Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по вопросам казачества

Госполитика в отношении казачества обретает законодательную основу

вкл. . Опубликовано в Казачество Просмотров: 2275

Читаешь этот материал,
особенно разглагольствования
господина Беглова, и так хочется сказать
словами дедушки Крылова из известной басни
«А вы, друзья, как ни садитесь,
Все ж в музыканты не годитесь».
Н.Ф.Говорливо-Писучий

Госполитика в отношении казачества обретает законодательную основу

Минрегион РФ.02.06.2010
ПРЕСС-РЕЛИЗ 26 мая 2010 г.

Государственная власть говорит казачеству «Любо!» — такой вывод можно сделать из интервью председателя Совета при Президенте РФ по делам казачества, заместителя руководителя аппарата Президента РФ Александра Беглова, которое опубликовано в «Российской газете» сегодня, в день выездного заседания Совета при Президенте РФ по делам казачества в столице Сибирского казачества – городе Омске.

Слово «казак» на слуху. Казакам посвящены президентские указы и правительственные постановления, газетные статьи и телепередачи.

Как и зачем усиливается роль казачества в России? Об этом специально для «Российской газеты» рассказал заместитель руководителя администрации президента РФ Александр Беглов, который назначен на должность председателя Совета при президенте РФ по делам казачества.

Российская газета: Александр Дмитриевич, прежде чем что-то обсуждать, давайте «на берегу» договоримся о терминологии. Поэтому — кто такие казаки?

Александр Беглов: Юридически точный ответ на этот вопрос мало что даст для понимания реального положения дел. Казаком является любой гражданин России, на основании самоидентификации относящий себя к казачеству, ведущий определенный образ жизни, хранящий доставшийся от предков уклад, соблюдающий свод строгих нравственных правил. Но это скорее теория. А на деле речь идет об огромном — около 7 миллионов человек — неоднородном, очень патриотично настроенном, но зачастую раздираемом внутренними противоречиями сообществе россиян. И дело здесь не в традиционной казачьей «вольнице». Тяга казаков к внутренней духовной свободе — как раз объединяющее их начало. Но и сейчас, и раньше находились недруги казачества, понимающие: казаки крепки единством. Значит, надо их разделить. Вот и возникали границы не только внутри станиц, но даже и внутри казачьих родов и семей.

Министры с атаманами

РГ: Все это — дела давно минувших дней. Но в постсоветское время появились новые проблемы?

Беглов: Свою лепту внесли 90-е годы, когда многие политики разных уровней то заигрывали с казачеством, то поворачивались к нему спиной, поддерживая то одних, то других казачьих лидеров, зачастую с весьма сомнительной репутацией. В 2000-е годы, как и в государстве, в казачьей среде наступила некоторая стабильность, хотя проблем в целом не убавилось.

РГ: Что изменилось сегодня?

Беглов: В июле 2008 года, спустя буквально несколько месяцев после своего избрания, президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев утвердил Концепцию государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества. А в январе 2009 года его распоряжением был создан инструмент для реализации данной Концепции — Совет при президенте Российской Федерации по делам казачества.

Мощной поддержкой казачьему движению стало принятое 15 сентября 2009 года постановление правительства РФ, в соответствии с которым вопросы взаимодействия государства с казачьими обществами переданы Минрегиону России.

РГ: Что собой представляет совет, который вы возглавляете?

Беглов: Структура совета позволяет эффективно координировать работу по реализации Концепции государственной политики в отношении российского казачества во всех субъектах Российской Федерации, где существуют казачьи общества. Делается это через рабочие группы в регионах. В федеральных округах созданы постоянные окружные комиссии совета, а на федеральном уровне — постоянные профильные комиссии по отдельным направлениям деятельности (ими руководят, как правило, заместители министров соответствующих министерств, а их заместителями являются атаманы войсковых казачьих обществ).

То есть подразделения совета состоят не только из казаков, но и из государственных служащих, причем — весьма высокого ранга. Совет — не общественная организация, а межведомственная структура.

Хочу особо подчеркнуть, что Дмитрий Анатольевич Медведев проявил особое, я бы сказал, знаковое уважение к многовековым казачьим традициям — Положение о Совете фактически воспроизводит принципы казачьей демократии, превращая его в своеобразный Казачий Круг, на котором решения принимаются большинством голосов.

Служба и воля

РГ: Как теперь будут строиться взаимоотношения власти с казачеством?

Беглов: Это исторически особые отношения. Они выстроены прежде всего на идеалах служения Отечеству, ответственности перед страной, стремлении к укреплению государства. Настала пора изменить отношение к казакам со стороны общества. Казаки — не пасынки нашего народа, не капризные и себялюбивые «озорники». Это активные граждане России, настоящие патриоты нашей страны.

РГ: В принятых документах о казачестве узаконен термин «реестровые казаки». Служить будут только они?

Беглов: Это дореволюционный термин[1]. Вступая в реестровое общество, казак в соответствии с его уставом добровольно принимает на себя обязанности по несению государственной службы. На сегодняшний день сотни тысяч граждан России сделали такой выбор.

Отдавая должное чувству ответственности казаков, их способности к самоорганизации, государство при построении системы государственной службы реестрового казачества стремится максимально учесть и сохранить традиции казачьей демократии и братства. Это касается прежде всего правил внутреннего устройства казачьих обществ, а также принципа выборности атаманов, что является, в свою очередь, очень серьезной мерой доверия казачеству, особенно если учесть, что войсковые атаманы утверждаются указами президента Российской Федерации.

РГ: Получается, реестровый казак — это государев человек. А как это соотносится с казачьим менталитетом, с декларацией «казачьей воли»? Когда-то казаки снимали шапки только в церкви, не кланялись даже царю.

Беглов: С перестроечных времен казаков втягивают в бесконечную дискуссию на тему «воля или служение». Мы считаем эту дилемму абсолютно ложной. Мы твердо стоим на позиции исторической правды: выбор реестрового казака — это служение на основе его доброй воли.

РГ: Не вносится ли таким образом раскол в казачью среду? Ведь обидно: кто-то пользуется государственной поддержкой, кто-то — сам по себе.

Беглов: «Отдельной» поддержки реестровых казаков не существует. Мы считаем бессмысленными попытки противопоставить друг другу реестровых и нереестровых казаков. Очень много казаков и их семей просто живут и трудятся в соответствии с вековыми традициями своих предков. Вступая в общественную казачью организацию либо в реестровое казачье общество, они не становятся от этого больше или меньше казаками. Выбор казака, заниматься ли ему общественной работой или служить на государственной службе, определяется не только его моральными ценностями и жизненными установками. Здесь играет свою роль и целый ряд других обстоятельств: возраст, здоровье, профессия, семейное положение.

По-моему, корни противоречий между реестровыми и общественными казачьими организациями следует искать в давнем межличностном противостоянии атаманов отдельных казачьих подразделений. Может быть, скажу жестко, но я считаю так: межличностный конфликт возникает там, где есть корыстный, личный интерес. Иные атаманы сравнивают свои объединения не по делам на благо возрождения казачества и России, а по формальной, зачастую дутой численности и пиаровской шумихе. За последнее время появилась масса лжеказаков, присваивающих друг другу полковничьи и генеральские звания и награждающих друг друга придуманными орденами за придуманные подвиги. Они и перекреститься не забывают, и в церковь иной раз заглянут — с формальной стороной дела у них все в порядке. Но это отнюдь не мешает им торговать историей своих предков для получения политических и материальных дивидендов. Лозунгов у них может быть много — вплоть до создания особой «казачьей республики». Вдумайтесь: не Отечество, с их точки зрения, должен защищать казак, а свою хату, «свой бугор, да свой интерес»! Вновь продолжают сеять ядовитые семена раздора, уже принесшие в XX веке чудовищные всходы.

Государево слово

РГ: Почему такое особое внимание именно к казакам?

Беглов: Казаки — одна из важных составляющих многонациональной российской палитры. Полагаю, без них бы и России в том виде, в котором она сейчас существует, не было. Да, каждый человек в отдельности может принести стране пользу, не важно, казак он, курский крестьянин или, скажем, якутский охотник. Но если люди чувствуют себя причастными, причем этнически и исторически, к одному сообществу, их потенциал возрастает многократно.

Государственная служба для казака — это возможность активно реализовать свою личную жизненную позицию, занять место в жизни, которое определено его мировоззрением и историей предков, наполнить реальным содержанием казачьи традиции, сохранить неповторимую казачью культуру.

Не будем забывать, что казаки не только подвергались гонениям по классовому и сословному принципу, не только массово переселялись внутри страны. К сожалению, это происходило и с десятками миллионов других наших сограждан. Но лишь казачество в таком массовом порядке покидало страну навсегда.

Поэтому власти не только могут, но и должны проявить к казакам особое внимание.

РГ: Какая законодательная база обеспечивает эту работу?

Беглов: Приняты соответствующие нормативные правовые акты президента и правительства РФ. Эти документы регламентируют процедуру принятия обязательств по несению определенных видов государственной и иной службы, а также заключения соответствующих договоров. Типовая форма указанных договоров утверждена приказом Минрегионразвития России.

РГ: На основании этих правовых актов и будет осуществляться финансовая «подпитка» казачества?

Беглов: Последнее время я слышу этот вопрос очень часто и рад возможности ответить на него через вашу газету.

Первое. Ни о каких «подпитке», «помощи» или «финансовом содействии» казачеству речи никогда не было. Думаю, нет ничего более обидного для казаков — одной из самых гордых и самобытных частей нашего народа,— чем подобная «милостыня». Не деньги государство дает казакам, а возможность их заработать на государственной службе в составе казачьих обществ.

* * *

Н.Ф.Говорливо-Писучий.

Весьма странно звучит обещание президентского чиновника о невозможности финансирования казаков из-за их «гордости». Такое даже в голову г-ну Беглову не придет при разговоре о горцах – в этом случае звучат заклинания о том, чтобы правительство как можно больше давало денег республикам Северного Кавказа. И это при гипертрофированной «гордости» кавказских джигитов. О чём Вы, мистер Беглов?

Чтобы читателю был понятен бумажный характер деятельности Президента РФ, Совета по делам казачества, реестровых атаманов, никак не заинтересованных в становлении современного казачества, в качестве оппонирующей бумаги приведу:

Обращение чрезвычайного круга казачьих войск юга России к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву

Уважаемый господин Президент!

Казачество России продолжает нести скорбные потери. Совершено очередное преступление против лидеров казачьего движения, убит атаман Кизлярского районного общества Терского казачьего Войска Пётр Иванович Стаценко. Убийство атамана Стаценко казаки воспринимают не только как трагедию казачества Юга России, но и как трагедию Российского государства. На Северном Кавказе бандиты планомерно уничтожают людей, занимающих активную общественную позицию, мыслящих государственными масштабами, готовых поддержать свою страну в трудную минуту. Сегодня в бандитское подполье вкладываются миллионы долларов. Террористов обучают зарубежные и доморощенные инструкторы. Они вооружены до зубов и практически не встречают сопротивления со стороны местного населения. Для того, чтобы поддержать Войсковые Казачьи Общества, не надо огромных вложений. Но принятие федеральной целевой программы государственной поддержки Войсковых Казачьих Обществ, вошедших в государственный резерв, станет значительным позитивным фактором, прежде всего для казаков, проживающих в республиках Северного Кавказа. Усилия государства по стабилизации на и Северном Кавказе, наталкиваются сегодня на мощную пропагандистскую кампанию, втягивающую простых людей во всевозможные тоталитарные и экстремистские секты. Учение ваххабитов, стремительно разрастающееся на Кавказе, призывает мусульман к беспощадной войне с людьми других вероисповеданий, делает из людей самоубийц-шахидов, террористов. С другой стороны, среди христиан действуют "свидетели Иеговы", призывающие людей не служить в Армии, не защищать свой дом. И те, и другие заставляют своих последователей отказываться от родственных связей, от вековых народных традиций, от родной культуры. К сожалению, мы не видим от государства должного отпора деятельности подобных сект. Их деятельность не имеет ничего общего со свободой вероисповедания. Пора на законодательном уровне пресечь их антигосударственную и антинародную деятельность на территории Российской Федерации. Деятельность террористических организаций, лишь верхушка айсберга тех проблем, что накопились за прошедшие годы на Северном Кавказе. Постоянным источником напряжения в межнациональных отношениях был и остаётся земельный вопрос. Происходящий переход земли в частные руки, в руки людей, не проживающих на территории Северного Кавказа, за деньги неизвестного происхождения, вызывает всё большее количество конфликтных ситуаций. По мнению казаков, необходимо внести изменения в земельное законодательство. Предусмотреть возможность передачи земли сельскохозяйственного назначения в бессрочное коллективное пользование коренным народам и казачьим обществам Российской федерации. Неконтролируемый переход земли в частные руки разрушает сёла, оставляет без средств к существованию тысячи сельских жителей, поля стоят необработанными, молодёжь ищет заработка на стороне и становится лёгкой добычей для вербовщиков в бандитские формирования. Пройдя соответствующую обработку, они становятся убийцами, не знающими жалости даже к своим священнослужителям и старикам, что является вопиющим нарушением традиций Кавказа. Многовековые традиции добрососедских отношений не позволяют казакам опускаться до огульных обвинений представителей какого либо народа в прегрешениях отдельных его представителей. Нас не смогут толкнуть на путь международной вражды и ненависти. Но мы усвоили и другой урок. Кавказ уважает только сильных. И если государство проявляет слабость. Это воспринимается как вседозволенность. Мы требуем, чтобы убийцы были найдены и наказаны. Ничто не должно остановить карающую руку правосудия. Но самое главное, за годы, прошедшие со времени распада СССР, самым бесправным и незащищенным, стало на Северном Кавказе русское население. Поддерживая государственный порядок, казаки и славяне так и не получили должной поддержки и помощи от государственной власти. Уже давно перейдена черта исхода казаков из Ингушетии. И нам горько, что их место, в нарушение закона и здравого смысла, заняло самозваное так называемое "ингушское казачество". Руководство в Москве так и не прислушалось к нашим требованиям об отмене незаконного включения в государственный реестр "ингушского казачьего округа", в котором нет казаков, и который не состоит в Терском Войсковом Казачьем Обществе. Продолжается исход славянского населения из Дагестана, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. Мы устали ждать реальных программ и механизмов возвращения в республики русского населения. Если в ближайшее время не будут предусмотрены реальные и действенные механизмы социальной защищенности казаков, финансовой поддержки Войсковых Казачьих Обществ, обеспечения казачьих обществ землёй, не заработают программы возвращения русского населения в республики, то процессы выдавливания славян станут необратимыми, Северный Кавказ окончательно перейдёт черту, за которой начнётся парад суверенитетов в ставших мононациональными республиках. Если же государство сумеет решить данные вопросы, оно получит в лице российского казачества силу, способную не только встать на защиту государственных интересов в критической ситуации, но и консолидировать всё общество в решении государственных задач.

Принято на Чрезвычайном Круге казачьих обществ Юга России 30 апреля 2010 года. Город Пятигорск.

Что на это скажет г-н Беглов? Может быть в новом интервью официозной «Российской газете»? Ждемс!


[1] Г-н Беглов либо не очень образован в казачьем вопросе, либо сознательно вводит доверчивых реестровиков в заблуждение. Казачьего реестра не было ни в императорской России, ни в СССР. В 16-17 веках реестр был образован из части украинских казаков при Речи Посполитой с уничтожением которой больше нигде не составлялся. По сути той службы, что несли в Польше украинские казаки – это было наемничество во враждебном православию государстве. Не хочет ли г-н Беглов своим заявлением сказать, что российские реестровые казаки тоже служат неправославной власти. Выскажитесь определеннее, г-н Беглов.

Н.Ф.Говорливо-Писучий.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе