Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по вопросам казачества

Сеять разумное, доброе, вечное …

вкл. . Опубликовано в Казачество Просмотров: 1851

В.В. Шумов

Очерк истории народного образования на Дону в досоветское время

Светлой памяти учителей
Тихона Ивановича Вороннова
Петра Ивановича Дубоносова
Петра Никаноровича Ильина

«Обучение необходимо отрокам и девицам…»

Обучение «писанием» необходимо не только «пастырям и учителям и прочим инокам, но и сущим в мире, отрокам и девицам». Так говорил в своих проповедях живший в первой половине ХУ1 века митрополит Даниил.

Это понимали и многие его предшественники, и государственные деятели древней Руси, и духовенство.

Известно, что около 1030 года князь Ярослав открыл в Новгороде училище. И, по выражению летописца, «собра от старост и от пресвитеров детей 300, и повеле учить книгам». Не удивительно, что занимающиеся раскопками в Великом Новгороде археологи уже собрали несколько сот «берестяных грамот».

К 1086 г. относится известие об училище для девиц, учрежденном в Киеве.

Проявляли заботу о распространении образование церковные иерархи, конечно, исходя из собственных потребностей.

На Стоглавом соборе в 1551 г. решено было в домах священников заводить училища для обучения грамоте, книжному письму и церковному пению, и чтению налойному. Но решение собора осталось неосуществленным. Все же в 1553 г. совершенно самостоятельно были открыты школы при новых церковных епархиях в Казани и Каргополе.

При Борисе Годунове предполагалось завести в России светские учебные заведения. Однако последовавшая смута в стране остановила это дело.

Оживление с развитием образования началось лишь при Петре Первом, учредившем в 1714 г цифирные или арифметические школы. Царь обязал дворян и чиновников посылать своих сыновей для обучения в этих школах.

По указанию Петра Первого церковные иерархи открывали епархиальные школы для обучения мальчиков.

При приемниках Петра Первого вместо цифирных школ устраивались школы гарнизонные, были школы при монастырях.

На Украине в ХУП и ХУШ в.в. действовали «мандрованные дъяки», странствующие учителя. Обучали детей чтению и письму за предварительно оговоренную плату.

И в России в ХУП веке преобладало домашнее обучение начальной грамоте, т.е. чтению, письму и счету. Грамотные люди чаще всего сами обучали своих детей.

Но были учителя из духовных и мирских людей. Основными учебными пособиями являлись Псалтырь и Часослов.

Правда, уже появились буквари и азбуки, но их содержание определяли церковные тексты.

Были известны монастырские школы Чудова, Андреевского и Законоспасского монастырей. В последнем, из названных, в 1687 г. открыта славяно-греко-латинская академия – первая русская высшая школа.

Одновременно, согласно духовному регламенту, в каждой епархии должны были быть открыты школы при архиерейских домах. Существовали духовные семинарии, в которых изучались грамматика, риторика (ораторское искусство), философия богословие.

Таково было положение с народным образованием в России ко времени вступления на русский престол Екатерины Второй.

Ею была учреждена «Комиссия об училищах и призрения требующих». По проекту комиссии 1770 года предполагалось ввести обязательное обучение грамоте всего мужского сельского населения. В 1775 г. создали приказы общественного призрения, которым предписывалось открывать в городах и на селе учебные заведения. Как это осуществлялось, об этом речь впереди.

«Держит школу и хорошо детей учит…»

Образование на Дону стало распространяться значительно позже, чем в российских губерниях, ибо донское казачество сложилось лишь в ХУ1 столетии. Да были и другие причины.

Ведь долгое время господствовало в казачьей среде мнение, будто грамота казаку не нужна, умел бы ловко владеть шашкой. Поэт-эмигрант Н. Келин в своих воспоминаниях рассказывал о детстве своего деда: «Кто-то из грамотных казаков научил деда азбуке и чтению. Неистребимое желание было достигнуто, но дело окончилось для мальчишки трагически. Суровый самодур-отец, узнав, что сын научился читать, выгнал его из дома («ишь, сукин сын, больше отца хочет знать!»1

Известный донской военачальник, герой Отечественной войны 1812 г. Гавриил Амвросиевич Луковкин (кстати – самый молодой из командиров полка, возглавивший полк в 18 лет!) вспоминал, что «согласно тогдашним понятиям «о воспитании», я учился чтению и письму, но более упражнялся верховой езде… Бесстрашно вскакивал на донского коня, нестерпимо ожидая надеть мундир. В 12 лет меня записали на службу казаком».

И Гавриил Луковкин и многие его сверстники получали обычно домашнее образование. И повелось это на Дону издавна. Еще в 1688 г. патриарх Московский и всея Руси пожаловал донскому казаку Якову Афанасьеву для обучения его сына учебную Псалтырь.

Несколько позже, в первой четверти ХУШ века войсковой атаман Василий Фролович Фролов «выписал» в Черкасск для обучения своих сыновей учителя «иноземного языка» - шляхтича И. Ольшанского.

Бывало, старшинских детей посылали учиться за пределами Донского края. Еще в 1676-1677 гг. в Москве обучались сыновья атаманов М. Самарянина, И.П. Степанова.

Позже старшина А.А. Мартынов проходил курс обучения в иезуитском коллегиуме в польской Белоруссии.

В 1775 г. был открыт Московский университет. К этому событию в культурной жизни России проявила интерес войсковая администрация. 18 мая 1776 г Войсковая канцелярия приняла решение отправить для обучения в университете несколько юных донцов. Это были живущий у старшины Макара Грекова крещеный из турок Иван Турчанинов, казачьи дети Василий Виноградский, Михаил Горбачев, Семен Федоров, Илья Протопопов, Алексей Попов. На прогоны и путевое содержание им выделяли сто рублей, По тому времени деньги немалые.

Из всех первых университетских питомцев с Дона известность получил только Алексей Григорьевич Попов, ставший студентом в 13 лет. К тому времени старшинский сын в родительском доме овладел основами книжной премудрости. В 10 лет был определен отцом в войсковую канцелярию для обучения письмоводству.

Семь лет он пробыл в университете, изучая российскую грамматику, латынь, французский и немецкий языки, геометрию и тригонометрию, физику, гражданскую архитектуру, фортификацию и другие полезные науки.

Весной 1782 г. Алексей Попов вернулся в Черкасск и в последующем стал видным деятелем просвещения на Дону.

С ним еще встретимся, а пока назовем хотя бы некоторых из тех, кто тоже жаждал получить знания, но таких возможностей как Алексей Попов, не имел. Им приходилось довольствоваться домашним образованием.

В историю Дона вошло имя Евлампия Никифоровича Кательникова (1774-1854), автора первой книжки донского литератора, одного из первых донских историков, неистового религиозного бунтаря.

Был он сыном писаря станицы Верхне-Курмоярской. В 1818 г. сочинил «Историческое сведение о Верхне-Курмоярской станице», в котором обстоятельно поведал о жизни и быте донцов в ХУШ веке.

Констатировал и такой факт: «письменных людей не бывало. Рубежные записи записывали черкасские и верховые письменные казаки. 1723 года виден на записи подписавшийся станичный писарь Федор Попов. Он есть того попа сын, который с Волги приплыл по Дону…».

После смерти Федора Попова в станице долгое время «письменных» не было. С 1775 г. в течение 15 лет станичным писарем являлся Никифор Ермолаевич Кательников.

Он и дал весьма приличное по тому времени домашнее образование сыну.

Такой возможности не имел сын малограмотного донского офицера из станицы Гугшенской Яков Бакланов (1809-1873), будущий знаменитый военачальник, герой Кавказской войны. Грамоте его обучала старушка Кудимовна, отслужив предварительно молебен святому Науму, покровителю учащихся. После этого два года зубрил Часослов под руководством пономаря станичной церкви. Одновременно дьячок учил его по Псалтырю.

Когда в 1817 г. есаул Петр Бакланов со своим полком отправился в Бессарабию, он взял с собой сына, поручив его сперва своему сотенному писарю, а позже - полковому писарю.

Такими были «университеты» будущего полководца в начале жизни.

На Дону было хорошо известно имя историка, краеведа, одного из организаторов и первого директора Новочеркасского музея донского казачества Харитона Ивановича Попова (1834-1925). Был он сыном рядового казака станицы Остроуховской. С 6 лет под руководством деда по матери обучался церковно-славянской и русской грамоте. Много и жадно читал. В 12 лет прочитал «Историю государства Российского» Н.М. Карамзина. И это определило его дальнейшую жизнь. Позже писал: «Занимался самообразованием». С 15 лет служил письмоводителем у местных чиновников.

Домашнее воспитание получил известный собиратель памятников донской старины Григорий Андреевич Левицкий (1809-1877), сын священника. Он сам стал сперва диаконом, потом был рукоположен в священники и служил в Воскресенском соборе станицы Старочеркасской. В течение 20 лет являлся законоучителем в приходском училище.

В 1870 г. издана его брошюра «Старочеркасск и его достопримечательности».

Войсковое начальство, конечно же понимало, что нужно иметь свои учебные заведения на Дону.

Еще 28 мая 1765 г. издал приказ об учреждении народных училищ во всех станицах войсковой атаман Степан Данилович Ефремов. Однако это был благой порыв, не подкрепленный ничем. Не было учителей, да и у большинства станиц тогда не было желания тратить деньги на дело, явно не нужное казаку.

Прошло 20 лет, многое изменилось и в России, и на Дону. 25 апреля 1785 г. войсковой атаман Алексей Иванович Иловайский послал в верховые станицы Грамоту «О мерах к обучению грамоте старшинских и казачьих детей» с убедительным призывом отдавать детей на обучение священникам, в монастыри или нанимать в станицах учителей.

В грамоте приводился пример священника станицы Клетской Александра Дмитриева, который «держит школу и хорошо детей учит».

Частные школы к тому времени имелись и в других станицах. Открыл школу у себя священник Троицкой церкви станицы Аксайской Василий Петров. Действовала школа в станице Букановской, открытая по инициативе полковника Алексея Протопопова.

В Черкасске у дьячка Осипа Пахомова учились мальчик и две девочки, у казачьей дочери девицы Лукерьи Пышкиной – 12 мальчиков и две девочки, у пономаря Михаила Попова – семь детишек. В этих школах обучались чтению, письму, Псалтыри и Часослову. В Усть-Бузулукской взялись обучать казачат дьячок Иван Емельянов и звонарь Герасим Попов.

Однако из станицы Аржановской и некоторых других в войсковое правление сообщали, что «могущие» казаки желают отдавать детей в обучение священникам в своих станицах, а «не могущие» не хотят обучать детей.

У дворян и зажиточных казаков тогда стало входить в моду отдавать сыновей в «пансионы» (ученики жили в доме учителя).

По желанию дворян Хоперского и Усть-Медведицкого церковных заказов в станице Алексеевской в конце ХУШ века открылся «благородный пансион», в котором преподавали два бывших выпускника Черкасской духовной семинарии.

21 июня 1809 г. из Донецкого сыскного начальства в Каменской было распространено «от Усть-Белокалитвенской до Луганской станиц» такое сообщение: «учитель Атаманчуков намерен открыть пансион в станице Каменской».

Живший, вероятно, в Черкасске, учитель И.С. Атаманчуков обещал преподавать многие предметы – от чистописания до естественной истории, физики, и «первоначального латинского, немецкого и французского языков». А также правилам «как поступать в доме за столом и в церкви, как обходиться с родителями, учителями, посторонними людьми и проч.»

Сыскное начальство обязывало станичных атаманов оповестить всех помещиков «жительствующих в ведомстве сего начальства». Однако желающих не нашлось. Пансион не был открыт.

Но к тому времени на Дону уже началось создание начальных училищ.

«Под благодарственный молебен с пушечной пальбой…»

В 1782 г в Петербурге было открыто Главное народное училище с определением для обучения будущих учителей народных школ. А в апреле 1786 г. Екатерина Вторая распорядилась открыть Главные народные училища в 25 губерниях.

5 августа 1786 г. издан Устав народных училищ. Согласно Уставу училища подразделялись на два разряда. Главные, 4-х классные, учреждались в губернских городах, малые, 2-х классные – в уездных, одноклассные – в селениях.

Попечителем училищ являлся губернатор. Учебная часть в каждой губернии была вверена директору народных училищ. Для надзора за малыми училищами из местных жителей назначался смотритель.

Явно не хватало учителей. В 1786 г. учительское отделение главного училища в Петербурге преобразовано в самостоятельную учительскую семинарию, которая просуществовала до 1803 г., когда была преобразована в учительскую гимназию (позднее – педагогический институт).

В учителя также назначались ученики духовных семинарий. Принимали в учителя и иностранцев. Обучение должно было быть бесплатным.

* * *

Донское гражданское правительство, возглавляемое войсковым атаманом Алексеем Ивановичем Иловайским, приняло к исполнению распоряжение императрицы. Об открытии народных училищ оно уведомляло все станицы Войсковой Грамотой от 5 февраля 1790 г. Станичным атаманам предписывалось объявить в своих станицах, чтобы желающие отдавали своих детей (первоначально и мальчиков и девочек) в открываемое Донское народное училище.

26 февраля 1790 г. последовал в станицы приказ войскового правительства, согласно которому «вторично предписывается», «что прием мальчиков в училище продолжаться быть имеет апреля по 1-е число, а с 1-го апреля того приему не будет. Начнется второй прием уже с 1-го октября сего 1790 г., как то по прошествии шести месяцев».

Торжественное открытие малого народного училища в Черкасске состоялось осенью 1791 г., в доме, где ранее находилось Войсковое правление.

Училище было одноклассным с двухгодичным обучением. Преподавались Закон Божий, чтение, письмо, начатки грамматики, рисование, читали книгу «О должности человека и гражданина», изданную в Петербурге еще в 1726 г. и являющуюся переводом с латинского языка. Принимали в училище детей, получивших «достаточное домашнее образование», т.е. преимущественно сыновей старшин.

Первыми учителями были «Дмитрий Яновский с товарищи» – четверо выпускников учительской семинарии в Петербурге.

Первый выпуск из малого училища состоялся в 1793 г. Тогда же состоялось 2 октября 1793 г. торжественное открытие в Черкасске Главного народного училища, воспитанниками которого стали выпускники малого училища.

Директором с 9 февраля 1793 г. до 1 апреля 1795 г. являлся войсковой лекарь, много способствовавший распространению здравоохранения на Дону Андрей Михайлович Ягодин (1776-1813). Одновременно с этим он продолжал заниматься медициной.

В 1795 г. в должности директора его сменил, бывший до того судьей Войскового правительства, сын войскового атамана Петр Алексеевич Иловайский, имевший чин полковника. А его сменил уже знакомый нам Алексей Григорьевич Попов, о котором еще будет сказано.

Вообще-то открытие Главного училища намечалось на 26 февраля 1793 г., но это торжество по каким-то причинам было отложено. И состоялось в присутствии посетившего Черкасск преосвященного Иннокентия, архиепископа Воронежского, которому были тогда подчинены донские православные храмы.

Торжество осуществлялось по ранее выработанному церемониалу с участием архиепископа Иннокентия, войскового атамана А.И. Иловайского и других знатных гостей, а также родителей воспитанников училища и, конечно, самих воспитанников с их учителями.

Первыми учителями в главном училище были Дмитрий Божковский, Михайло Кохановский, сын соборного священника Алексея Яновского Павел Яновский, обучавшийся в Киеве, прошедший в здешнем же училище науки полковой хорунжий Андрей Золотарев.

Сразу скажем, что спустя несколько лет А. Золотареву разрешено было «иметь партикулярно у себя учеников», т.е. одновременно с преподаванием в училище «завести в квартире своей «пансион для благородных детей мужска пола и быть оных воспитателем».

Вскоре к ним присоединился Алексей Герасимович Оридовский, с 1790 г. служивший в соборной церкви Черкасска и получивший звание протоирея. Он обладал обширными знаниями, ораторским талантом, сочинял стихи. В главном училище преподавал философию и изящные науки.

Что касается других преподавателей, то они обучали священной истории, грамматике, всеобщей и русской истории, краткой географии, арифметике и геометрии, физике, немецкому языку.

В Главном училище было четыре обязательных и пятый рисовальный классы. Имелась библиотека с произведениями Н.М. Карамзина, А.П Сумарокова, И.И. Дмитриева, с многотомным изданием «Деяния Петра Великого». Получали газету «Московские ведомости». Из библиотеки дозволялось выдавать под расписку книги всем благонадежным людям.

Имелись кабинеты естественной истории, математический и физики.

В 1791-1795 гг. в обеих училищах насчитывалось 289 учеников.

В 1794 г. в Главном училище было 115 учеников. В первом классе – 42, в выпускном – 18. Полный курс окончили четыре воспитанника.

18 декабря 1794 г. Войсковое гражданское правительство объявило всем станичным атаманам, что «в Главное народное училище имеют принимаемы быть желающие обучаться в онотом обоего пола ученики и ученицы». Очередной прием начинался с 10 января 1795 г. «А за этим сроком принимаемы отнюдь не будут».

Главное училище существовало до 1804 г. В последние годы прибавилось преподавание французского языка, риторики и логики. Прибавилось и число учителей. Их стало восемь. В овсе годы существования училища в нем употреблялись учебники, изданные для народных училищ. Это были: «Книга о должности человека и гражданина», «Пространный катехизис», «Руководство к физике», «Русская география», «Арифметика», «Геометрия», «Русская история», «Русская грамматика» проф. Барсова, «Естественная история», «Ручной атлас Европы и России».

* * *

В связи с учреждением Главного училища в Черкасске решено было в наиболее многолюдных станицах открыть малые народные училища.

Первым оно было открыто в станице Нижне-Чирской, ставшей административным центром Второго Донского округа. Одна из старейших на Дону станиц она впервые упоминалась в 1633 и 1637 гг. После переселения на новое место в середине ХУШ века была построена по плану с прямыми широкими улицами. Жители занимались земледелием, животноводством, рыболовством. Имели сады и виноградники.

Ко времени открытия училища в станице было 329 дворов, мужчин 1371, женщин – 1764. Имели каменную Троицкую церковь с Николаевским приделом, освященную 25 декабря 1789 г.

18 января 1803 г. торжественно открылось малое училище в станице Усть-Медведицкой. К этому дню приглашались на торжество «господа генералитет, штаб и обер-офицеры, станичные атаманы и степенные казаки «околичных станиц».

Усть-Медведицкая с 1802 г. стала административным центром одноименного округа. Упоминалась она еще с 1593 г. Имела Николаевскую церковь. В 1800 г. в станице имелось 486 двора, в которых жили 1994 мужчин и 2132 женщины.

Начальником Усть-Медведицкого сыскного начальства (предшественника окружного правления) был назначен, командовавший до того полком, полковник Иван Андрианович Андрианов (1757-1827) проявивший заботу об открытии училища в окружной станице, а позже – и в других станицах округа (в частности в 1806 г. открыл приходское училище в станице Алексеевской).

Он прославился и тем, что в Отечественную войну 1812 г. участвовал в формировании ополченских полков на Верхнем Дону. Командовал одним из этих полков в сражении у г. Вязьмы. В 1826-1827 г. генерал И.А. Андрианов исполнял должность наказного Атамана в Новочеркасске.

В Усть-Медведицком училище занятия велись по такой же программе, как и в Черкасске. Смотрителем училища являлся подполковник Ермольев. Имелось два учителя.

В 1804 г. из училища было выпущено 11 воспитанников. 1 апреля 1805 г. проходили очередные выпускные испытания. Их выдержали также 11 учеников.

В 1803 г. иждивением генерал-майора Семена Ивановича Курнакова в принадлежавшей ему слободе Мачехе 19 апреля было открыто одноклассное училище с одним учителем.

Посещали его крестьянские дети этой слободы, находящейся в Хоперском округе.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе