Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Из истории концертного исполнения народной музыки в Москве конца XIX - начала XX веков

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 6820

Наряду с "разноцветными" концертами были и такие, которые с начала и до конца выдерживали один тон. Для них обычно подбиралось что-либо особо интересное как для публики, так и для исследователей. Подобными чертами обладали, судя по всему, спектакли гуцулов, организованные Г.М.Хоткевичем. Артистическое обаяние гуцулов, сохранивших в неприкосновенности патриархальный пастушеский быт и своеобразие древнеславянского языка, полная естественность исполнителей и увлеченность их своими ролями привели Хоткевича в восторг. "Игра на дудке, скрипке и цимбалах познакомила публику со странной, непривычной нашему уху музыкой, отличавшейся обилием фиоритур и бледностью мелодического склада"33). Показ профессиональными собирателями музыкального фольклора со сцены также вызывал интерес. Их исполнение уже начинает в какой-то степени соответствовать требованиям аутентичности, благодаря все большей реалистичности в передаче сюжетов, чувств и способе звукоизвлечения, в точности фиксирования этнографических подробностей и использовании передовой тогда техники звукозаписи. Помимо первых выступлений М.Е.Пятницкого, особым своеобразием отличались "демонстрации" тюремных и каторжных песен "экскурсантом" В.Н.Гартевельдом, которые тот записал в Тобольске, Нерчинске и других городах. Они производили мрачное, гнетущее впечатление. "Ужасающая жизненная правдивость, своеобразность, чисто русская поэзия этих песен, несмотря на громадные расстояния, отделяющее место их склада от нас, будирует наши чувства, [...] безумным ураганом врывается в нашу безмятежную жизнь и, нарушив покой, силится отомстить за надломленную поруганную душу, напо
миная нам о царстве горя и необъятной тоски."34)- так писал А.Л.Маслов, отмечая небывалый успех выступлений В.Н.Гартевельда. Приведенные примеры показывают, насколько разнообразными становятся "этнографические концерты" конца первого - начала второго десятилетия ХХ века, как отличаются выступления от концерта Н.С.Кленовского. И все же в них по-прежнему видна единая линия, связанная с общими тенденциями развития искусства. Постепенно научная сторона отходит как бы на второй план, становясь необходимым рабочим инструментом. На сцене же все больше проявляется стихийное, массовое начало, стремление показать народное искусство в целостности. Тяготение к всеохватности, комплексности, соединению самых различных видов художественной выразительности привело к возникновению проекта "концертов-мистерий", так и не осуществленных в полном объеме, как не было осуществлено и "главное произведение" А.Скрябина. Вот как описывает это "грандиозное мероприятие" автор замысла Г.М.Хоткевич.

"Музыкально-Этнографическая Комиссия [...], устраивающая в течение многих лет "этнографические концерты" в Москве, давно уже лелеяла мысль развернуть их рамки [...]: во-первых, чтобы эти концерты постепенно охватили, по возможности, все хотя бы важнейшие народности России и составили бы [...] систематичный цикл музыкально-этнографических картин, а во-вторых, чтобы эти концерты, не ограничиваясь Москвою,[...] стали бы [...] передвижными, причем желательно привлечь к участию в исполнении певцов и музыкантов, а также рассказчиков непосредственно из народа и постараться дать им более соответствующую обстановку", - пишет он, определяя главные задачи таких концертов: художественно-научную, общественную (для взаимного ознакомления и сближения разных народов) и благотворительную. "Перед глазами слушателя пройдут и славяне, и неславяне, и христиане, и язычники, и народы с высокой культурой, и полупервобытные: они пройдут в своих национальных костюмах, со своим живым словом, подлинной песней, национальной пляской, музыкой, обрядами. Перед каждым из таких концертов будет прочтен небольшой доклад о данной народности, в котором будут сообщены сведения по истории и будет обращено внимание на этнографические и иные особенности. Тут же будут представлены для обозрения и продажи фотографии типов, картин природы, а также будут предложены вниманию посетителей кустарные произведения данного народа, - словом, предстанет полная картина его художественного творчества как в словесной и музыкальной форме, так и в виде произведений его рук"35).

Прорыв на сцену стихийного и отчасти карнавального начал с демонстрацией красочных костюмов был присущ в той или иной степени большинству "Этнографических концертов". Однако, вследствие многосторонности просветительской деятельности МЭК, музыкантами все время велся поиск новых форм демонстрации материала. Стремление заинтересовать слушателей, расширить свою аудиторию приводит к все большему разнообразию "научно-просветительских слушаний", новым поворотам в трактовке фольклорного наследия.

Несмотря на высказывания о необходимости "повышения научного уровня даже в ущерб внешнему успеху", музыканты-профессионалы, порой интуитивно, применяют приемы народного театра для привлечения публики. Использование слова перед исполнением народной музыки, завлекательного рассказа об особенностях фольклорной традиции того или иного народа выполняло, кроме подчеркнуто научной, также функцию рекламы, заинтересовывая слушателей. Подчеркнем, что деятельность МЭК носила демократически-просвети
тельский характер, и любое вступительное слово перед концертом создавалось специально для сидящих в зале.

Введение "слова" перед исполнением (идущее первоначально от "воскресных экскурсий" Политехнического музея, распространенных еще в конце XIX века) придавало концертам МЭК растущую популярность. Большое стечение публики на так называемые "концерты-лекции", соединявшие музыкальное исполнение с научно-объяснительным чтением, побуждали к более их частому проведению. Благодаря симпатиям зрителей, они заметно потеснили чисто концертную форму.

"Концерты-лекции" соответствовали эстетическим устремлениям музыкантов. Во-первых, они давали возможность вести научные дискуссии и обмен мнениями со специалистами и исследователями других городов (так для участия в одной из лекций, посвященной украинской музыке, был приглашен из Киева Н.В.Лысенко и известный исследователь малороссийских дум и духовных стихов А.Г.Сластенов). Во-вторых, позволяли привлекать для исполнения не только известных артистов, но и замечательных любителей-самородков. Таким образом, и профессионалы, и публика открывали для себя все новые стороны музыкального фольклора. Кроме того, организуя хор, участниками которого зачастую были простые слушатели, Комиссия через концерты-лекции осуществляла обучение пению наряду с Народной консерваторией, Московским музыкальным училищем А.Л.Маслова и другими широко доступными учебными заведениями.

Научный подход и, одновременно, доступность для понимания оставались главными задачами "чтений". Первой такого рода программой оказался цикл из шести "концертов-лекций", составленный Е.Линевой в 1903 году. Лекции были посвящены следующим темам:

1) Великорусская народная песня.

2) Малорусская песня.

3) Инородческие песни с подразделением в случае возможности на два и более рода по группам.

4) Славянские песни или песни других западноевропейских народов в сравнении с русскими.

5. Церковное пение и его отношение к народной музыке.

6) Отражение народной песни и музыки в музыкальных сочинениях композиторов." 36)

Предложение Е.Линевой, как всякое новое начинание, вызвало оживленные прения на одном из заседаний МЭК. Некоторые предлагали держаться старого направления с исключительно музыкальной программой, другие склонялись к проведению лекций. Опасения (которые, как оказалось впоследствии, были безосновательными), что эта форма не вызовет большого интереса, привели к привлечению для выступлений известных артистов: Оленину д'Альгейм и Ф.И.Шаляпина.37) Хор решено пригласить один из организованных (хорового общества или другой) или, если это удастся, вновь организовать свой".38)

Разнообразие, серьезность и актуальность поставленных задач, научность и, одновременно, доступность, демократичность на концертах-лекциях сосуществовали в неразрывном единстве. Примером может служить лекция академика Ф.Е.Корша на тему: "Русская народная песня и ее значение для науки", состоявшаяся в 1904 году. На ней докладчик коснулся многих важных научных проблем, таких как методы собирания народных песен, древнейшие записи текстов и напевов, отличие старинной песни от новейшей, деление народных текстов по родам и их отличительная характеристика, метрический и ритмический строй народных песен, отношение текста песен к их напеву, вопрос о влиянии церковной музыки на народную, влияние традиции соседних народностей на русскую песню, ближайшие задачи музыкальной этнографии. Из музыкальных номеров на лекции прозвучали многоголосные песни из сборника Е.Линевой в исполнении хора, духовные стихи. Здесь же перед публикой выступили известные профессиональные артисты: певец Я.А.Лосев и аккомпанирующий ему на лире Н.Г.Финляндский, исполнившие две былины из сборника Н.А.Римского-Корсакова. Вслед за ними М.Е.Пятницкий воспроизвел некоторые номера из своих слуховых записей Воронежской губернии с фортепианным сопровождением В.В.Пасхалова.

Синтетический характер концертов-лекций способствовал их значительному успеху у публики. "24 апреля [1908года] в Историческом музее А.В.Марков прочел лекцию "Художественное наследие Великого Новгорода". Лектор в ней коснулся архитектуры, живописи, поэзии и музыки, иллюстрируя ее световыми картинами и музыкальным исполнением солистов и хора. Большая доля в лекции была отведена музыке. Здесь интересно было отметить польское влияние в обрядовой музыке [...], сохранившееся доныне как наследие Новгорода", - писал один из критиков в журнале "Музыка и жизнь". "Лекция протянулась за полночь, но аудитория терпеливо и со вниманием до конца выслушала лектора. Нам кажется, что устроительнице этой лекции - Музыкально-этнографической комиссии приИ.О.Л.Е.,А. и Э. - не мешало бы такие популярные лекции повторить в других городах." 39)

Конечно среди концертов-лекций, в большом количестве появлявшихся на различных площадках Москвы, встречались не только научные, с "комплексным подходом" (таковой, судя по программе, была совместная лекция этнографа, председателя МЭК Н.А.Янчука и музыканта Ю.Д.Энгеля "О малорусской музыке"), но и популярно развлекательные. Однако, введение слова в любом случае создавало главный тематический стержень, организовывало программу. Обращение к жанру "объяснительных чтений" оказалось настолько удачным, что они в той или иной форме начинают проникать и на "этнографические концерты". Если по-началу целесообразность использования "слова" вызывала сомнения, то уже с 1907 года оно становится привычным элементом сценического исполнения: "Для того, чтобы концерты более достигали своей цели", - читаем мы в протоколе заседания МЭК, нужно, "чтобы исполнение музыкальных номеров сопровождалось объяснениями, причем предлагалось три способа: или концертному отделению предпосылать лекцию, и в таком случае программа концерта должна быть строго пригнана к лекции и представлять собою нечто цельное, или при более разнообразной программе предпосылать краткие пояснения публике к отдельным номерам или отделениям программы, или, наконец, давать такие объяснения в программах печатно. Все эти способы признаны допустимыми и желательными, если только из гг. членов возьмут на себя желающие взять на себя труд и желание выступить в качестве лекторов на концертных вечерах или представить программу концерта с объяснениями программных номеров на рассмотрение и утверждение Комиссии"40).

Просветительский характер концертов и научно-познавательное направление концертов-лекций не вполне исчерпывали цели МЭК. Стремление заинтересовать низшие слои городского общества народным пением, привить им хороший вкус, направив интерес от мещанского романса и частушек в сторону более древних жанров свадебной, календарной, а также протяжной песни, представило ее самостоятельную линию, в какой-то степени противостоящую официальной культурной политике.

Опора на массового исполнителя характеризует в целом деятельность Комиссии. Начало этому положила Е.Линева, которая, еще в конце XIX века будучи в Америке, создала большой хор, в репертуар которого входили протяжные, плясовые и обрядовые песни. Неоднократные выступления хора Е.Линевой имели успех (большое количество откликов в прессе оставил концерт на Промышленной выставке в Чикаго). Опора на хоровое начало у многих музыкантов была связана с новыми экспедиционными открытиями, и первые фонографические записи, сделанные во то время не только подтверждали мысли Ю.Н.Мельгунова о многоголосном характере народного пения, но и давали материал, явились эталоном концертных выступлений. Главным фактором, определившим тягу к хоровому звучанию, стала возможность средствами хора наиболее полно воспроизвести реальное народное многоголосие. Кроме того, хор являлся тем инструментом, который позволял многим музыкантам, таким как А.Т.Гречанинов, А.Д.Кастальский и другим, создать необходимый колорит, красочно воспроизвести народный характер звучания в многочисленных обработках.

Е.Э.Линевой после ее возвращения из-за границы был задуман "Проект распространения хорового пения в России" Он включал в себя устройство сначала небольших хоров "в городах и деревнях, между любителями и при разных Обществах, при воскресных и сельских школах, на фабриках, при народных читальнях"41)- словом, везде, где возможно. Обучение хоров "элементарной музыкальной грамоте", а потом разучивание духовных и светских песен лучших церковных и светских композиторов по одной программе должно было дать возможность в дальнейшем объединять небольшие коллективы. "...Эффект от громадного хора в 200-300 человек, а в больших городах, может быть, и тысячного получится величественный"42).

В частном письме к Е.Э.Линевой В.В.Стасов один из первых сформулировал новые требования к исполнению хорами народной музыки, с попытками воспроизведения ее реального многоголосия. Поворот в исполнительстве, по мысли В.В.Стасова, должен был быть связан с общим раскрепощением, когда хоры от "прежней отсталой и фальшивой формы искусственности, условности и полной невероятности" 43) [...] "перестанут распеваться правильно и условно" и "начнут исполняться со всею правдою, капризностью, неправильностью, которые присутствуют в устах народа"44). Индивидуальность каждого певца - участника хора, внутренняя свобода, художественное творчество в процессе пения противопоставляются им старой академической манере. Измения предполагались и "в количестве персонала поющих, из которых одни выступают и пристают, другие замалчивают на несколько секунд и вступают, когда сами захотят, третьи не переставая все время ведут свою музыку"45). Хоровое пение должно было предстать со всеми переменами в ритме движении и даже настроении, которые присущи людям живым, чувствующим и создающим нечто "свое в хоре, помимо какого-то командующего соображающего и придумывающего автора"46).

Совершенно очевидно, что такие настроения шли вразрез с установившейся традицией хорового пения. Борьба с академизмом, характерная для России начала ХХ века, ярко проявившаяся в различных областях художественного творчества (вспомним, хотя бы, "передвижников", "Мир искусства" и др.) захватывает и музыкально-этнографическую сферу. "Народное направление" с его стремлением к реорганизации процесса обучения, пересмотром теоретических норм фольклористики, показом крестьянской песни со сцены явилось лишь частичным отражением широкого и сложного историко-культурного процесса, а новые зарождавшиеся народные коллективы оказались значительно более гибкими и подвижными в сравнении с профессиональными хорами, отвечающими новым задачам музыкального искусства. Стремление к аутентичности, верности исполнения постепенно приводит ко все более частому появлению на сцене народных музыкантов. Выступления сначала отдельных исполнителей, а потом и небольших групп создали необходимые предпосылки к созданию "Крестьянского хора", основателем и руководителем которого стал М.Е.Пятницкий.

"Крестьянские концерты" М.Е.Пятницкого открывают следующую страницу в истории народного исполнительства. На них слушатели впервые соприкоснулись с настоящим деревенским звучанием песни, не приукрашенной и не искаженной какими-либо обработками, "с его характерными тембрами голосов, своеобразным музыкальным орнаментом"47), дающим "впечатление особенной свежести и новизны"48) даже для искушенных музыкантов-профессионалов. Выступления крестьянского хора достойно завершают линию "этнографических концертов" МЭК, подводят итог всему сложному развитию концертной формы и готовят почву для ее дальнейшего развития, являясь главным достижением в исполнительстве народной песни России дооктябрьского периода.

Начиная свою деятельность как певец-самородок, М.Е.Пятницкий с самого начала явился неутомимым распространителем народной музыки. Войдя с 1903 года в состав Музыкально-этнографической комиссии, постоянно выступая на ее заседаниях и концертах, обладая ровным красивым голосом, он умел в сольном исполнении передать стихию русской народной песни. В основу его репертуара легли песни из с. Александровка Воронежской губернии, услышанные им в детстве и юности.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе