Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Е.Э. Линева и семиотическая теория музыки фольклорной традиции

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 6009

В третьем, «протяжном» варианте (см. Приложение, № 4, о его РС структуре подробнее чуть ниже) семиступенный звукоряд имеет пентахордовую структуру в отличие от тетрахордовой структуры двух предыдущих. Нисходящий «минорный» пентахорд от «h'», с которого начинается вариант, сразу же противопоставлен затем восходящему пентахорду от «d'». В дальнейшем вся музыка напева развертывается в опоре на трезвучие «e'–g'–h'» и заканчивается «минорной» тоникой на «e'»,[57] что сближает этот вариант с «нормативными», «минорными».

Таким образом, все три «новые» варианта должны быть охарактеризованы (по отношению к вариантам Линевой) как ярко выраженные ладо-звукорядные (ЛЗ) «трансформанты».

Впрочем, как показывает приводимая ниже парадигма звукорядов пяти «минорных» вариантов (см. Таблицу IV), варианты Линевой 2-ой и 3-ий по отношению к 1-ому и 4-ому также являются «ЛЗ трансформантами», хотя и не столь ярко выраженными. И, следовательно, обобщение четырех из них семиступенным звукорядом натурального минора, как это сделала Линева, не вполне корректно.

Трансформация замедления/ускорения течения МВ проявляет себя в разных случаях по-разному. Один из таких случаев, когда трансформация замедления/ускорения обнаруживается при переходе от одного варианта к другому (при сравнении строфы в целом с ее внешней стороны), был подробно рассмотрен выше. Были представлены «МВ трансформанты» двукратного и даже четырехкратного замедления/ускорения.

Такие трансформанты характерны, по нашим наблюдениям, для большинства песен первого ГРС стиля. Не является исключением в этом плане, как мы видим, и относящаяся к первому ГРС стилю «Лучинушка».

Для понимания музыкального языка песен первого ГРС стиля, вообще, и «Лучинушки», в частности, не менее важны, однако, случаи, когда трансформанты замедления/ускорения существуют в тексте какого-нибудь одного варианта. В нем трансформация замедления/ускорения обнаруживается или между его строфами при переходе от одной из них к другой, или внутри строфы при переходе от одной ее части к другой, или даже внутри основной РС единицы песни, внутри СЛР периода как части строфы.

Это имеет место еще в одном протяжном варианте «Лучинушки» (см. Приложение, № 4),[58] который мы уже рассматривали выше в связи с проблемой звукорядов и «ЗВ трансформантов». Необычны слова этого варианта. Он начинается «не с самого начала» песни, а с конца ее первого поэтического мотива — «мотива не ярко горящей лучины» (примерно с 5-6-ой строфы).

Первая строфа в этом варианте ненормативная. В ней в отличие от всех последующих строф нет выделенного запева.

Начинается первая строфа с «загадочного» звука «h'». Аналогичный звук имеется и в конце выделенного запева в составе характерной фигуры внутрислогового распева (см. Пример 13). Однако начальный звук «h'» — не остаток от потенциально возможного и для этой строфы такого же запева. Один и тот же звук «h'», появляющийся в двух идентичных звуковых фигурах (в конце запева и в конце первого СЛР периода) — это, как увидим, разные звуки РС формы. Для ритмического синтаксиса напева звук этот выполняет в напеве в целом важнейшую функцию регулятора замедления течения МВ в строфе.

Строфа состоит из двух одинаковых СЛР периодов, актуализирующих следующую РС конфигурацию обобщенных слогонот. [59]

Эта конфигурация по сравнению с типовой конфигурацией основной РС единицы «Лучинушки» (сравни примеры 12 и 6) одновременно и та же, и не та же. По количеству слогов в чистом стихе различий нет, — он состоит из двух полустихов (в первом из них 7 слогов, во втором — 5). Но по количеству РС единиц музыкального времени картина иная. Темп произнесения слогов чистого стиха в сегменте, который образуют первые четыре позиции, относится к четвертной ТРС октаве (80 ударов в минуту), а темп в сегменте, который образуют остальные восемь позиций, вдвое медленнее (40 ударов в минуту). Эти восемь позиций по отношению к первым четырем позициям можно охарактеризовать, следовательно, как трансформанты двукратного замедления.

Такого рода формулу мы называем (в отличие от ранее рассмотренного случая трансформации МВ) не полным, а частичным«трансформантом» замедления/ускорения.

Музыкально-временной объем СЛР периода в целом по сравнению с типовым периодом уменьшился, стал равен не 16, а только 14 МВ единицам (вариабельный параметр), в то же время сама конфигурация, хотя и деформирована, но ее идея[60]осталась неизменной (грамматически инвариантный параметр). [61]

«Изначальный», самый быстрый для данного варианта темп произнесения слогов чистого стиха обнаруживается в выделенном запеве, которым открывается нормативная вторая строфа. Темп этот, как нетрудно видеть, относится к восьмушечной ТРС октаве (160 ударов в минуту).

Запев имеет формулу обобщенного слогового ритма, конфигурация которой однозначно идентифицирует его (запев) со второй половиной типового СЛР периода «Лучинушки». [62]

В стремлении объяснить происхождение» звука «h'», обратим внимание далее на фрагмент среднего голоса (во втором полупериоде первого СЛР периода), на его интонационную особенность (см. пример 11). В нем явно прослушивается знаменитая секстовая интонация «Лучинушки» (мелодический ход по ступеням III–I–VI). [63] Отталкиваясь от нее, присоединяя к ней слова первого стиха песни, попробуем реконструировать дальнейший ход этой мелодии.

Обобщенный слоговой ритм получившейся реконструкции почти точно актуализирует типовую конфигурацию СЛР периода (в четвертной ТРС октаве). Нет в этом периоде лишь одной последней единицы МВ (см. пример 15 — в нем она взята в скобки). Эта отсутствующая здесь единица, очевидно, и есть та половина звука «h'», которая «ушла» завершать запев. [64] И именно эта, вторая половина фигурирует в запеве, а не аналогичная и предшествующая ей первая, которая входит, однако, в точно такую же характерную фигуру внутрислогового распева, но фигура эта расположена в другом месте РС формы.

Но как же действует звук «h'» в качестве регулятора замедления? Поясним это с помощью схемы, реконструирующей вероятный механизм плавного замедления.

Схема составлена из трех формул с учетом того, что языковая традиция песни, породившая данный вариант, проявляет себя (как в рамках этого варианта, так и за их пределами) трояко. Начнем пояснение схемы со второй строки. В ней представлена полная РС формула запева (см. пример 13). А это значит, во-первых, что традиция песни в рамках данного варианта «помнит» часть грамматической модели основной РС единицы песни, актуализируемую именно в восьмушечной ТРС октаве.

Далее перейдем к первой строке схемы. Это — типовая РС формула периода, актуализированного в другом, «частом» варианте песни (см. примеры 7 и 8). А это значит, во-вторых, что традиция «знает» также и ее полную модель. Наконец, посмотрим на третью строку схемы. Это — «не полная» РС формула периода, моделированная на основе интонационной реконструкции (см. пример 15), но подтекстованная здесь словами второй строфы данного варианта. А это значит, в-третьих, что традиция «частично помнит» ту же грамматически типовую модель, но актуализируемую и в четвертной ТРС октаве тоже.

Теперь, посмотрев на схему в целом, скажем, что она представляет собой две строфы гипотетического «трансформанта замедления». В первой строфе МВ пульсация в восьмушечной ТРС октаве, во второй — в четвертной.

Восьмушечная пульсация осуществляется не только во всех восьмушечных позициях формы, но также и в позициях четвертной (5-ой) и половинной (12-ой). Чтобы восьмушечную пульсацию в 5-ой позиции перевести в четвертную, достаточно к двум ее четвертям добавить еще одну четверть, и тогда вслед за ней темп чередования слогов чистого стиха в следующей единице формы плавно перейдет в четвертную ТРС октаву. Эта «еще одна четверть» берется, естественно, не из воздуха, а заимствуется из МВ пространства следующей единицы РС формы.

Именно это все и показано на схеме — и графически (ранжиром слогонот), и в числовых формулах (см. пример 16).

Гипотетический вариант выполняет по отношению к данному, реальному варианту функцию своего рода предшественника. В реальном же варианте весь этот процесс постепенного, плавного замедления редуцирован (см. пример 17). Восьмушечная МВ пульсация запева, плавно переходит в четвертную, но не надолго. Уже в пятой позиции первого СЛР периода МВ пульсация еще раз замедляется вдвое, переходит в пульсацию половинную, которая не меняется до конца второго СЛР периода (она в схеме не приведена) нормативной строфы.

В результате, в пределах одной строфы варианта протяжной формы «уживаются» сегменты сразу трех смежных ТРС октав (случай, встречающийся не слишком часто). Чаще в пределах одной строфы наблюдаются трансформанты лишь двух соседних ТРС октав. Это имеет место, в частности, в двух вариантах Линевой.

Действительно, частичные «трансформанты замедления/ускорения», аналогичные рассмотренному выше, Линева могла наблюдать в 3-ем и 4-ом вариантах. [65] Так, формула обобщенного слогового ритма строфы ее 4-ого варианта (см. Таблицу II) складывается из следующих двух СЛР периодов.

Типовую РС конфигурацию в ней имеет только второй период. Первый период (по отношению ко второму) — «РС трансформант ускорения». Темп произнесения слогов чистого стиха в двух его сегментах (в сегменте 4-ой, 5-ой и 6-ой позиции и в сегменте 12-ой позиции) — вдвое ускорен. Один из указанных сегментов трансформирован не только по МВ, но и по РС конфигурации — дактилическая фигура трансформирована в фигуру анапестическую.

В 3-ем варианте (см. Таблицу II) типовую РС конфигурацию имеет, наоборот, первый СЛР период, а второй период — «РС трансформант ускорения» (см. пример 19). По сравнению с 3-им вариантом типовая конфигурация деформирована в нем в другом сегменте («ускорены» позиции 1-ая, 2-ая, 3-тья и 4-ая). То есть, ускорены» те же самые позиции (но только в четвертной ТРС октаве), что мы наблюдали и в последнем из протяжных вариантов (сравни примеры 19, вторая строка и 12).

Изложенные выше анализы РС формы имеют, очевидно, непосредственное отношение к утверждению Е.Э.Линевой об «общем всем четырем вариантам ритмическом рисунке» «Лучинушки». Суммируя их, можно утверждать, что полностью корректным это утверждение является только в плане структуры строфы в целом. [66] В этом отношении все четыре варианта действительно тождественны (но и то только по первой строфе). Первая строфа каждого из них состоит из двух СЛР периодов, которые несут чистый силлабический стих со структурой (7+5) слогов. [67]

Тождественность «ритмического рисунка» «Лучинушки» исследовательница распространила (фактом составления двух эквиритмических таблиц) не только на структуру мелостроф, но и на их МВ протяженность. Но это, как мы видели, не вполне корректно. Два варианта (1-ый и 3-ий, см. Таблицу I) имеют протяженность строфы, равную 32 МВ единицам, а два другие — только 30 МВ единицам. Таким образом, РС эквивалентными друг другу четыре варианта Е.Э.Линевой даже только по первой строфе не являются.

Их необходимо охарактеризовать, следовательно, не как РС тождественные, а как РС подобные. И этот вывод многократно усиливается, если принять к рассмотрению не одни первые строфы, а совокупность всех строф в каждом из вариантов.

Чтобы продемонстрировать это, мы составили эквиритмическую таблицу строф для одного третьего варианта (см. Таблицу V), как наиболее показательного в этом отношении (РС протяженность строф в этом варианте варьирует в широких пределах — от 32 до 24 МВ единиц).

Каждая строка таблицы отведена одной строфе. Строфы представлены в виде обобщенного интонационного контура, в котором четвертные позиции представлены одним звуком, а продленные позиции (5-ая и 12-ая) двумя-тремя звуками. Полупериоды маркированы специальным индексом, указывающим количество составляющих его МВ единиц.

Всего строф в варианте девять. Только пятая и шестая строфы складываются из двух одинаковых и типовых СЛР периодов (они ради компактности таблицы опущены). Протяженность каждого полупериода в них составляет 8 МВ единиц времени. Первая и вторая строфа — это тот «трансформант ускорения», который подробно описан выше (см. пример 19). Каждый третий полупериод в них сокращен до 6 МВ единиц времени.

Остальные пять строф демонстрируют не только «трансформанты замедления» течения МВ, но также и «стиховые трансформанты», и «трансформанты изменения профиля конфигурации» в полупериодах.

Изменение профиля конфигурации (и не только в данном варианте, но и в других тоже) приходится обычно на 10-тисложный стих «Я была в печи вчерашней ночи». В этом стихе нет 6-ого и 7-ого слогов (если считать по 12-тисложной модели типового стиха). В результате этого конфигурация первого полупериода принимает обычно профиль конфигурации второго полупериода.

Однако в данном варианте дело обстоит несколько иначе. Сначала вместо 5-тисложника с вчетверо удлиненной пятой позицией здесь мы видим формулу того же 5-тисложника, но с вдвое удлиненными тремя позициями. И лишь затем, при повторном проведении стиха эта формула принимает профиль второго, типового полупериода.

Надо сказать, что ни в одном из вариантов «Лучинушки» мне не приходилось видеть указанную строку, которая была бы 12-тисложной. А это наводит на дополнительные предположения — либо о том, что стих этот «заимствован» традицией «Лучинушки» из какой-то другой песни, либо о том, что 12-тисложный стих не является для нее изначальным, а является «стиховым трансформантом» (по отношению к стиху10-тисложному).

Таким образом, начиная со второго полупериода седьмой строфы, наблюдается, как показано в таблице, устойчивая трансформация восьмимерной РС формулы в формулу шестимерную (в двух-трех или во всех четырех полупериодах строфы). А это как раз и значит, что данный вариант подтверждает тем самым наше предположение о структуре стиха «Лучинушки». Эта структура является по отношению к 10-тисложному стиху сравнительно поздним «трансформантом».

 

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе