть “олицетворенные” болезни или состояния, носители зла: двенадцать сестер-лихорадок, золотуха, ночница и полуночница, криксы-плаксы, тоска, сухота. Существуют и болезни явные, обозначаемые предметно, — чирей, ячмень, кила, волос.

Болезни в народном понятии подразделяются на скорбь, черную болесть, падучую болезнь, болечь, немочь, призор, сглаз, урок, исполох, зуд, озёву, икоту. Считается, что многие болезни происходят от порчи недобрых людей. Порча — нанесение вреда от злого умысла или зложелательства.

Скорбь — сердечная болезнь. Черная болесть — холера или сифилис. Немочь — естественно рождающиеся болезни. Сглаз (или урок, призор, прикос) — происходит от недоброжелательного, завистливого взгляда чужого человека. Урок (или стень) — значит сухота, исхудание. Озева — происходит тоже от худого недоброго глаза, а также от слов, сказанных кем-либо в сердцах про другого с досадою, со злобной завистью. Оговор — напускается также от каких-либо слов завистливого чужого человека, сказанных, хотя от доброго сердца и даже ласковых, но не в добрый час. Исполох — это мгновенный испуг.

Бесспорными были и остаются такие целительские средства, как массаж, вправление вывихов, баня, столь неоценимое в народе мастерство “править” и “ладить” детей и взрослых. Неоценим богатый арсенал народной медицины в области целебных трав. Постоянное соприкосновение с природой, отношение к ней одновременно благоговейное и хозяйственное, — способствовало познанию многих растений. Их подробные любовные описания находим в старинных “Травниках”. Знахари лечащие больных травами и кореньями прозывались “зелейниками”. “Мы ведь по лекарствам ходим” — говорят пожилые сельские женщины. Подорожник и тысячелистник, мята и ромашка, мать-мачеха и зверобой хранятся в каждом доме, где знают толк в травах. И, наконец, несомненны сила внушения, психологическое воздействие знахаря на пациента, что имеет прямое отношение к самим “словам”, то есть заговорам, вернее, к их произнесению.
Имеются многочисленные свидетельства, что знахари с успехом излечивали душевные болезни. Удачно всегда применялись заговоры от кровоточения, разного рода болей, укушения змей, с употреблением повязок, втираний растительных мазей и тому подобных средств. Истерии, эпилепсии, помешательства, импотенции, волос, детские, женские и разного рода затяжные хвори, — все эти болезни, причиной которых, по понятиям сельского жителя, является порча, подшут, сглаз, и которых быстро и скоро, как это надобно больному, не в состоянии вылечить врачи, были заботами знахарей.

Существуют своего рода специализация знахарей. Между такими специалистами есть особые “знатки” по внутренним болезням, дающие для питья больным разные травы — сухой зверобой, мяту, ромашку, смородиновые и березовые почки и т. п.; такие вещества, как деготь, скипидар, купорос, “бель” (сулему) или окуривающие больных киноварью и травами. Эти же “знатки” нередко останавливают кровоточение, засыпая раны сажей, золой, табаком, толченым сахаром, чертовым пальцем, или лечат нарывы, прикладывая к ним собственного изделия пластыри из красного воска и серы, муки с медом, творога с тестом и т. п.

Существует знахарская диагностика и терапия. Знахарские средства и приемы находятся в строгой и иногда поразительной зависимости от тех воззрений на болезни, какие имеет о них народ: терапия знахарей построена на народной теории о болезнях и есть только следствие и вывод из нее.

Подобно тому, как для врача первой задачей является определение болезни больного, так иногда и знахарь, являясь к нему, начинает дело с того, что производит осмотр и ставит свою знахарскую диагностику: болезнь от испуга, от дурного ветра, от глаза или порчи. Для определения характера болезни знахарь нередко гадает, смотрит в воду, в зеркало, топит воск, раскладывает карты и т. п. При такой диагностике получает иногда большое значение зевота: если при произнесении заговора знахарю сильно зевается, значит, у больного “большие уроки”. Узнать, кто сглазил, дело относительно легкое. Гораздо труднее знахарю разобраться и определить вид заболевания. И лечить многие из таких заболеваний труднее, и лечение их бывает разное. Сельские лекарки говорят: “Когда сглаз — хорошо, а если от худого часу — порча. Тогда лечить много труднее. Сглаз всего три зари надо отчитывать, а от худого часу и от порчи целых двенадцать зорь”.

Ученые определяют заговор как словесную магическую формулу, необходимую и достаточную для оказания воздействия на окружающий мир, его явления и объекты с целью вызвать желаемый результат. Они полагают, что самые древние заговоры были короткими формулами, поясняющими магические действия — “чары”. Заговоры передавались от поколения к поколению как изустно, так и письменным путем — переписывались с листка на листок, с тетрадки на тетрадку. В устном бытовании хранение и передача заговоров составляли неотъемлемую часть традиции. Передавались они обычно только от старшего к младшему, чаще по родственникам. “Белые” заговоры и обереги — всегда добровольно, по просьбе и с охотой. Носители “черной магии” — колдуны должны были перед смертью обязательно, “избавиться” от своих знаний и передавали их часто насильственно или обманом.

Заклинание, или наговоры, заговоры и подходы, бывают к властям, на любовь (девушки, на разлуку замужней, на любовь всех), на исцеление от ран, недугов и болезней (от урока, сглаза, от вередов и чирьев, от нечистоты, от истечения крови, прикоса, призора, от ожога, от грыжи, от пьянства, от ушибов, на притчи, от стрел, от полуночницы, от зубной боли), — на получение уважения, счастья, корысти.

О практике народного целительства, о лечебном искусстве знахарей и магии колдунов я знаю не понаслышке, не по литературе, а по своему долголетнему опыту соприкосновения с этим явлением, как этнограф и собиратель фольклора. За более чем тридцатилетний срок работы я побывал во многих заповедных, сохранивших еще свой старинный уклад жизни, уголках России, в сотнях этнографических экспедиций. Наблюдал собственными глазами работу знахарей, как происходят целительские обряды, исполняются заговоры и заклинания, приготовляются лечебные снадобья и травы. Часть собранных материалов, вошла в книгу “Этнография детства”. Большинство материалов по этой теме еще не публиковались. А знакомство с народным целительством началось вот с чего.

Месяц ты, месяц

Однажды случилась у меня неприятность. Был я в этнографической экспедиции в Зауралье, в староверческом поселении. И вдруг разболелся зуб, да так сильно, что совсем невмоготу стало. Что тут делать? До города путь далекий, до зубного врача, пожалуй, и за несколько дней не доберешься. Приуныл я. Приметила мои страдания хозяйка, у которой в доме на постое стоял, и говорит:
— Сходи-ка ты, сынок, к Сафронихе. Она у нас знахарничает... — и показала куда идти. Пришел я к Сафронихе на двор. Нашел ее на огороде. Сафрониха старенькая, маленькая, с большими ясными глазами на морщинистом, обветренном лице. Посмотрела она на мою распухшую щеку и, ничего не спрашивая, сказала:
— Как засмеркается под зарю, так пособлю.
Пришлось ждать вечера. Сафрониха тем временем надавила чесноку, нарезала корешки подорожника, перемешала, положила в тряпочку. Потом приложила тряпочку к моей руке на самый сгиб, где пульс врачами прощупывается. Я недоверчиво подумал: “При чем тут рука? Да еще не со стороны больного зуба?” На улице смеркалось. Сафрониха вывела меня на крыльцо. Окунула палец в кружку с водой, как потом сказала — с «наговорной», просунула палец мне в рот к больному зубу и прижала к распухшей десне. Поглядывая на только что появившийся месяц, стала быстро, почти шепотом приговаривать слова:
“Месяц ты, месяц, серебряные рожки, золотые ножки! Первым разом, добрым часом — с облаков сойди, зубную скорбь сними...”
Когда Сафрониха закончила, к моему большому удивлению и радости, боль стала утихать. Утром зуб уже не болел.

Волосень

После этого случая, вместе со старинными песнями и обрядами, я стал записывать заговоры, рецепты всевозможных лекарственных снадобий, стал искать встреч с сельскими знахарями. А наблюдать и записывать было что. Пришлось мне в начале семидесятых годов пробыть все лето в деревне Чудовка Вологодской области. И вот что там произошло. У пастуха распух большой палец на ноге, появилась рана. Обернул он больную ногу тряпицей, сверху кожей обмотал, перевязал и ходит по деревне. У плетня мужики сидят и говорят ему:
— Эй, Сидорка, иди-ка к Ефросинье Беловой. Она тебе с пальца выдавит, волосень вытянет.
А он в ответ:
— Да что она понимает!
— Ну, дурень! — кричат мужики. — Смотри, ногу потеряешь, отрежут!
Не верил Сидорка в старушечьи наговоры. Лег в больницу. Врачи лечили ему ногу, лечили, и ничего не помогло. Отрезали. Вернулся Сидорка в деревню на культяпке, колтыхает по дороге. А в соседнем селе у одного мужика под коленом такая же рана случилась, и у врача он был, и лекарством лечил, ничего не помогает, не залечивается. Пришел он к Ефросинье Беловой. Посмотрела она на рану и велела приходить к утренней заре. Пришел мужик. Повела она его за околицу и спрашивает по дороге:
— Веришь ли, что излечу?
— Верю, бабушка! — отвечает мужик.
И так пока шли, три раза выпытывала. Пришли и встали на самую середину сжатого пшеничного поля. Ефросинья Белова говорит:
— Ох, боюсь увидишь, испугаешься. Закрой-ка глаза.
И завязала ему платком глаза. Как только солнце из-за леса показалось, заря разыгралась, взялась она лечить: заговор читать, наговорной водой рану промывать, из раны дурную кровь в пузырек сливать, под конец смоляную лепешку налепила. И так три дня по утренним и вечерним зорям мужика лечила и все глаза ему завязывала. А когда на третий день закончила, развязала глаза и показывает ему пузырек. Мужик как поглядел, даже ахнул от удивления: в пузырьке, в слизи плавал длинный, свитый в клубок, толстый черный волос. Рана у мужика быстро зажила.

Смерть одна, да болезней тьма

Сельского знахаря очень трудно разговорить, что-либо выведать у него — дело бесполезное. Обычно, ни целительских секретов своих не раскроет, ни заговоров не расскажет, ни состав лечебного снадобья не покажет. И отговорка есть: “Тайное в явное не должно прибывать, иначе болезному не станет вспомогать”. И все же Ефросинье Беловой я в доверие вошел. Увидев, что я сведущ в знахарских делах, знаю много заговоров, неведомых ей, она имела явное ко мне расположение. И вот что она рассказала:

— Смерть одна, да болезней тьма. Кто-то их должен вылечивать, изгонять. У меня это делала и мать, и бабушка, и прабабушка. Я знахарство по наследству приняла. Они меня учили: на живом все заживет, потому хворь-болесть изгонима. Да и на всякую болесть зелье вырастает. Чтобы поиметь силу-мочь и болезному помочь, нужно верить в Бога и умело свое дело справлять. Хвори-болести бывают напосыльные: от неба и земли, воздуха и воды. Они в белое тело входят. Те мной изгоняются. А есть от духа: от своего же худого помысла возникают, от сердечной злобины, от завидков и недоброты или от кручины-тоски. Болесть духа без покаяния, без сердечного усердия самого болезного — не уйдет. Каждый хворый может изогнать из себя худой недуг своей волей, верой-духоборием: своим духом болесть уйдет пухом!

Хворь-болесть имеет свои имена. Вот в лихорадке “трясовице” есть двенадцать зловредных старух. Они приходят ночью во сне. Одну зовут Трясея: она испуг наводит и трясцой изводит. Другую — Огнея: как печь смоляными дровами распаляется, так Огнея жжет тело человеческое. У третьей имя Ледея: она как лед студеный, знобит человека, и не может от него человек и на печи согреться. Четвертая — Глядея: и та всех ужасней, в ночи человеку сна не дает, и в уме он мешается. Самая проклятая — Невея: поймает человека и не может тот человек жив быть...

Полуношная щетинка

Встречался я и с другими знахарями. У каждого были свои, особые средства лечения, и определенный круг болезней, что они могли лечить. Издавна в народе считали, что есть болезни, которые можно вылечить только средствами народной медицины — это сглаз и порча, волосень и щетинка, исполох и укус... В одном архангельском селе я стоял на постое в доме, где жила большая семья с детьми. И неожиданно маленький ребенок ночью перестал спать, он плакал, сучил ножками, выгибал спинку, пяточки на ногах сделались красными, что-то его беспокоило. Бабушка сказала:
— Ну, это щетинка! Надо Ваньку в байну тащить.

Натопили баню, ребенка этого хорошо напарили, при этом приговор произносили:
“Я мою и парю раба божьего Ваню, ношную-полуношную щетинку унимаю. Не будь, щетинка, у ребенка, а будь, щетинка, у свиненка!”

Затем намяли мед с мукой и стали по плечикам и верхней части спины раскатывать, накатали в тесто целый комочек волосков. Потом я этот комочек, накатанный со спинки ребенка, внимательно рассматривал. Непонятно было, как появились на спинке ребенка эти волоски, похожие на щетинки молодой свиньи. Со временем я узнал, что щетинка довольно часто бывает у маленьких детей. Одни пожилые женщины, лечившие ее, объясняли, что щетинка зарождается от “родимой грязи”, другие — что при родах “с позвоночником что-то случается”; третьи говорили — это из-за того, что беременная женщина переступала через животное с шерстью. Лечили щетинку всегда в бане, кто натирал ребенку спинку квасцами со слюной, кто свежим тестом на дрожжах, кто кислым тестом с золой, но щетинку всегда выводили.
Другой случай, который я наблюдал, произошел в смоленской деревне Истря. К местной старушке-лекарке привезли девушку с “черной рожей” — с большой опухолью под мышкой. От температуры и жара девушка совсем занемогла. Возили ее и к врачу, но он ничего не смог сделать. И вот старушка три дня по утренним и вечерним зорям лечила ее: наговаривала-шептала на ключевую воду, прикладывала медовые лепешки. Через три дня образовался нарыв, опухоль стала сходить. На глазах больной девушке становилось лучше, и она скоро совсем поправилась.

Весь материал «Народное целительство и колдовство» смотрите в книгах, которые представлены в разделе Персоналии — Науменко: «Тайны сознания»; «Этнография детства». Также о народном целительстве и колдовстве можно прочесть в новой книге: Науменко Г.М. Все тайны подсознания. — М.: АСТ, Астрель, 2009.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе