Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Звалісь ў нас у прастанароддзі “Дабрахожыя”...

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 2369

В предыдущем номере “Paleoslavica” в материале о русалках (тексты 11, 19, 21, 23, 33, 42) мы упомянули “доброхожих” — демонических существах, сочетающих в себе свойственное домовым, полевым, лесовым, а иногда — и русалкам. Обозначив Восточное Полесье как ареал распространения представлений о них, считаем возможным, предположительно локализовать этот ареал Белорусско-Брянским пограничьем. В этом плане нами были исследованы населенные пункты Ветковского, Кормянского, Чечерского районов Гомельской области, Костюковичского района Могилевской области, Красногорского и Новозыбковского районов Брянской области. В своих предположениях относительно ареала распространения данного явления мы основываемся на том, что в известной нам этнографической литературе, описывающей более широкое культурное пространство, эти персонажи не встречаются.

В свое время мы попытались найти аналоги этому явлению. В результате были выявлены названия демонических существ, созвучные с “дабрахожымі”. Так, в быличках, приведенных Е. Р. Романовым, встречается “дабрахочы”, который соотносится с “лесавіком”. [1] В “Словаре белорусского наречія” И. И. Насовича находим: “Доброхоть. Добрый лесной духь, вызывающий заблудших в лесу на дорогу”[2]. В. И. Даль объясняет слово “доброхоть”, как “доброжелатель, радетель, радушник”. [3] В книге С. В. Максимова “Нечистая, неведомая и крестная сила” читаем: “Рассказывая о домовом, всего чаще называют его просто — “он” или “сам”, но чаще — “доброжилом или “доброхотом”. [4] В “Смоленском областном словаре”, составленном В. Н. Добровольским, так же приводится слово “доброхотъ”, однако с противоположным значением: “В брани особенно употребляется женщинами. Хучъ, доброхотъ!” [5] Наиболее четко черты доброхожего прослеживаются в “дабрахочем” (“дабрахоте”), описанном М.Чернавской, которого автор определяет как “лесного божка”. Прежде всего, это относится к отношениям доброхожего с людьми, по отношению к которым он выступает не как злой дух, а как праведный судья, опекающий людей благопристойных и карающий порочных. Однако необходимо отметить, что, в отличие от кары доброхожего, его кара касается только здоровья виноватого перед ним человека и не распостраняется на его хозяйство.

Существенно и то, что и разговор с обиженным доброхочим, как и в случае с доброхожим ведется на языке жертвоприношения, состоящего из куска хлеба, щепотки соли и куска полотна. [6] В наших записях это дополняется специальными заговорами, примером которых являются заговоры “Ад ветру”. Также следует отметить существование в белорусской традиции текстов о происхождении домовых, лесовых, полевых, водяных от детей, скрытых Адамом и Евой от Бога по причине того, что их было много. Однако, как “доброхожие” они не определяются. [7] И если в тексте, приведенном П. В. Шейном: “...хазяевами па дамамъ, лисавыми па лисамъ, палявыми па палямъ, вадяными па вадам...” [8] Тем не менее, в одном из зафиксированных нами текстов, в частности: “Казалі: “Дабрахожы, ці домахазяін”. Мая матка кажа: "Бывае, пайду ў пуню, а каля каня свечка стаіць. Гаворыць. “Добрага дня”, — галаву схілю. Так нічога маёй матке не было. Дабрахожы. Ён і каня глядзіць, ён і дамашні хазяін. Я сама бачыла, у сінянечкам ехаў. Я ў пуню іду, так: “Добры дзень хазяіну дамавому, палявому, яго дзеткам і саседкам!”. I ў пограб іду, так кажу...” [9] — мы находим практически цитату из приведенного Евдокимом Романовым: “...на вутрени, у великодня, идзи з яйцом у лес, к бурелому, да скажы тры разы: “Христос воскрес, хозяин полявый, лесовый, домовый, водяный! С хозяюшкой, зъ дзетками!” [10] На наш взгляд, в данных текстах есть одно существенное отличие, а именно, место действия, что подтверждает нашу мысль о том, что под покровительством доброхожего находится не какой-то отдельный объект, а все пространство, принадлежащее роду, семье. И его появление на каком-нибудь из объектов этого пространства диктуется определенной ситуацией. Отсюда и такие, возникающие в локальных вариантах, определения как “дамашні хазяін”, “дамавы багатыр”, “лясны дамавы”, “палявы хазяін” и др.

Считаем необходимым напомнить некоторые другие позиции из нашей предыдущей публикации.

Согласно быличек, доброхожие происходят от детей, которых матери случайно задушили во сне. Это так называемые “прыспаныя дзеці”. По другим представлениям, доброхожие происходят от детей, которых родители или по каких-то причинах не покрестили, или, постыдившись количества своих детей (а это, по разным источникам, от шести до семидесяти двух), половину их утоили от Бога. За это Бог сделал детей невидимыми и превратил их в доброхожих, а часть — в русалок. Русалка, когда она выходит замуж, становится доброхожей.. Родителями этих детей считают как обычных людей, так и мифологических Еву и Адама, Ноя. В отдельных случаях появление доброхожих относят ко времени сотворения мира и связывают их с Саваофом.

Чаще всего доброхожих представляют в виде людей в чёрной, реже — в белой одежде, но обязательно “з бліскучымі (залатымі) гузікамі”. Иногда они появляются в виде вихрей (ветров, циклонов), змей, птиц, а также существ, полностью покрытых шерстью — овечек, собак и даже людей. По другим представлениям, доброхожий своим внешним видом напоминает хозяина своего дома. Более того, существует представление, что количество доброхожих соответствует количеству живущих в доме: “Сколькі сям’і ў нашым домі, столькі і той сям’і” [11], что полностью соотносится с их количеством в мире, а именно: “Казалі старыя людзі, што сколькі на свеце людзей відзімых, столькі і невідзімых” [12]. Доброхожий может сопровождать своего подопечного в границах пространства, принадлежащего роду, семьи, а в отдельных случаях и переходить эти границы.

Дабрахожых называют “невідзімымі людзямі”, “чорнымі людзямі”, “ўсаднікамі”, “багатырамі”, “віхрамі”. Эти названия связаны как с внешним видом, так и с происхождением этих персонажей. Справедливости ради, следует отметить, что во время экспедиционной работы нам приходилось сталкиваться с деструктурализацией образа, и к доброхожим относят как любых ходячих покойников, так и, например, лунатиков.

В свое время автор данной публикации подготовил несколько материалов о доброхожих. В основном они были представлены в сборниках региональных научных конференций и не доступны массовому читателю.[13] Надеемся, что данная публикация сможет познакомить с доброхожими более широкий круг интересующихся народной культурой.

При подготовке данной публикации использованы материалы, зафиксированные сотрудниками Ветковского музея старообрядчества и белорусских традиций Л. А. Новиковой, Л. Д. Романовой, Г. Г. Нечаевой, Г. И. Лопатиным, сотрудником Государственного республиканского центра Российского фольклора М. М. Горшковым, а также сотрудниками фольклорной лаборатории Белорусского института проблем культуры Е. М. Богоневой и И. Ю. Смирновой, сделанные во время совместной экспедиции ВМНТ и БелИПК.

Особенности речи информантов сохраняются.

1. Романов Е. Р. Белорусский сборник. Вып. 4. Витебск, 1891. С. 215.

2. Приводится по изданию: Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М, 1989. Т. 1. С. 445.

3. Приводится по изданию: Насовіч І. І. Слоўнік беларускай мовы. Мн., 1983. С.135.

4. Приводится по изданию: Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1994. С. 30.

5. Смоленскій областной словарь. Составилъ В. Н. Добровольский. Смоленск: Типографiя П. А. Силина. 1914. С. 171.

6. Сzаrnowsса Магуjа. ZаЬуtсі mitologii slowianskiej w zwyczajach ludu na Bialiej Rusi dochowywane (gub. Mogilewska). — Dziennik Wilenski, 1817, t. VI, № 34, s. 396 - 408. Прыводзіцца па выданнях: Каханоўскі Г. А. Беларуская фалькларыстыка. 1989, с.48; Зямная дарога ў вырай (Уклад. У. Васілевіча). Мн., 1999. С.492.

7. Добровольский В. Н. Смоленский этнографический сборник. Ч. 1. СПб., 1891. С. 87. Романов Е. Р. Белорусский сборник. Вып. 4. Витебск. С. 157.

8. Добровольский В. Н. Смоленский этнографический сборник. Ч. 1. СПб., 1891. С. 87.

9. От ж-цы п. Новое Залядье Ветковского р. Феськовой Елены Кондратьевны, 1914 г. р., зап. Лопатин Г. И. в 1991 г. Т. Т. 52. Л. 2.

10. Романов Е. Р. Белорусский сборник. Вып. 4. Витебск. С. 157.

11. От ж-цы д. Кашковка Красногорского р. Берёзы Марии Захаровны, 1916 г. р., зап. Лопатин Г. И. в 1993 г. Т. 11. Л. 18.

12. От ж-цы п. Гибки Ветковского р. Соломенной Анны Ивановны, 1909 г. р., зап. Новикова Л. А., Шолохов В. Г. в 1998 г. Т. 56. Л. 107.

13. Библиография приводится в материале: Геннадий И. Лопатин, “Раскажу табе пра русалак...” (Представления о русалках по современным белорусским свидетельствам) — Paleoslavica. Cambridge. 2007. ХV. 275 – 292 с.

Геннадий Лопатин

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе