Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Мужские игры и развлечения на Русском Севере

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 5094

Опубликовано: Морозов И.А., Слепцова И.С.
Мужские игры и развлечения на Русском Севере
// Мужской сборник. Вып. 1. Мужчина
в традиционной культуре. М., 2001. С. 209-219.

Пожалуй, ничто так рельефно не отражает своеобразие мужской культуры, как специфически мужские развлечения и игры (силовое противоборство: драки и кулачные бои, состязания в силе, игры спортивного характера; азартные игры: лодыжки, карты, деньги, яйца; и т.д.). Не ставя перед собой в данной публикации задачи всестороннего рассмотрения этого пласта традиционной культуры, мы хотели бы привлечь внимание широкого круга исследователей к этой стороне мужского быта. Приведенные ниже описания были подготовлены нами к публикации в составе монографического исследования празднично-игровой культуры Вологодской области под общим названием «Круг игры. Старинные игры и развлечения русских» в начале 1990-х гг. К сожалению, проект удалось осуществить лишь частично[52] и разделы, посвященные весенне-летним развлечениям, в т.ч. и мужским, так и остались неопубликованными. Отметим, что специальных исследований, посвященных этой проблеме в русской этнографии и фольклористике нет. Поэтому считаем необходимым хотя бы частично восполнить этот пробел, обнародуя собранные нами в 1980-90-х гг. полевые и архивные материалы. Надеемся продолжить рассмотрение этой проблематики в следующих выпусках «Мужского сборника».

Прежде чем перейти к изложению конкретного материала, сделаем несколько предварительных замечаний.

Для мужских развлечений чрезвычайно важна «силовая» составляющая («сила» здесь понимается не только как физическое, но и моральное преимущество над соперником), хотя имеются свидетельства и об участии женщин в соревнованиях такого типа (в борьбе, кулачных боях, и даже драках). С фактором «силы» связаны и большая жесткость и «грубость» мужских развлечений и игр, и особенно наказаний в них. Несколько упрощая, можно утверждать, что большинство из мужских развлечений имеют целью именно завершающее их наказание. Вообще мужские развлечения в целом более тесно связаны с понятиями соревновательности и азарта, чем женские, в них ярче проявляется испытательно-посвятительная сторона традиционных игр, имеющая ритуально-обрядовые корни.

Однако это не значит, что женские развлечения в целом полностью лишены этих составляющих. В частности, наблюдаются четкие региональные различия в игровых предпочтениях: например, азартные игры с пасхальными и троицкими яйцами на Русском Севере в большинстве являются мужскими. В то время как в Центральной и Южной России достаточно обычно участие в такого рода развлечениях женщин[53], а в некоторых локальных традициях они являются исключительно женскими.

Характерно, что там, где мужчины уступают женщинам те или иные сферы игрового, мужские развлечения сохраняют свою специфичность. Там, где игры с пасхальными яйцами являются прерогативой женщин, мужчины играют в игры, в которых в качестве выигрыша фигурируют деньги (в карты, в казанки, в орлянку, в расшибалки и т.д.). В более старых вариантах этих развлечений выигрышем могут быть пасхальные яйца, скот, одежда, первенство в работе либо получение более высокого социального статуса или ранга.

Рассматривая мужские развлечения в конкретном культурно-историческом контексте, можно обратить внимание на следующие моменты. Пространство игры — это «выход за рамки обыденности», «проникновение в чужое», опасное, «пространство риска». Эта сфера в традиционной культуре является прерогативой мужского. Дом и семья (сфера «женского»), как правило, мало связаны с игрой. За небольшой оговоркой: такие выходы возможны в «праздничном хронотопе», т.е. в пространстве и времени праздника. Например, на святки могут играть дома и даже на столе (в кости, карты, волчок, чётки), где обычно запрещены всякие действия, кроме еды. И это становится возможным не только для взрослых (женщин и мужчин), но даже и детей (в обычное время на столе детям играть запрещено). Выход в «чужое» сопряжен с огромным риском и связан с мифологемой «игры с судьбой». Выигрыш в данном случае больше чем простое материальное приобретение, он влияет на общее благополучие семьи, социума и, конечно, самого играющего. В этом смысле игра «дело не женское». Это действительно сражение не на жизнь, а на смерть. Игра в этой ситуации занятие несомненно сакральное, требующее высокого «профессионализма», не меньшего, чем, скажем, искусство кузнеца или знахаря. Отсюда стремление удалить из игры «профанов» — и это касается не только женщин.

Это связано также с особым осмыслением женского начала в традиционной культуре, связью его с «нечистым», земным, инфернальным. В этом свете участие женщины в сакральной игре, направленной на «переустройство» миропорядка или обретение судьбы, опасно для окружающих.

Мужская страсть к игре ставит под угрозу достаток и определенность, материальное обеспечение семьи, поэтому женщины нередко выступают против игры как охранительницы домашней стабильности, борясь за сохранение статус кво. Поскольку последствия игры непредсказуемы, проигрыш в ней может поставить под вопрос само существование не только игрока, но и его семьи, родных и близких, отсюда решительное сопротивление женщин любой игре.

Показательны многочисленные свидетельства о том, что в игре принимают активное участие люди старшего поколения. Например, старики участвовали в весенне-летних играх «в попа», «в шар» («харикало») или «в цыбы» (аналог «городков»), особенно на праздники. Гораздо охотнее играют в разного рода игры (например, в карты) и пожилые женщины. Характерно, что в данном случае речь идет, как правило, о людях, уже имеющих взрослых детей и поэтому не столь обремененных заботой о стабильности семейного благополучия.

Во многих мужских состязаниях наблюдается прямая преемственность между игровой и обрядовой формой (например, забавы покойника поднимать, Сидора колоть). В этом случае можно утверждать, что обряд использует игровую форму в своих целях, а игра развивает ритуальные значения в целях собственных.

Наряду с жесткими испытаниями вроде боевых противоборств (кулачные бои и драки) в традиционных мужских компаниях и в молодежных группах широко практиковались различные соревнования демонстрационно-показательного типа, на описании которых нам и хотелось бы остановиться более подробно. Интересно, что еще в 20-30-е годы ХХ века сохранялось понимание их важной роли в молодежной «женитьбе», смутное напоминание об обрядовых соревнованиях за руку невесты. «Парни ходили на руках. Кто дальше пройдет, у того лучшая девка будет, замуж за него выдадут»[54].

Забавы и испытания на силу всегда являлись непременной принадлежностью любой мужской компании. Более того, физическая сила и способность постоянно одерживать верх в подобного рода состязаниях создавали любому парню или мужчине очень высокий авторитет в глазах односельчан, который всегда перевешивал такие несомненные достоинства, как ум и грамотность. По свидетельствам корреспондентов Тенишевского бюро: «Крестьяне высоко ценят физическую силу и ловкость, хотя не отрицают пользу грамотности» (Яренский у.)[55]. «Во всех общих играх хотят видеть проявление физической силы как прямого и необходимого достояния мужика, и они ценят ее до презрения над бессильным» (Куракинская вол. Тотемского у.)[56].

Состязания в ловкости и силе

В системе народного воспитания будущего мужчины существовал целый комплекс индивидуальных упражнений и состязаний на силу, выносливость, гибкость, ловкость, практиковавшихся как на праздники, так и просто на досуге, в перерывах во время совместной работы в больших молодежных или мужских компаниях. Помимо чисто испытательных функций: кто более сильный, ловкий, выносливый? — и т. п., эти состязания носили и демонстрационный характер: у молодых парней и мужчин существовала прекрасная возможность показать свои достоинства присутствовавшим при этом зрителям — девушкам, женщинам, детям. Несомненно, что такого рода развлечения имели и большое воспитательное значение, показывая подрастающему поколению как образцы жесткого и бескомпромиссного противоборства, так и возможность достичь победы над противником в открытой и честной борьбе «один на один». В этом смысле описанные ниже состязания ставят существенно иные цели, чем кулачный бой или коллективная драка, в которых помимо личных качеств необходимо было продемонстрировать умение конструктивно взаимодействовать с партнерами по партии («стенке»).

В данном типе развлечений часто используется прием провокации как начало соревнования (взрослые мужики вступают в борьбу с парнями после неоднократных поддевок). При этом один из распространенных приемов — сравнение мужчины с женщиной: «Я чув (слышал — И.М., И.С.), што тебя намеднись баба отлупила». Результатом подобного соревнования является, как правило, «посрамление обидчиков», своеобразное подтверждение статуса взрослого мужчины, побежденные с позором изгоняются из компании.

Провокация, содержащая в себе скрытую угрозу или агрессию, представляет собой одну из распространенных форм мужского поведения. Именно с словесного «соревнования» нередко начиналось соревнование физическое.

Борьба

По свидетельству очевидца, «к числу развлечений должно отнести борьбу, которую затевают парни с мужиками. Сами мужики борьбу затевают очень редко. Обыкновенно парни начинают подтрунивать над мужиками, желая их вызвать на борьбу. Парень подходит к мужику и говорит ему что-нибудь обидное, например: “Я чув (слышал — И.М., И.С.), што тебя намеднись баба отлупила, да из бороды чуть волоссё всё не выдрала, оттово у тебя борода-то и редка теперича, чай ты поди-ко голосом выв”. Или: “Про тебя бают, што баба тебя с покоса сжила (обогнала во время косьбы — И.М., И.С.)”. Подобного рода насмешки сильно оскорбляют мужика. Он обыкновенно отвечает: “Ты-то што, малокосос лизёт! Ведь я как старину-то вспомню, да тряхну костями-то, то ведь эких-то, как ты, мне пятка не хватит. Маткино молоко на рыле-то еще не обсохло, а туда жо лизёшь. Я тебя в бараний рог согну!” — “Не врёшь, дак правда, а давай-ко, коли не бахвалишься, дак поборемся”.

Мужику стыдно отказаться от своих слов, притом он боится насмешек и соглашается вступить в борьбу с парнем. Борцы обхватывают друг друга руками крест-накрест, или же забираются друг у друга за опушки штанов (верхняя часть брюк — И.М., И.С.) и стараются подтянуть друг друга к себе как можно ближе, после чего начинают подпинывать друг друга и подплетать ногами. Победа почти всегда остается на стороне ловкого, а не сильного. У “заправьских борчов” есть много приемов, при помощи которых они сваливают вдвое сильнейших противников. Вот некоторые из них. Желающий свалить своего противника во время горячей борьбы, схватывает его правою рукою за голову, сильно прижимает ее под мышкой, отставляет правую ногу в сторону и через нее перекидывает своего противника, который оказывается лежащим на земле спиною, а победивший всегда оказывается лежащим поперек побежденного на правом боку. Всё это делается очень быстро.

Другой прием состоит в следующем. Слабый противник, когда его начинает прижимать к себе сильнейший, поддается ему, причем подгибает ноги в коленях и изгибается в спине. В то время, когда сильнейший готов уже подмять его под себя, он неожиданно расправляет ноги и противник оказывается висящим у него на груди, которого он быстро повертывает направо и валится на него всею тяжестью тела.

Третий прием требует не только одной ловкости, но и силы. Он употребляется между “заправьскими” борцами-врагами и часто сопровождается вредными последствиями не только для того, который подвергся этому приему, но и для того, который его предпринял. Он состоит в следующем. Желающий повредить своему противнику наваливается на него и пятит его назад, этот естественно сопротивляется. Противник неожиданно откидывается всею тяжестью тела назад, причем быстро приседает, встает на левое колено, а правым плечом и рукою подхватывает противника за ноги около живота и быстро поднимается на обе ноги. Всё это проделывается с изумительной быстротой. Противник, выкинутый на воздух, с силой летит через плечо врага и сильно ударяется головой об землю, или же перевернувшись в воздухе, падает на спину. Случается, что у ставшего таким образом на голову или упавшего на спину идет кровь из горла и носа. Но если борющийся заметит намерение своего врага, то в то время, как враг откинется назад, чтобы встать на левое колено, он неожиданно бросается на него всею тяжестью тела, причем сгибает правую ногу в колене. Враг, не ожидавший подобного натиска, падает на спину, а противник с силой падает на него и наносит ему сильный удар правым коленом в грудь или в лицо. Обыкновенно последствием неудавшегося приема бывает вывих левой ноги или сильный удар в грудь или лицо. Впрочем, этот вид борьбы употребляется очень редко»[57].

Для потерпевших неудачу существовали специальные наказания. Например, в Никольском у. проигравший «“отбивает шемелу” — встает на четвереньки и боками задней части тела часто колотит по полу направо и налево, причем опираясь руками в пол, медленно продвигается вперед... Парни (которые боролись с мужиками — И.М., И.С.) лихо “отбили шемелу” к общему удовольствию. Зрители хохотали во все горло, слышались насмешки: “Каковы лещи-то! Пол-от не родная матка! А ну-ко еще разок! Раз, два, три, четыре, пять, шесть, бей шерсть!” — и тому подобное»[58].

Борьба была распространенным развлечением и во время праздников, когда в одной деревне собиралось мужское население со всей округи. «Все эти (престольные и другие — И.М., И.С.) праздники почти совершенно похожи один на другой, за исключением летнего праздника св. Николая Чудотворца, который заслуживает особенного внимания по двум, уцелевшим, без сомнения, с глубокой старины увеселениям: это — боротье и хороводы (по здешнему, “игрища”). Когда народ довольно набродится и нагуляется, начинается боротье. Все мужчины расходятся на две стороны: на одной собираются кондужане, а на другой — по большей части мегряне. Между теми и другими остается свободное пространство, на которое и высылают с обеих сторон по человеку для боротья. Борются обыкновенно на одну руку, что гораздо эффектнее, нежели в обхват, потому что при этом легко сбросить противника на землю и самому остаться на ногах. Сброшенный уходит на свою сторону, которая вместо него высылает из своих рядов другого и т.д. Дело обыкновенно начинается с малосильных и потом постепенно высылают более и более сильных, которые тягаются между собою дольше и дольше и, наконец, являются на сцену такие геркулесы, что им уж бывает трудно одолеть друг друга. Эти последние известны под именем “запасной силы”. Действительно, между этими последними есть обладающие замечательною физическою силою. По этим последним борцам и судят “чья взяла”. Если кондужанин остался победителем, а противник его пал, то кондужане бьют в ладоши, кричат и смеются над своими противниками, те со своей стороны отшучиваются и стараются оправдать себя, насколько возможно»[59].

Наряду с традиционными разновидностями борьбы существовали и другие соревнования на силу (пытать силу), в которых использовались и отрабатывались отдельные ее элементы.

Среди широко известных силовых состязаний можно упомянуть единоборство на руках (руку бороть, валить или класть), которое часто практикуется и в настоящее время. Двое желающих померяться силой садились за стол и поставив руки на локоть, сцеплялись ладонями. Дальше все зависело от умения уловить момент и, поддавшись на секунду, резким толчком уложить руку соперника на стол.

Цыганская борьба

Во многих местах Вологодской области (Тарногский, Нюксенский, Тотемский р-ны, Вельский у.) был известен вид единоборства при помощи ног, который чаще всего называли «цыганской борьбой». Другие названия этого вида борьбы: по-немецки бороться (Кичменгский Городок), по-егрецьки или по-егорськи бороться (Верховажский р-н). Уже самим своим названием: «цыганская», «немецкая», «греческая» («егрецька» - грецька, ср. грецкий орех) — он противопоставлен борьбе обычной.

Боролись обычно так: двое парней ложились рядышком на пол, головами в разные стороны, с таким расчетом, чтобы ступни каждого из них находились на уровне бедер соперника. Затем, подняв вверх соприкасающиеся ноги, соперники сцеплялись ими и сгибали их в коленях, причем в исходной позиции пятки у обоих должны были находиться в одном и том же положении («надо пята в пяту угадать»). Для дополнительной устойчивости борющиеся нередко схватывались руками. После этого каждый стремился оторвать соперника от земли или опрокинуть на себя, если противники держались руками. В последнем случае победитель «вознаграждал» своего соперника шлепками по заду. «Желающие ложатся рядом на землю спинами, головами в противоположные стороны, крепко зацепляются руками, согнутыми в локтях, потом поднимают правые ноги и ими зацепляются в коленках. Каждый гнет свою ногу книзу и старается приподнять заднюю часть тела противника. Если это одному удается, то он своею ногою прижимает ногу противника к полу; голова и ноги противника оказываются вместе. Здесь победа всегда остается на стороне сильного»[60].

Реже состязания такого рода устраивались между парнем и девушкой или между мужчиной и женщиной. В некоторых местах сохранились воспоминания о необыкновенно сильных женщинах, которые побеждали мужчин («Всех мужиков борола на сенокосе» — д. Мезенцево Верховажского р-на; «одна сильна была, во как загнула парня-то» — д. Островская Верховажского р-на). Иногда парень, чтобы лишний раз продемонстрировать свое превосходство, боролся с двумя девушками одновременно (д. Бор Вожегодского р-на).

Тем не менее можно с уверенностью утверждать, что подобное вторжение женщины в область мужских состязаний не переводит их в разряд женских.

Покойника поднимать

Многие силовые игры непосредственно связаны с обходами ряженых и древней ритуально-магической практикой. К числу забав, для которых эта связь совершенно очевидна, относится и поднимание покойника. Эта силовая забава, бытовавшая в Тарногском, Тотемском, Верховажском,Нюксенском, Бабушкинском, Кичменгско-Городецком р-нах), известна также под названиями в криночки (д. Сергеево Тотемского р-на) и попом поднимать (д. Соколово). В описаниях ряженья «покойником» можно встретить, например, такие реплики: «Вот поставят на пол насилоцьки и его потихонькю на лавку ложат. Он не сгибаецця, и лешой знает как, вот как окрутнело всё тело эдак...» (д. Арганово Сямженского р-на). Очевидцы постоянно подчеркивают неподвижность, «застылость» как необходимое качество участника ряжения, изображающего мертвеца. «Покойника» нередко приносили, держа за ноги и плечи, иногда даже положив на плечи, причем сам «мертвец» при этом не должен был изгибаться. По-видимому, к этим эпизодам ряжения и восходит генетически забава описываемого типа.

В большинстве случаев эта мужская забава, несмотря на сохранение названия (покойника или мертвеца поднимать), уже не имела никакой связи с обходом ряженых. Так развлекались и во время праздников, и в будни, нередко устраивая состязание на спор.

Чаще всего покойник ложился на пол навзничь, реже — ничком и «застывал», а другой пытался поставить его на ноги. Различие состояло лишь в тех приемах, которые применяли, чтобы его поднять. Более простой заключался в том, что желающий поднять покойника, расставив ноги, становился на уровне его бедер («ноги промеж ног») и, наклонившись и обхватив затылок или шею лежащего сомкнутыми в замок руками, пытался поставить его на ноги. Возможен был и вариант, когда поднимающий становился за головой покойника и, захватив за шею или голову, ставил того на ноги. Более сложный прием, особенно для того, кого поднимали, — поднимание с захватом под колени. Для этого поднимающий приседал и опирался тазом о ступни покойника. Чаще всего оба приема применялись в одних и тех же деревнях, в зависимости от возможностей участников забавы. Очень важное условие при выполнении трюка: покойник не должен был расслабляться — «как одеревенеет»; «как мёртвой сделаецца».

Под этим же названием могли существовать и другие способы поднятия покойника. В д. Великий Двор Вашкинского р-на эта забава напоминала известный цирковой номер: покойника поднимали вдвоем за щиколотки и за шею и клали третьему на плечо. В д. Скородумово Бабушинского р-на парня, выполнявшего роль покойника, кто-либо из местных силачей брал за талию и перебрасывал через плечо. При этом покойник не должен был хоть как-то сгибаться. В д. Сергеево Тотемского р-на забава была организована несколько иначе. Несколько парней ложились по кругу ногами в центр. Затем кто-либо из желающих испытать свою силу, обходя круг, пытался кого-нибудь из них посадить. Посаженный выходил из игры. Выигрывал тот, кому удавалось посадить последнего из лежащих.

Груз подымать

У предыдущей забавы существовали и более сложные варианты, больше напоминающие цирковые трюки. Скажем, в д. Будринская Тарногского р-на один человек ложился на пол ничком, а второй ложился сверху и, просунув ему руки под мышки (под пазухами), брал их в замок на затылке соперника. Задачей первого было встать, в то время как второй мешал ему, прижимая голову к полу.

В д. Угольная Тарногского р-на один парень ложился ничком, вытянув руки с обмотанными ремнем кистями вперед и раздвинув их на ширину плеч. Концы ремня он зажимал в кулаках. Второй парень ложился ничком поперек его рук, а третий, просунув носки под ремень, ложился спиной на них обоих. Задача первого заключалась в том, чтобы встать на четвереньки. Несмотря на сложность задачи она была вполне выполнима: сначала становились на локти и на колени, затем постепенно выпрямлялись.

Предшественниками этих забав были разнообразные упражнения с подниманием тяжестей. Например, в д. Заберезник Кичменгско-Городецкого р-на на шею лежащего ничком парня ставили мешок зерна, и он должен был встать так, чтобы мешок не упал. Широко было распространено поднимание гирь и бревен, прием способы захвата тяжестей были довольно разнообразны. Присев, ухватывали стоявшую за спиной двухпудовую гирю и пытались с ней встать. Или ложились на спину и, взяв в руки двухпудовую гирю, клали ее то за голову, то на грудь. В Куракинской волости Тотемского уезда в конце ХIХ в. соревновались, поднимая пустую бочку на голову и перебрасывая ее через себя[61]. Некоторым, особенно сильным мужчинам, удавалось перекинуть через себя бочку, захватив ее сзади.

Часто демонстрировали силу, поднимая кого-либо из приятелей. Одним из самых популярных способов было поднимание криночкой, корчагой или кучеркой (Яренский у., д. Трубовщина Кичменгско-Городецкого р-на). Один игрок садился по-турецки (кочерыжкой, калачом) и хватался, скрестив руки, за пальцы ног. Второй сзади брал его за пояс и вскидывал на свое левое плечо спиной, так что игрок-криночка, сделав с плеча кувырок, становился на ноги[62].

Реже встречался способ, применявшийся в д. Большое Харюзово Кичменгско-Городецкого р-на. Здесь один из парней становился спиной к другому, затем, закинув руки назад, захватывал его руками за шею и, наклонившись, перебрасывал через себя.

В д. Заберезник поднимали по очереди массивное бревно. Если удавалось поднять нескольким соревнующимся, то на конец бревна садился кто-либо из зрителей и теперь бревно поднимали вместе с ним. Если и в этом случае не удавалось определить победителя, то усаживали еще одного человека на другой конец бревна и т.д.

Цыганскую ношу поднимать

Поднимание часто осложнялось какими-либо дополнительными элементами. Иногда, например, так или иначе затруднялось движения игрока. В дд. Ананьевская и Будринская Тарногского р-на парень, встав на одно колено, обхватывал подъем второй ноги у самой стопы ремнем, концы которого он, перебросив через плечо, держал в руках (если подхвачена была левая нога, то ремень перебрасывали через правое плечо). Подтянув ногу вверх, надо было встать из этого положения на второй, свободной ноге.

В д. Будринская очень похожим способом поднимали мешки с зерном (до семи пудов весом): желающий, повернувшись к мешку спиной, становился на одно колено и, перекинув через плечо горловину завязанного мешка, пытался выпрямиться и встать на обе ноги.

На лодке кататься

Забава, записанная под таким названием в д. Холкин Конец Тотемского р-на, могла называться также в кацьку(д. Аистово Велико-Устюгского р-на). Некоторые силовые упражнения строились на перетягивании, перевешивании друг друга. Такие забавы обычно технически достаточно просты и эмоционально насыщенны, поэтому так забавлялись чаще всего дети и подростки. Один участник забавы садился на землю, вытянув вперед ноги. На его голени (лицом к партнеру) усаживался второй участник и, схватившись за руки партнера, слегка приподнимал его, а затем сводил вместе свои ноги, чтобы тот мог на них усесться. После этого оба начинали, поочередно отклоняясь назад, тянуть на себя партнера. Со стороны забава слегка напоминала греблю на веслах, откуда и одно из ее названий — на лодке кататься (дд. Малая Чаготма, Пиксимово Вашкинского р-на).

Соль вешать

Забава соль вешать (Сямженский, Тарногский, Тотемский, Велико-Устюгский, Верховажский, Кирилловский р-ны),весами (д. Осаново),сухари ломать или толочь (дд. Заборье Бабушкинского р-на, Васильево, Будринская), смольё ломать (д. Лукинская Тотемского р-на) более характерна для детей и подростков, хотя так развлекались и мужчины (в этом случае на первый план выступал силовой момент).

Сама забава очень незамысловата: два человека, встав спиной друг к другу и сцепив локти, поочередно наклонялись, отрывая тем самым своего партнера от земли. Обычно так продолжалось, пока кто-нибудь не уставал и не разжимал руки. Если это упражнение выполнялось взрослыми парнями, то наиболее сильные могли перекинуть своего партнера через голову. К этому варианту очень близка забава, существовавшая в д. Островская. От предыдущей она отличается тем, что партнеры захватывались руками, положив их на плечи, и перебрасывали друг друга через себя, что было гораздо сложнее.

Иногда это упражнение выполняли, сидя на скамейке (смольё ломали — д. Лукинская).

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе