Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по вопросам казачества

Дорога на хутор Акимовский

вкл. . Опубликовано в Казачество Просмотров: 4490

Содержание материала

Пращур Прокофий Прохорович, как и все казаки, – не только офицерские, но и старшинские дети начинал службу рядовым. «Формулярный список о службе и достоинстве Донского казачьего Горбикова полка Сотника Антонова за 1814 годъ» сообщает о нём следующее.

«3. Из какого звания: Войска Донского из штаб-офицерскихъ детей.

4. Есть ли за нимъ, за родителями его, или когда женатъ, за женою, недвижимое имение (родовое, благоприобретённое): - не указано.

5. Когда в службу вступил и в оной какими чинами происходил и когда, с показанием прописью времени производства в первый офицерский чин, и сколько тогда имел от роду лет:

Казаком 2 октября 1796

Урядником 2 октября 1799

Хорунжим 9 декабря 1808

Сотником 10 марта 1812

6. В течение службы своей, в которых именно полках и батальонах и с какого по какое время находился, по какому случаю переводим из онаго был; по воле начальства или по собственному желанию, и когда прибыл к каждой новой команде или другому месту; также, не служил ли по выборам дворянства, когда и к каким должностям был выбран и когда от оных уволен:

В полку Полковника Бузина 15 мая 1798

Подполковника Иванщикова 15 генваря 1805

Войскового Старшины Чикилёва, за отсутствием его по болезни на Дон

в том же полку Полковника Чернухина, за отсутствием онаго

в полку Полковника Рубашкина 2 октября 1813

В полку Войскового Старшины Горбикова 1 марта 1814

7. Во время службы своей в походахъ и в делахъ против неприятеля где и когда находился; не был ли ранен, где и как, какое время и где находился для пользования ран; не был ли взят в пленъ, в каком деле, и когда из онаго возвратился на службу; не имел ли сверхъ настоящей обязанности особых поручений по Высочайшимъ повелениям или от своего начальства, какие именно,когда, как оные исполнил и в какое время; также когда какие награды получал за отличия в сраженияхъ и по другим действиямъ: чинами, орденами и другими знаками отличия, Высочайшие благоволения, Всемилстивейшие рескрипты и похвальные листы от своего начальства… .

С 1798 мая 15 по 1803 мая 24 в числе 22 полков – к городу Пинску, в Литовско-Волынской губернии от г. Ковно до м.Горбурчи (?), по границе у содержания кордоновъ; с 1805 генваря 15 по 1812 марта 28 в Таврической области у содержания по берегу Чернаго моря постовъ в предосторожности от моровой язвы, в Анатолии свирепствовавшей; с 28 марта по 9 июня в походе к границам Варшавскаго герцогства к м. Устилугу, в сраженияхъ: августа 8 при м. Замостье, сентября 14 при Турчиске у преследовании неприятеля, был с командою, удержал сопротивление его на наш отряд, где получил в правую бровь пулею жестокую рану; 1813 генваря 9 при местечке Полушинъ, мая 20 Бриславъ, и с 27 июля по 25 (?) по демаркационной линии у содержания кордоновъ; августа 7 и 9 при реке Бобръ; 10, 11 и 14 при м. Колбергъ, 15 при томъ же местечке в преследовании и поражении неприятельской пехотной колонны, 17 при реке Бобр, 23 и 24 в Саксонии при м. Лебклу, сентября 16 Альтенбург, 20 Кемниц,; октября 4, 5 и 6 в генеральномъ сражении при Лейпциге, 13 при деревне Дауге, где взялъ 2 офицеровъ и 7 рядовыхъ в пленъ, отбилъ с разными припасами 21 фуру, за что награждёнъ орденомъ Св. Анны 4 степени; 18 и 19 в Баварии при м. Генау, с 20 по 12 декабря в походе за Рейнъ и того же 12 в сражении под г. Калкиромъ, а с того же по 28 марта 1814 во Франции к стороне Непалии (?), подъ командой Генерал-Майора Гордина в партизанском, а затемъ в походе к пределамъ В. Донского; с 1817 мая 12 в походе с Дона в Бессарабскую Область, где с 15 июля у содержания по над реками Дунаю и Пруту пограничной кордонной стражи.

8. Российской грамоте читать и писать знает.

9. В отпускахъ не был.

10. В штрафахъ под судомъ (…) не былъ.

11. Женатъ, имеетъ детей, сыновъ Ерофея 22, Алексея14 и Дометия 4 летнихъ.

12. В комплекте при полку съ 1 мая 1814 года.

13. Достоин повышения в чине или награждения.

14. По выборамъ дворянства не служилъ.

15. Слабымъ по службе не замеченъ, безпорядковъ и неприятностей между подчинёнными не допускалъ.

16. В неприличномъ поведении изобличён не былъ.

Подлинное подписалъ: Войсковой Старшина Горбиковъ

Засвидетельствовал (подпись)

Верно: дьяк Дмитриевъ

Сверил: повытчикъ (неразб.

К данным этого послужного списка следует добавить информацию, содержащуюся в книге современного исследователя казачьих родословных С.В. Корягина из серии «Генеалогия и семейная итория Донского казачества» (выпуск №58) «Антоновы и другие»: «13 декабря 1821 г. убился на службе, упав с лошади» (ГАРО, ф.344, оп.1, д.316, л.104).

Последний на сегодняшний день достоверно известный по документам предок – прапращур - Прохор Васильевич Антонов, служивший под командой А.В. Суворова, наверняка видевший его в Польше, по данным С.В. Корягина, происходил из казаков Новогригорьевской станицы. У автора на этот счёт другое мнение. В деле о дворянстве Антоновых есть выписка из метрики о венчании его сына Прохора на девице из Новогригорьевской, но в сам войсковой старшина в данном документе выглядит пришельцем в этой станице: «… по исповедным же росписям той же станицы, начиная с 1801 года, в семействе Сергия Гордеева значится зять Войсковой Старшина Прохоръ Васильевъ Антоновъ, а у сего Антонова сынъ Прокофий Прохоровъ Антоновъ…». Впрочем, Сергей Викторович имеет основания так считать, поскольку дворянские роды Антоновых на Дону, помимо Новогригорьевской и Пятиизбянской были и, как минимум ещё в пяти станицах (Ведерниковской, Константиновской, Павловской, Новочеркасской и Аксайской, но последние два - в неоспоримом родстве с пятиизбянскими). Аргументом в пользу происхождения Прохора Васильевича из рядовых казаков Новогригорьевской служит его женитьба на простой казачке, а, также то, что в данной станице вплоть до начала двадцатого века документы фиксируют еще и рядовых казаков Антоновых, но при внимательном рассмотрении все они оказываются нашими родственниками, не ставшими офицерами. Не учитывает С. Корягин, на наш взгляд – главного, того, что простой казак в конце XVIIIв., едва ли мог уже, приняв участие лишь в двух войнах, совершить такую карьеру. Скорее всего, именно принадлежность к старшинскому роду и позволила ему за шесть лет подняться от сотника до старшины, как и ранее, в числе избранных – оказаться в Петербурге.

Родился Прохор Васильевич в середине восемнадцатого века. Согласно разысканиям Сергея Карягина, в службе казаком - с 5 августа 1773 г. В полку майора Барабанщикова с 5 декабря 1773 г.: на Кагальнике. В полку бригадира Денисова со 2 марта 1774 г.: против государственного злодея Пугачёва. В полку полковника Михаила Давыдова с 5 апреля 1776 г.: в 1776-1778гг. в Саратове. В полку бригадира Михаила Себрякова с 10 июня 1783 г: за Кубаном. В Лейб-казачьей конвойной команде с 24 января 1784 г.: в 1784- 1786 гг. в Петербурге. В полку полковника Денисова 2-го с 10 апреля 1787 г.: на Каланчаке при встрече Е.И.В. Екатерины II, шествовавшей в Таврию. В полку нынешнего генерал-майора Исаева с 20 апреля 1788 г.: Буг, в действительных сражениях с турками: в 1789 г. – Бендеры; в 1791 – 1792 гг. – по Днестру. Произведён в сотники 15 октября 1792 г. В 1794 г. – препровождение турецкого посла. Участник Польской кампаниями 1794г. в действительных сражениях: Кобрин, Брест-Литовск, Кобылка, Прага «Варшавская – Ю.С.): в 1794 – 76 гг. Есаулом с 8 сентября 1794 г. В полку полковника Гаврилы Бокова с 15 октября 1794 г., в 1794 – 1796 гг. – кордонная служба по границе с Пруссией. В полку полковника Бузина 2-го с 15 мая 1798 г.: Пинск. Произведён в войсковые старшины 22 сентября 1798 г. Жена – дочь казака Прасковья Сергеевна, дети: Конон, Иов, Прокофий - в службе (РГВИА, ф. 489, оп.1,3298).

Казак Ново-Григорьевской саницы; отставной войсковой старшина; умер 24 марта 1826 г. (сообщение 2 Донского начальства), ГАРО, ф.344, оп.1, д. 1 д. 316, л.28 об.) Умер от старости и цинги 23 марта 1825 г., пережив сына Прокофия.

Много и многих повидал на своём веку Прохор Васильевич, современник наивысшей славы Империи и донского казачества. Скорее всего, «ни сном, ни духом» не помышлял он о том, чтобы записаться в дворяне. Едва ли такие мысли посещали и его погибшего на пограничной службе сына. Хотя, как знать? Тогда откуда же и зачем вся эта история с дворянством, осевшая в виде папки с архивным делом с автографом первого наказного атамана не из казаков генерала Хомутова, и до недавнего времени хранившаяся «по месту рождения» - в здании бывшего Правительствующего Сената на Сенатской набережной Северной столицы?

Если уж быть точным, то «зародилась ягодка» конечно же, не в Петербурге. Дело о дворянстве рода Антоновых, начатое 29 октября 1840 г. возникло из «прошения» «Войска Донского Новогригорьевской станицы вдовы Сотника Наталии Петровой Антоновой о выдаче сынамъ ея: казаку Ерофею, уряднику Алексею и казаку Дометию и детям первых двух удостоверений на право дворянства». Понадобилось же вдове вспоминать о подвигах Прокофия Прохоровича в связи с недавним императорским указом.

Как рассказал автору этих строк Евгений Иванович Косенков, етеревский казак, сослуживец по казачьему департаменту Миннаца России и автор замечательного исследования «Донские чиновники в первой половине XIXвека», массовый поход в дворянство донских обер-офицеров с начала тридцатых годов позапрошлого столетия был вызван разрешением для детей донских дворян ускоренного замещения офицерских должностей, - уже не на вакансии, а после сокращённого срока службы в урядниках. До сих же пор на Дону в дворянском статусе нуждалась лишь Старшина, дававшая Войску генералитет и командиров полков и общавшаяся с прочим дворянством Империи. Низшая прослойка – обер-офицеры или «чиновники» спокойно обходилась и без оного, справедливо полагая своё природное казачье звание вполне для себя достаточным, однако она, очевидно, тяготилась многолетней службой в нижних чинах, что и стало известно императору Николаю Законодателю.

В 1829 году грянул соответствующий указ, определивший, что всем дворянским детям, служащим унтер-офицерами первичный офицерский чин присваивается через два года в обязательном порядке. Вот тут-то донскому «чиновничеству» и потребовалось дворянство. Право на него давал в то время штаб-офицерский чин родителя или, как в случае с Прокофием Прохоровичем, - орден. Кавалерство, оно, так сказать, «по определению» рыцарство. Вот, собственно, и всё.

Пишу об этом для пущего уяснения читателем мотивов поведения предков, среди которых, как замечаю, женщины во все времена бывали куда более энергичны в добывании всяческих «положенных» материальных благ. Прадед же, насколько мне известно, относился к своему дворянству равнодушно. Он, надо полагать, понимал всю вторичность его для того, кто и так уже является казаком по рождению. Деда это его отменённое декретом звание забавляло, хотя, по своим душевным качеством, он был именно дворянином, в шутку (ли?) называя свой дом «дворянским гнездом». Ну, а дворянскому воспитаннику остаётся всё это наследие хранить, ничего не забывая и, разве что приумножая.

Семейные предания

По более ранним предкам архивные документы пока не найдены, но есть семейные предания знаменитого рода Денисовых. Вот, что сообщил автору в письме современный донской историк А.В.Венков: «Известный дореволюционный генеалог Л.М. Савельев в своей родословной Денисовых (Савелов Л.М. Донские дворянские роды. М. 1902. Вып.1 ), очевидно по семейному преданию Денисовых, называет их родоначальником некоего Илью, сын которого Денис Ильич Батырь во время гонений на раскольников при Патриархе Никоне переселился из Новгорода на Дон, где и стал видным казачьим деятелем (это дед генерала от кавалерии графа Фёдора Петровича Денисова и прадед войскового атамана генерал-лейтенанта Адриана Карповича Денисова). У упомянутого Ильи был брат Антон, станичный атаман, от которого пошли донские Антоновы (во всяком случае, пятиизбянские и новочеркасские и, возможно наши Ю.С.).

Родство Плетнёвых с Платовыми по материалам, которыми я располагаю, не просматривается. Зато Плетнёвы в родстве с другим знаменитым донским родом – Красновых (см. ниже №22)».

Действительно, семейное предание Денисовых приведено отчасти в воспоминаниях А.К. Денисова на С. 17(Записки донского атамана. СПб, ВИРД. 1999), где упомянуто разделение фамилий по двум братьям Денису и Антону.

Но причём же здесь родство с Платовыми?

Здесь приходится упомянуть о семейном предании, очень стойком во всём поколении моего деда, будто бы Плетнёвы состояли в родстве с самим графом М.И. Платовым. Об этом писала, весьма убедительно, дяде дедушкина сестра Надежда Михайловна и даже объявившаяся в девяностых годах в Москве моя троюродная сестра Катя – Катрин Иванова-Тротиньон (в настоящее время – атташе посольства Франции по вопросам космоса) и та при встрече озвучила эту легенду. Но ведь нисходящее родословие Матвея Ивановича хорошо известно. Нет в нём и близко последующего родства его потомков с Плетнёвыми. Если бы речь не шла именно о Плетнёвых, то можно было бы предположить, что это в семье Антоновых сохранился след давней памяти о родстве с атаманом и графом, но другим – Фёдором Петровичем Денисовым! Ещё не придя к этому выводу, автор попросил профессора Венкова проверить родословие Плетнёвых. Письмо из Ростова содержало не только информацию о шести поколениях предков прабабушки Евгении Николаевны, но и о родстве с Красновыми, что заставило автора вспомнить один давний разговор.

Как-то, вспоминая тяжёлую жизнь на хуторе, голод начала двадцатых и крайнюю бедность, дедушка вдруг с гордостью произнёс: «Зато у моей тётки муж был командиром конного корпуса!»

Ох уж эти семейные предания, да ещё передаваемые женщинами, да ещё в столь специфических условиях! Однако зерно истины в них всегда присутствует. Ведь говорил же автору в детстве дед, что его дед в Русско-турецкую стал георгиевским кавалером. Он в это свято верил и даже надеялся когда-нибудь попасть в Георгиевский зал Кремлёвского дворца, чтобы увидеть мраморные доски с фамилиями Антоновых. Получив возможность эту легенду проверить в конце восьмидесятых, в годы учёбы в Военно-политической академии и работы в военном фонде РГБ (тогда – имени Ленина) внук выяснил, что за всю эту войну лишь один офицер Антонов стал кавалером ордена Св. Георгия, но родом он был из станицы Пятиизбянской - первоначального и основного гнезда Антоновых. Однако ж – родственник! Точно так же и его сестра Надежда считала, что имя их «деда» следует искать на мраморных досках Георгиевского зала! Тем более, что подвиг он совершил выдающийся. Получается, что изначально в основе этих утверждений, обросших фантазиями всё-таки «был звон». Здесь важно скорее другое, - то, что новогригорьевские Антоновы считали Антоновых пятиизбянских своей роднёй.

Расскажем кстати и об этом подвиге, и о герое. В «Списках кавалерам Императорского военного ордена Святого великомученика Георгия за боевые отличия» Спб 1880 года издания значится под №281 (награждён 2 мая 1879) состоящий в комплекте Донских казачьих армейских полков, подполковник Антонов Иван Филаретович. О нём сообщается следующее: 11 августа 1877 г., командуя 3-й сотней Донского казачьего №30 полка при г. Сельви, со 2 по 5июля 1877 г. держался со своею сотнею против толпы баши-бузуков ок. 1500 чел., с прибытием же подкрепления перешёл в наступление и, опрокинув неприятеля, занял Сельви. При более подробном изучении высянилось, что Иван Филаретович, в действительности, сначала налётом захватил городок и склад вооружения в нём, с большим количеством как старых шомполок, так и новейших американских магазинок. Затем ими вооружил быстро собравшуюся дружину из местного населения, а уже с нею держался против полутора тысяч баши-бузуков, до подхода подкрепления из ещё одной донской сотни и тогда уже погнал эту орду. За этот, поистине выдающийся подвиг благодарное Войско в дальнейшем назначило старшину И.Ф. Антонова на почётную и спокойную должность смотрителя войсковых соляных промыслов. На ней его потом долго из года в год фиксирует статистический справочник «Памятная книжка Области войска Донского».

Вернёмся к дяде комкору. Таковых среди казаков за всю Мировую войну можно перечислить по пальцам одной руки. Среди них и П.Н. Краснов. Что же сообщил Андрей Вадимович Венков? Вновь цитирую письмо.

«№22 Вера Дмитриевна. Краснов Н. Последние дни атамана Краснова // Донские войсковые ведомости, 1992 №2: Вера Дмитриевна Краснова, урождённая Плетнёва,- жена полковника, командира лейб-гвардии Казачьего полка Николая Николаевича Краснова, племянника донского атамана генерала от кавалерии П.Н. Краснова. Мать автора этих воспоминаний Николая Николаевича Краснова (родился в 1918 г.)». Получается попадание «в девятку». Вот только знал ли дедушка, как звали этого «мужа тётки», что командовал конным корпусом? В действительности же, как известно, командовал остатками крымовского корпуса осенью 1917-го дядя «мужа тётки», имя которого уже было предано проклятию, как «пса-атамана». От какого же Дмитрия была та Вера? Смотрим очередную книжку Сергея Корягина, посвящённую Антоновым. Смотрим и… не находим. Ну, да это – не показатель. К новогригорьевским Антоновым Карягин вообще отнёсся довольно равнодушно (но стоит ли его, проделавшего и так колоссальную работу, в этом упрекать?). Достаточно открыть эту брошюру и убедиться самому. Вот ещё пример небрежности.

Автор, будучи в командировке в Петербурге и имея один единственный вечер для работы с документами, заказал тогда в архиве все папки с делами о дворянстве Антоновых. Даже при беглом просмотре послужных списков заметил, что один из предков (не прямой) в 1827 г. в чине есаула командовал конвоем из двух сотен, выводившем из Карабаха армянское население, спасавшееся от персидской резни, в количестве 27 тысяч. К сожалению, затерялись уже те выписки с именем-отчеством этого Антонова, но в памяти прочно засело совпадение: 27 и 27. У Карягина же такой достопамятный факт не упомянут.

К слову сказать, автор этих строк, сломавший свою военную карьеру как раз из-за симпатий к Карабахскому национально-освободительному движению, испытал в тот вечер «глубокое удовлетворение» от того, что вопреки приказу «партии и правительства» оказался на стороне христиан, а не там, где подавляющее большинство советских офицеров, забывших, ради чего русский воин пришёл в Закавказье.

Вернёмся к нашей теме. Читатель скажет: да какое это родство – седьмая вода на киселе! Но то, до какой степени раньше наши предки считались родством, выглядит просто фантастикой в нынешние времена атомизации личности и всеобщего отчуждения людей друг от друга.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе