Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по вопросам казачества

Любил ли Россию атаман П.Краснов?

вкл. . Опубликовано в Казачество Просмотров: 2849

Цитируется по протоколу встречи рейхсминистра Альфреда Розенберга с нацистскими генералами П. Корасновым и С.Красновым:

«- Насколько я понимаю, ваше высокопревосходительство господин министр, — начал Краснов, — этот вопрос обсуждается не по нашей инициативе. Следует ли нам понимать дело так, что генерал Власов сам выступил с идеей объединения его войск с казачьими?

— Нет, — сказал Розенберг, — Проект представлен управлением по делам иностранных войск ОКН.[1]

— А кто будет командовать казачьими войсками по их плану?

— Вы, разумеется.

— Тогда зачем это объединение? Чтобы создать в войсках междуцарствие? Или господин Власов желает командовать мной? Сомнительно, чтобы он желал перейти под мою команду — он слишком высоко себя ценит. А если он желает командовать мной, так я этого не желаю!

— А вы что скажете? — спросил Розенберг у Семена Краснова.

— Власову я не доверяю, — просто ответил Семен, — И думаю, что старшие офицеры моего штаба тоже не доверяют ему. Я не против объединения с русской армией... но я наслышан и о беспорядке в штабе Власова. Если бы там навели порядок — тогда бы это имело смысл. А сейчас... нет. В момент объединения начнется перестройка командования, это вызовет хаос. С казаками обращаться нужно умеючи. Если говорить об объединении сейчас, то только о формальном — чтобы мы считались вместе с РОА частью русской армии, но не были никак подчинены штабу Власова. Насколько я знаю, о таком объединении речь не идет. Да и казаки уже настолько хорошо вписались в структуру германских войск, что лучшего и не надо — от добра добра не ищут.

— Вот именно, — вставил Петр Краснов.

— А если нас хотят вывести из структуры немецких войск, — продолжил Семен, — то пусть нам лучше дадут полную самостоятельность — это доверие мы оправдаем, поскольку вполне способны всемерно содействовать борьбе Германии против большевизма совершенно отдельно от всех Власовых. Это в традиции казаков.

— Самостоятельность в действиях? — поднял брови Розенберг. — Но позвольте, господа генералы, это же как раз и есть идеи господина Глазкова!

— Так что же-с? С этим самоочевидным фактом никто и не собирается спорить, господин министр! — Петр Краснов встал. — У наших казаков есть командование, свое командование, и неплохое, смею думать. Но подпадать в очередной раз под очередную Москву наши казаки не желают, мало того, они отчасти сражаются не только против большевиков, но и против ига Великороссии вообще! Мы им обещали, кстати, полную независимость казачьих областей, и обещали это от вашего имени! И прошу понять, что казаки — не русские, казаки это казаки. И попав под командование русских, да еще и бывших большевиков, они будут недовольны, и настолько, что я в дальнейшем ничего гарантировать не смогу! Это — не личные амбиции, господин министр, это — объективная истина. Казаки воюют за казаков, и только, и воюют они хорошо, пока знают, что ими командуют казаки, и лично атаман Краснов, и никто не передает их под командование инородцев.

— Немцы — это тоже инородцы? — улыбнулся Розенберг.

Немцы — это дело совершенно другое, господин министр! Немцы — это старший брат, народ-освободитель, союзная нация. Но Власов со своими русскими, да и русскими-то какими! — это же сборище авантюристов, и, я бы даже сказал, революционеров! Союз с такими русскими только дискредитирует нас, казаков. И неужели вы ставите Власова на одну доску с Германией? Это просто смешно! Больше мне нечего сказать по этому вопросу.

— Что же, — заключил Розенберг, давая понять, что ничего конкретного говорить, и уж тем более приказывать он по этому вопросу не собирался, а вызвал Красновых только с тем, чтобы их выслушать, — ваша позиция мне ясна. Мы ее примем к сведению. Второй вопрос: согласно плана осенне-зимней кампании казачьи формирования направляются в состав армейской группы фельдмаршала Вейхса в Сербию. Там мы можем столкнуться не только с большевистским, но и английским влиянием, и английской пропагандой. Меня беспокоит, насколько ваши казаки обладают иммунитетом к английской пропаганде, и можно ли быть спокойным мне на их счет в данной ситуации?[2] Слушаю.

— Какая от англичан может быть особо эффективная пропаганда, — удивился Петр Краснов, — не вижу точек соприкосновения, господин министр! Мировая Война — да кто ж ей доволен! А исторически — исконные враги России: Турция, Франция, и Англия!

— А если англичане подключат Деникина?

— И что такого скажет Деникин? Обвинит нас в том, что мы надели иностранную форму, забыв обвинить в том же тех, кто сражается за Сталина, и его клику жиденят? Деникин грудью встал на защиту нахамкесовых родичей, которые казаков до этого планомерно и со свойственной нахамкесову племени хитростью уничтожали как нацию, и будут уничтожать! У черта за душу рая не купишь! Так что кто кого осудит? Нам надо раз и навсегда сказать, что с 1921 года вся территория Российской Империи оккупирована иудейско-интернационалистскими и люмпенскими бандами, фактически — истинными предателями Родины, и все, кто становится на их сторону, должны приравниваться к ним! Каждый называет себя патриотом, это красиво, но на деле последние патриоты уплывали из Крыма после прорыва Перекопа, или отступали в Харбин по КВЖД! А все возражения против того, что патриоты — мы, основаны на утверждении, что октябрьский переворот был совершен русскими гражданами, будто это делалось не на деньги еврейских общин евреями же, а ведь все эти вопли можно опровергнуть одной только цитатой из Карла Маркса: “пролетариат отечества не имеет”! А поскольку это было главным лозунгом при оголении фронта в 1917 году, то мы можем сказать, что понятие Отечества, а следовательно, и патриотизм существовал только для интеллигенции, регулярной армии, купечества, дворянства и казачества, а они все были истреблены, или изгнаны, или деклассированны в процессе осуществления большевистской диктатуры. Остались “гегемоны”, не имеющие Отечества, а следовательно — Отечества при “гегемонах” не осталось — осталось Дикое Поле, ничья земля. И возродить Отечество с помощью Сталина — нонсенс![3]

— С Деникиным — ясно. Но с англичанами все же?

— Англичан у нас знают хорошо.

— И что?

— Да пропади они пропадом — это же нация предателей и колонизаторов!

— Я-то это знаю, а ваши казаки?

— Казакам будет разъяснено.[4]

— Англичане не способны влиять на российские войска, — вслух подумал Семен Краснов, — Знаете, мне тут приносили листовку, которую англичане распространили в русском батальоне HW Африканского Корпуса. Знаете, что они обещали и гарантировали казакам в этой листовке? Немедленное возвращение на Родину! На Родину! К товарищу Сталину! И возникает вопрос, действительно ли они считают, что товарищ Сталин станет христосоваться с возвращенными казаками, или, может, они сознательно валяют ваньку? Если валяют ваньку, так это совсем неудивительно. Это как раз в духе британцев. Ну а если это по недомыслию, так это им же хуже. Известно, что они не желают никого слушать и понимать, кроме себя самих! Американцы — те вообще не проблема, поскольку они всегда все продают, а нация их по среднему своему развитию не превышает уровня десятилетнего европейского недоросля. Они наивны, тупы, и самодовольны, и им ни до кого нет дела. Вот тоже люмпенская страна! — недаром ее масоны создали. Это что-то да значит. Все эти стяжатели уже раз дали сожрать Россию... а Черчилль никогда к казакам благоволить не изволил. Вот Савинкову, и его цареубийцам — благоволил. И то — до поры. А теперь стал лучшим другом товарища Сталина и его жидов Молотова, Кагановича, и прочих. Гора с горой не сходится, а человек с человеком... Так что они, думаю, не станут и копья ломать.

— Хорошо. Смысл вашей противоанглийской кампании мне ясен, — заключил Розенберг, — Начните её.[5] И тогда всего хорошего. Мой гараж в вашем распоряжении. На сегодня все. О дальнейшем решении обсуждаемых вопросов, которое целиком зависит от канцелярии Фюрера, вас известит доктор Гимпель. Прощайте, господа. Хайль Гитлер!»[6].

И может подумать, что этот протокол не стал известен англичанам? И, что он не повлиял на судьбу казачьих генералов? Не стоит быть наивными. Гитлеру больше нужна была Англия как нордический брат, чем какие-то осмурневшие от возраста политические слепцы – казачьи генералы Красновы. А вместе с ними и все казаки, хоть в Германии, хоть в России.

Русофобство Краснова от месяца к месяцу крепчало, свидетельство тому концепция казачьего движения, озвученная им в марте 1945 года на открытии школы пропаганды в «Казачьем стане». До краха тысячелетнего Рейха оставалось всего-то два месяца. Привыкший всех вводить в заблуждение, Петр Краснов и в этот раз на голубом глазу врет казакам, доверившимся ему.

1. Когда-то была Великая Русь, которой служили казаки, но она пала в 1917 году, заразившись неизлечимым недугом.

2. Так было только в неказачьих областях. На юге казаки бились с красными и не воспринимали их пропаганду.

3. Нужно спасать здоровое, жертвуя больным. Русские (россияне) стали жертвами из-за национального вырождения, а казаки оказали должное сопротивление захватчикам. Русскими можно пожертвовать во славу казачества (выделено мной – В.Р.).[7]

4. Союзник и покровитель — только Германия — ибо немцы «единственная здоровая нация», выработавшая иммунитет против большевиков и масонов.

5. К Власову примыкать не стоит, пока не докажет полную преданность Германии.

До трагедии Лиенца оставалось четыре месяца. Что это? Идеологический наркоз, или привычное предательство? Краснов не мог не знать о близкой катастрофе Рейха, тем более, что сбежал из Берлина, но зачем-то поливает помоями все русское и русских…

Ах, да, вслед за Троцким, обосновавшим уничтожение казачества: «Казаки – это только зоологическое понятие», напечатал же в 1920 году Краснов в своей книге «На внутреннем фронте», что «Россия и русские – это только зоологическое понятие». Вот вам и формула-ответ: Троцкий + Краснов = геноцид казаков и русских. Кто из них «…матери истории более ценен?» Русоненавистник Троцкий или русофоб Краснов?

Григорий Косьминин


[1] Весной 1942 года отдел OKH «Иностранные армии Востока» возглавил Рейнгард Гелен, будущий руководитель разведки ФРГ. Это он мог сделать Розенбергу предложение об объединении казаков и власовцев, ибо не видел между ними никакой этнической разницы. Об этом свидетельствует вся его послевоенная практика руководителя одной из крупнейших разведок мира. Важно ещё и то, что с подобным предложением к Краснову обратился именно разведчик.

[2] А ведь знали немцы о предыдущей работе П.Краснова на англичан. Вопрос-то с подковыркой, проверка на выдержку.

[3] Как кудревато пытается П.Краснов улизнуть от прямого ответа. Но Розенберг ещё та ещё акула.

[4] Ай, да Краснов! Ай, да сукин сын! Значит, казаки никакой враждебности к Англии не испытывают. И только после вполне прозрачного намёка Розенберга о нейтральном их отношении к англичанам, что является следствием проводимой Главным управлением по делам казачества в Германии политики, Краснов встрепенулся. Но Розенберг не Мюллер, Он только ставит Краснова в весьма двусмысленную позицию.

[5] Вот и попались Красновы в ловушку. Туда же они заведут и доверившихся им казаков.

[6]Крикунов П., Казаки между Гитлером и Сталиным. Крестовый поход против большевизма. - Москва, 2005..

[7] Забыл «петербургский казак» и свою нелюбовь к казачеству и общую с русскими поговорку. «На чужом несчастье своего счастья не построишь». Шовинизм Петра Краснова живуч и поныне в головах многих «казакоманов».

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе