Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Пляс. и припляс

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 1672

Подход к реконструкции. Что в основе.

Для того чтобы восстанавливать недостающие элементы, интерполировать, экстраполировать и т.д. необходим метод: научный, практический, художественно-психологический или какой-то там еще. Результат должен сойтись на 100%(99%) с учетом объяснимых погрешностей.

Можно тщательно, но поверхностно копировать. Этот способ будет, мягко говоря, подгонкой по-крупному. Культура мягкое и пластичное явление. При большом старании она может достроиться изнутри.

Можно попытаться докопаться до механизмов образования форм изнутри. Тогда результат будет более быстрым и достоверным, но чтобы подготовиться нужно больше сил и времени.

При обоих случаях отсутствие сходства будет провалом. Первое время на провалы нужно закрывать глаза, это правильно: «Не ошибается тот…» Жаль, что порой «закрытие глаз» становится досадным привычным навыком.

Ну, что? Какие сегодня существуют методы и подходы в реконструкции плясовых традиций?

1. Метод бытовых трудовых навыков (ТН).

Сторонники этого подхода этой сегодня, казалось, слишком очевидной теории ссылаются, первым делом, на различия в танце разных групп населения, народов, этносов, по-разному географически расположенных поселений с различным профессиональным укладом. Основной прокол сторонников этого подхода в том, что они не обращают внимания сходства. Либо обращают внимание на сходство в танце, если имеется сходство в роде занятий, групп населения. Этот метод (ТН) не дает ответа - почему, у совершенно разных народов встречаются подобные, не только элементы, но и рисунки и комбинации (естественно в чем-то различные по характеру).

Мой вердикт в том, что влияние труда – безусловно, есть, но косвенное. Подробнее ниже.

2. Метод анализа танца на применение в боевых искусствах или ратных навыков (РН). Якобы танец был создан направленно воинами. У воинов существует необходимость движения в процессе отработки ратных навыков. Отдыхая от ратного труда, воины разработали систему тренинга постепенно проникшую в искусства. Если присмотреться непредвзято этот метод лишь подраздел метода бытовых трудовых навыков(ТН). Поэтому проблемы метода ТН полностью переносятся и на него. Основной мой вердикт абсолютно аналогичен первому методу. Есть преимущества - ратный труд требует отработанных активных энергичных и сложных движений - то же мы видим в танце.

Однако, против этого метода говорят следующие моменты. По мнению транснациональных мастеров боевых искусств многих стилей именно сложность и непредсказуемость случайных движений помогает победить. В стеношной традиции демонстрация сходства с противником означает киплинговское «ты и я одной крови». «Если я одержу верх - я не увечу. А если ты, то ты меня пощадишь». А так же в подходе к стенке демонстрация стандартных движений помогает усыпить бдительность соперника. «Я стандартный - я неопасный, я двигаюсь как ты». Я заметил, что если я во время кормежки двигаюсь быстро и ловко, то мои жеребцы меня пугаются. Если медленно, стандартно и коряво не обращают внимания и разрешают притрагиваться.

И все же. Буза, спас, как и капоэйра это лишь метод маскировки боевых искусств под культуру, а не наоборот как думают сторонники метода «применение танца в РН».

3. Мой метод таков: существуют некоторые национальные универсальные поведенческие установки по общей этнической культуре на уровне пластики, ритма и мышления всех народов. Различаются они по спектру действий уклада жизни и деятельности, по времени жизни конкретного представителя, как носителя культуры. Похоже на генетический код, только не материальный. Наука антропология не дает ответа. «В Советском Союзе антропология понималась как наука о происхождении и эволюции человека и его рас, то есть, как физическая антропология» гласит Википедия. Русскому человеку со стороны вообще не понятно, почему эта современная наука не называется просто «антропография» поскольку занимается в основном поверхностным описанием? Видимо, что бы не путаться с этнографией. Если бы этим занялась наука «этнология» сопоставляющая, не только различия, но и сходные явления и общие принципы, она бы могла дать ответ на проблемы происхождения культурных нематериальных форм и их правильного сохранения. Как самостоятельное продвинутое направление этнологии существует этномузыкология, аккумулирующая знания для прорыва в понимании частных и общих объективных законов для элементов культуры, в частности музыки.

Эта идея нуждается в глубочайшем исследовании. Здесь сыграет какую-то роль генетика. В этих исследованиях танец (пляс) займет не последнее место, как и системы безопасности (выживания личного и обще-этнического уровня). Можно проклассифицировать все особенности на предмет поисков национального характера движений или чего-то там. Дальше об этом пойдет речь в следующей главе, но в этой главе необходим вывод.

И так мы пришли к выводу, что необходимо не путать танец ни с чем, ни с вышивкой, ни с точением матрешек и битьем баклуш, ни с дракой, ни с голошением. Тогда мы поймем, с чем пляс пересекается на самом деле, а пересекается пляс с игрой и голошением (с русской традиционной музыкой). Игра здесь как инструментальная музыка и голошение как песельная игра. Метод ТН не подходит – поскольку крестьянин, когда трудился - не плясал (иногда только пел), а пляска не была - работой, как у умников из народных ансамблей по «смеси балета с носорогом». В восточных единоборствах говорится: «когда ты задумался - тебе снесут башку». Я думаю, наши предки умели отключать ум или пользоваться им правильно, во время битв иначе как бы мы заселили такие территории.

Представьте танцующее племя индейцев или папуасов с копьями у костра. Ну, вот скажете - сначала было искусство охоты, а потом искусство танца. А что есть искусство вообще. Допустим: вы кидаете острогу в пробегающую лань попадание 50/50 – это охота без всяких искусств. А если сначала в рисунок в пещере потом в лань и попадаете 100% - это уже искусство. Человек мог рисовать еще до того, когда научился обжигать первые копья и кидался в животных камнями теми самыми, которыми он позднее делал остроги. Если вы бьёте белку в глаз из ТОЗовского мелкаша, разве это не искусство. Гунь Фу (русско-китайская прямая транскрипция термина кунг-фу) означает не что иное как «работа мастера». А искусство, как процесс организованного рассудка, неотделимо от мышления.

Да, при помощи танца можно передавать, запоминать, закреплять боевые навыки, особенно тайные вроде казачьего спаса. Да, наверное, можно представить себе народность, которая только и думает что о войне, и больше ни о чем. Сторонники этого метода очень перегибают палку. Они отталкиваются от того, что танцевальные движения конкретного народа часто очень похожи на боевые гимнастики. Но вообще-то каждый народ ходит, работает, молится, и т.д. и т.п. двигается по-разному, точнее как-то по-своему, что даже помогает ему самоидентифицироваться. Видимо реконструкторы боя часто не разбираются в танце и плохо знают культурные традиции, бедны воображением. В этом нет их вины, так как пляс был исковеркан и плохо зафиксирован специалистами по хореографии. Естественно поверхностное сходство пляса со, спасом, гопаком, бузой и др. – есть, но по сравнению с каким-нибудь каратэ и только. При внимательном ближайшем профессиональном рассмотрении можно увидеть множество тонких, но очевидных и принципиальных различий у:

1. Ката, кумитэ, кабуки, спарринга карате…

2. Тао ушу, народного китайского танца, спарринга кунгфу …

3. пляса и кулачного боя, рукопашной казачей школы (если такая была)

Придите-ка на казачью вечерку и начните двигаться как уссурийский тигр, но как бы с острой шашкой! Или на дискотеку? – Глупее что-нибудь представить трудно. «Еду, еду и свищу…»? «А наеду - и слиняю»? Может все-таки есть нечто объединяющее всю двигательную культуру этноса не зависимо от искусственности или утилитарности видов деятельности. Думаю следующее:

А. Некие особенности национальной пластики движения с со своими яркими национальными особенностями вне зависимости от деятельности либо войны(!!!). Что еще кодируется в национальном характере?

Б. Догадались? Правильно! - Ритмика как доступная всем сторона музыки. Разве не справедливо, что музыка вместе с эпосом задает или аккумулирует национальный характер? Только музыка должна быть из деревни НЕ ИЗ мозга отдельного жителя МОСКВЫ.

Думать, что танец это экстракт боевых искусств, все равно, что думать, что человек произошел от шимпанзе. Коню понятно: человек и человекообразные обезьяны произошли от общего предка примата. И вполне вероятно, что он больше походил на пещерного человека, нежели на обезьяну. Поскольку человек в искусственной (обустроенной) среде мутирует медленнее, чем животные в жестокой дикой среде. Поэтому все: и труд, и ратные навыки, и пляс - все вышло из некоего корневого мэйнстрима двигательной культуры и уклада предков. Боюсь, что в качестве источника мыслей по этой проблеме Зигмунд Фрейд с Пушкиным и Флоренским здесь уместнее Антона Платова. Н. Островский же со своим «Почему люди не летают…» например, про голошение сказал больше чем все остальные. Это же косвенно относится и к плясу. Если индеец похож на медведя - он возьмет эго в тотем, если на орла, опоссума - соответственно. Если казак похож на петуха маленького, задорного и легкого – храбрую птицу, а другой на кабана - плясать они будут соответственно. При этом они могут оказаться родными братьями и получить вполне одинаковый эффективный, но секретный спас от деда совсем не похожий на их пляску от души. Человек защищается со страху. Пляшет - совсем по другой причине.

Для исторического же обоснования можно применить метод трех братьев (или сестер). Существуют 3 народа проживающие по соседству. Кроме того, что в традициях внутри самих народов есть некоторое количество заметно различающихся диалектных форм, можно сравнивать работу хореографов и деревенский пляс этих народов.

1-й Есть польско-литовский сосед, живущий на исторической территории Речи Посполитой. (Президент украинец).

2-й Есть район исторической концентрации базового этноса, т.н. Киевской Руси и мест дислокации прото-казачьих войск эпохи союза с Золотой Ордой. Юго-западная окраина будущей империи. (Президенты часто белорусы).

3-й И наконец! Мы с вами, освоившие огромные территории, породившие большое количество диалектных форм. При всем многообразии сохранившие некоторые общие признаки между собой, как и с братскими народами в поселениях. (Генералисимус империи – грузин, все остальное историческая видимость – иначе не я и не только вот сейчас писал бы эту статью).

Все три народа имеют огромное количество точек соприкосновения во всех типах культурной традиции. В голошении, в плясе, в костюме, в ремеслах, архитектуре и иных формах уклада. Российские регионы, соседствующие с этими братскими народами, имеют массу схожих с украинцами и белорусами культурных признаков от языка до костюма плавно перетекающих в наши восточные губернии, где, опять же, проживает огромное количество прекрасно интегрированных поселенцев с Украины и Беларуси.

Таким образом, сходство украинского и белорусского танца и пения с русским на сцене должно быть – но ведь нет почему-то. На самом деле в поселениях оно есть и огромное. Видимо: настолько большое, что и дало госзаказ на искажающие сценические трансформации русской традиции.

«Старший брат народов» не должен быть смесью Украины с Белоруссией и чего-то там еще. Он должен сильно отличаться. Вот тут-то балет и сгодился. Если в Украине с Белоруссией балет служил для воспитания тела танцоров. То у нас он начал активно добавляться в характер танца. Влиять на характер лексики, пластики, разрушать остатки русской ритмики. Под эту марку в русский танец активно вошли кавказские фигуры, цыганские хлопушки и многое другое. В пике трансформаций появились костюмы от Кардена – мини сарафаны с цветами во всё пузо. Коль пошла такая пьянка...

При этом национальная яркость и самобытность, по сравнению с западными братьями существенно утратилась. За границей нас перестали замечать. Помня цыганского медведя, украинские голубцы (движение), сходный с Белоруссией вышитый крестом костюм. Попросите американского мультипликатора нарисовать русского паренька. Получите казачка в белорусской вышиванке заправленной в украинские шаровары, пляшущего как украинец что-то вроде «Оць хгопак». Мы стыдливо «отмазались» от сходства с нашими западными братьями и ударились в сочинительство на базе балета, под видом компиляции всех регионов в один стиль. Мы стыдливо уступили нашим западным братьям важные составляющие нашего общего с ними национального характера, и так не ухватили объективного списка принципиальных отличий. В результате мы лишились своего самобытного образа узнаваемого и идентифицируемого не только за границей, но и нами самими.

Подходя к реконструкции пляса и смежных с ним форм нужно понять следующее. Ни физическая форма - она бренна, ни пластика - она меняется с возрастом и практикой, ни привычка улыбаться или быть хмурым, ни костюм, ни театральные моменты – все это и многое другое, над чем работают в «народно-сценических» коллективах, совершенно не важны. Даже не стоит по-первости сильно обращать внимание на очевидные особенности, характерные (специфические) движения хореографии, ибо их происхождение по началу не ясно. Что же тогда важно и с чем это едят?

Ох уж эти разные типы.

В общем–то применение традиционных форм построено на принципе, не предрассудков, но стереотипов, привычек. Вот их определение из Википедии.

«В общем случае, стереотип — устоявшееся отношение к происходящим событиям, выработанное на основе сравнения их с внутренними идеалами. Система стереотипов составляет миропонимание».

Стереотип - в данном случае, есть неосознанное использование форм танца (вместе с другими стереотипическими элементами традиции. Внимание (!) – стереотипами, а не предрассудками)

А, что же происходит, когда возникает осознанное стремление применять в танце какие-либо духовные или пластические образы? Это происходит иногда в самых банальных случаях. Например, когда меняется коленце и необходимо вспомнить его. Плыть в хороводе как утица. Изображать медведя, петуха. Вести какую-то более сложную региональную игру. Всё это называется по-другому архетипы.

«Архетип (искусство) - первичный образ, оригинал; общечеловеческие символы, положенные в основу мифов, фольклора и самой культуры в целом и переходящие из поколения в поколение (глупый король, злая мачеха, верный слуга и т. п.)»

Мои варианты Иван-дурак, Марья искусница, Василиса Премудрая

Есть третье – генотип. Но что такое русский генотип? Это очень немногое … все ансамбли как на подбор состоят из лиц с русским генотипом, что абсолютно не мешает коверкать традиционную культуру до неузнаваемости. Мало того, что в мире еще не изжит расизм. Вы же не предлагаете «мочить» друг друга из-за тонких различий во внешности. Поэтому вопроса о генотипе нет ни во фламенко, ни в хип-хопе, ни в билиданс. Напротив, мне приходилось наблюдать, какая замечательная деревенская крутуха получается в испанских костюмах и под испанскую музыку, если постановщик не имеет понятия об особенностях характера румбы фламенко. Русские, украинские гены так и прут наружу. И Слава Богу! Жаль, что уже не получится заманить этих девушек в фольклорный ансамбль. Через 10 лет у них все же появился, наконец, испанский характер.

Я кажется, понимаю почему весь этот «балет» (нар.сцен.) так и не разогнали как культурную диверсию против титульной нации России. Сколько русского к французскому станку не ставь из него все равно прет остаточный реликтовый русский характер. Не благодаря, но вопреки. А вдруг он иссякнет от пива и сигарет? Что тогда? Я вас спрашиваю господа в лосинах? Ваши методы имеют иные цели.

И так - типы элементов фольклора.

Стереотипы очень связаны с архетипами. Вместе они движущее противоречие и полюса традиции.

Очень важно не путать эти 2 типа элементов и форм традиции .

К стереотипам я бы отнёс очень многое

1. Привычка воспринимать музыку, мышление музыканта. А плясун – он «на автомате», он не думает,

2. привычку выделять что-то в ритме

3. привычку вести главные и второстепенные движения

4. гендерные стереотипы танца

5. лексику танца

6. и многое другое

стереотипы это самоидентифицирующее ощущение нормативности

к архетипам же я отнёс все, что работает на

1. семантику (как такт лексики её иерархию) и семиотику (значение характеров) элементов танца

2. синкретику (как единство жизни и традиции) и синергетику (динамика развития в равновесии и само гармонизация архитектуры танца)

3. неочевидные и порой нечитаемые со стороны психо-энэргетические установки (внутренний духовно-логический мир плясуна)

архетипы это образы, представления и предчувствия

Руководствуясь только одним уровнем типов мы не получим максимального сходства.

Генотип носителя - «о ём» не будем. Он уже повлиял в далеком прошлом на возникновение форм хореографии. Он всего лишь близок к многим из нас по духу. Если мы хотим экспорта культуры, а не существующего импорта ценой утраты всех ценностей - забудем о генотипе.

Стереотипы традиционной культуры вообще плавно перетекают в архетипы. Что бы не создавать новый термин вроде «машинальных муветипов» стереотипы, зафиксированные в движении, назовем по-русски «навыками». Стереотипы-заблуждения называются предрассудками. Стереотипические философемы по мере усложнения укрупняются, обрастают образами и становятся архетипами.

Лексика танца

Лингвистическая модель понимания танца довольно неплохо позволяет объяснить многое, но ей чаще пользуются не для того чтобы глубже понимать, а для того чтобы проще говорить. В реальности же лексический подход всего не объясняет, зато открывает, довольно, панорамный аспект. В особенности иерархия элементов танца подвержена тем же законам что и элементы языка.

Для начала аналогия позиции. Порой продиктованные не танцевальными и не языковыми причинами позиции отражают нечто очень сильно влияющее на национальный характер танца и национальную фонетику.

Аналогия фонетики. Позиции совместившись с темпераментом музыкально-психологического типа по инерции от позиций несут национальный характер.

Аналогия звуко-буквенной машины. На этом этапе вдруг всяческий национальный характер начинает исчезать. Пример. У немцев и французов есть аналог русской буквы «ё». В танце все еще хуже – здесь характер исчезает из поля зрения. Так как все элементы этого уровня интернациональны. Кроме этого еще и заимствуются как буквы.

Слоги и дифтонги. Просто стерты все границы, но уже начинают просматриваться национальные предпочтения, так как элементы танца усложнившись, приобретают легкую окраску.

Слова и корни. Окрашенность возрастает, но этот слой элементов как обнаруживается в стилях, так и заимствуется по-черному не так как в лингвистике, а гораздо сильнее, по причине интернациональности языка танца. Появляются простейшие ритмические рисунки. Трудно вытанцовываемые элементы, как и слова, не заимствуются, что на этом этапе придает национальный характер по лексике.

Фразы наречия и обороты. Усложнение ритмических рисунков отражает национальную музыку. Попадают и часто заимствуются простые логичные музыкальные рисунки. Народно-сценический танец на этом этапе начинает путаться и теряет еще больше сходства с традицией

Дальше идут более крупные формы, которые уже с позиций лексики не принято обсуждать.

В заключении надо заметить что, ни в музыке, ни в живописи аналогия с лингвистикой обычно не применяется. Танец это другой мир, другая реальность. В ней танце кроме лексики есть еще много-много чего интересного и важного. Упор на лексику часто конек хореографов в прошлом лингвистов, а так же космополитов продающих наш фольклор за рубеж в искаженном виде.

Аспекты плясуна и зрителя. Мотивация пляса

Подытожим. Список сомнительных и неважных причин для танца.

Человек НЕ танцует когда:

1. когда хочет отработать боевые приемы, он идет с глаз подальше один, с учителем, учеником, спарринг партнерами… и т.д.

2. когда хочет подраться – задираться при помощи пляса? – оборжут, а драться не станут. «Так поди-ка попляши»

3. когда решил поработать – он работает

4. когда решил отдохнуть – он садится, ложится, встает на месте,

5. когда решил попировать – накрывает на стол и садится есть

6. когда решил поговорить - …

7. попеть ….

8. поиграть музыку….

9. поудить рыбу….

10. принять на грудь, или мучает жажда …. Пьет!

100. заплатили денег - сказали «пляши»

200. навели автомат - сказали «пляши»

исключение одно: когда человек просто хочет по-пля-сать!

Ну-ка! А когда же человек пляшет? Когда ему хочется? Когда: «сами ноги в пляс идут»?

1. когда слышит зажигательную музыку на пиру после еды или на людях. (феномен гуслей-самогудов, дудки-самогудки, и прочих сказочных архетипов)

2. хочет проявить радость, покуражится, показать удаль. (феномен бурятско-монгольского танца орла победителя в борцовской схватке, или отряхивания рук после успешной погрузки чего-то пыльного)

3. хочет пообщаться в танце с подругами и друзьями или познакомиться (вечный вечёрочно-дискотечный синдром по доктору Фрейду)

4. когда принесли письмо (синдром исключительных побочных традиций)

Таким образом, для появления пляски многого не надо, но без этого немногого будет все что угодно только не пляска. Танец - не раковая болезнь. Для него множества причин не нужно.

Короче.

Нужна музыка.

Либо настроение если музыка плохая.

Либо либидо если музыка плохая и настроение ни к черту.

Если все плохо - должно прийти письмо.

Все остальное не от Бога и не от правды.

Пошла плясать бабушка Лукерья. Нет волос на голове - прицепила перья.

Основной проблемой, почему так и не возникает сегодня связи поколений, не происходит развития без заполнения кажущихся пустот чужеродными элементами - является принципиальное расхождение между теми двумя моделями плясуна и «плясуна».

В стране есть школа народно-сценического танца с каждым годом теряющая сходство с подлинной традицией. Однако в этой школе подробно разработан механизм воспитания танцора. Школа же передающая больший процент особенностей подлинных мироощущений деревенского плясуна начисто отсутствует. Нет этой школы и в фольклорном сообществе, поскольку слепое копирование – там основной метод работы. Нет этой школы в среде народа традиция передается по-семейно и повсеместно, а нет традиции - нет и передачи. Этой школы нет нигде. Если Вы попытаетесь возразить и приведете мастер классы, семинары, лаборатории, мастерские на фестивалях. Вспомните Покровского, Мехнецова приведете, наконец, Асанова. Я не приму Ваше возражение на основании того, что разрозненные обрывки, пусть самые авторитетные и высокого качества и самых талантливых деятелей, еще не есть школа. Эти люди дают вокал, песни: протяжные, хороводные, походячие, обрядовые, игровые, хороводы, игры, кадрили, бытовые парные танцы и другие формы традиции… А как плясать-то эту Барыню или другую кадриль? Ходить по фигурам простым шагом? Вячеслав Владимирович какие-то топотушки показывал на семинаре, а все всёравно бегут простым шагом и еще в Интернет выкладывают. Российской плясовой школой пока здесь и не пахнет. Возможно, уже есть какая-то обрывочная школа фольклорного музицирования. Но даже в этой школе не был до конца разработан способ вокального звукоизвлечения и мне пришлось заниматься этим вопросом. Термин голошения на технике зова ввожу я. Это моё ноухау. Его ни кто не применяет. Этномузыкология страны надо мной «ржет» и на мастерклассы не зовет. А, ведь, лет через 10 все будут заниматься по моим методикам или методикам того, кто у меня их украдет.

Также плохо разрешена метроритмическая сторона развития музыкальной традиции. В любой мировой традиции национальная ритмика лежит в основе. А если нет какой-то традиционной специфики, то будет ритмика по общему академическому мировому музыкальному образцу. Но у народа ритмическая сторона всегда есть и выделяет данную традицию от других. То, что до сих пор фольклорная общественность гонит старую гнилую телегу, о якобы отсутствии специфического ритма у русских – я считаю это последствием не прошедшего шока знакомства с подлинной традицией. Она обусловлена недообразованностью любителей фольклора, опять же, порожденную искусственно насаждаемым в 80-90-х кем-то авторитетным мифом об отсутствии ритма у русских с позиций академизма. «Не будем говорить кто, хотя это был» например Валентин Распутин - ненавистник Рока и Рэпа. Наличие сложного непостижимого трудно-познаваемого ритма, равно как непонимание его самим народом, не означает отсутствие его в представлении или в ощущении у самих носителей.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе