Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Игровые формы свадьбы в системе традиционных «переходных» обрядов

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 4286

Содержание материала

Очевидна цель такого рода обходов: показ достоинств потенциальных женихов и невест, чествование устоявшихся парочек.

 

Куклы для игры «в семью» (мужской персонаж изображен кукурузным початком). Село Афанасьевка Алексеевскою р-на Белгородской обл. Подарены жителями села семьей Сопелкиных фольклорно-этнографической экспедиции творческого объединения «Дом русских традиций» (Москва). Фото В.Н. Теплова

 

В этой связи обращает на себя внимание возможная приуроченность обходов «свадьбой» именно к началу («засиживанию») посиделок, совпадающему в календаре с окончанием полевых работ; причем в этом случае становится более понятным обычай собирания денег или продуктов обходчиками: продукты шли на пирушку, посвященную началу сезона посиделок, а деньги — на выкупание («кортомление») избы. Например, в д. Оносово Кирилловского района: «Ковды робята приедут на днёвки, с заговенья начнут беседы делать (в другие деревни ездили). Ковда хлеба (т.е. угощения) нет, товда сделаем "свадьбу". Нарядим девку: цветы восковые на голову, фату из марли (уваль). "Невеста" плачет по-настоящему:

Отдадут тода молодёшеньку
За чужово да чужен-чуженца,
Меня на дальнюю да во сторонушку,
Там и избы-то как мекильницы,
Там и бабы-то как медвидицы,
Там и полки-то да высокие,
Все корзиночки глубокие
Не достанешь до рогушечки,
Не отломишь да налетушечки!

Потом шутовые писни споет. "Дружку" приведем боевого, повяжем полотенцем, которое "невеста" вышила. "Женихам" и "невестам" тожо, кто побойчее. "Дружка" выводит их за руки, дорогу виничком разметат. Они садятся в сани — три лошади запряжом — да три раза по деревне проедут. Пока они катаются, собирали "на свадьбу": стол нанесут (суп, мясо, налетушки, рогушечки), пива наварят... За стол сядут: "Горько!" — рычат. "Невеста" с "женихом" целуецца,а ей деньги дарят, от трех копеек до рубля... Попируем. Что на столе останется — хозяйке». [30] Деньги, собранные во время такой «свадьбы», использовали для выкупания избы под игрища и вечерки.

Приуроченность игровых и шуточных форм свадьбы ("женитьбы") к окончанию полевых работ становится особенно примечательной при сравнении с завершающими жатву обычаями (например, "свадьба поля" у удмуртов, или "свадьба земли" у чувашей).

Имитация свадьбы и шуточные соревнования у многих народов Европы часто разыгрывались вокруг первого или последнего снопа, первых или последних колосьев. Остаточные формы этой ритуальной практики еще совсем недавно фиксировались у русских. Скажем, в Лешуконском р-не Архангельской области обычай класть на суслон последний сноп назывался «посадить князя», причем сделать это имела право жнея, раньше других сжавшая свою полосу. Если это была девушка, то, «сажая князя», она выкрикивала имя жениха, т.е. парня, за которого хотела выйти замуж. Замужняя женщина выкрикивала имя мужа. Там же по первому снопу гадали о женихе: «Смотрят, какой сноп получился: хороший или плохой. Если плохой, говорят: "Худа голова Ерошина (последний сноп назывался "Ерохой". — И.М.) получилась. Такой и жених будет"». [31]

Ситуация начала и конца жатвы, несомненно, может быть отнесена к числу «переходных». Отсюда и тяготение зажинок и дожинок к игре, и обилие игровых и шуточных форм свадьбы. Не удивительно, что некоторые обрядовые ситуации, возникающие во время жатвы, очень напоминают игры, напрямую связанные с играми «в свадьбу». Скажем, на Псковщине во время дожинок исполняли песню, напоминающую известную игру «в ящера»: «Эта как у талоки... бувала, кашу крадуть. Вот как ужо кончуть жать, тады бяруть ужо кашу, идуть деуки-жнеи кругом, рожь де запахана. Идуть де рожь сжата. И там стыять и песню эту пають... Играють, што: "Хазяин-паночык, купи у нас вяночык"... А тады ужо хазяин выкупаеть». [32] Ср. в игре «в ящера»: «А ящару, паночек, / Отдай же мой веночек!» [33]

В станице Терская еще в начале 30-х годов взрослые станичники, молодежь и даже старики — всей бригадой — «играли свадьбу» в степи во время уборки кукурузы. Девушку наряжали «невестой», а «женихом» — уже женатого молодого мужчину. Из кукурузных отходов, «шелушки», делали венок «невесте» и «цветки» на голову всем «гостям». Бочку воды, доставленную в степь работникам, представляли бочкой вина, которую в процессе игры выпивали до дна. Обед на поле разыгрывали как свадебный пир со всеми его атрибутами, весельем и шутками. «Свадьба» продолжалась весь рабочий день. Возвращаясь вечером в станицу, работники выдавали себя за процессию свадебных ряженых, приставая к встретившимся по пути станичникам и притворяясь пьяными. [34]

В Вожегодском р-не Вологодской области «в свадьбу» нередко играли во время сенокоса. «Молодежь косила осоку. Там были избушки, очаг был — топили. Играли "в молодых". Портянки на землю клали — "молодых" на них поставят, потом вокруг очага поведут. Песни поют: "Исайя, ликуй!" Пели и матюкальные. "Сторож" уберет подстилку. Потом воды напьемся да плясать пойдем». [35] Несмотря на схематичность описания, видно, что и эта форма шуточной «свадьбы» мало отличается от описанных выше.

Понятно, что приведенных нами здесь фактов недостаточно для того, чтобы получить исчерпывающее представление о столь обширном и многообразном явлении, как игровые формы свадьбы. Среди имеющих к нашей теме непосредственное отношение обычаев можно было бы назвать хотя бы западноевропейские обходы «майской королевы», южнославянские «кукеры» и «лазарице», чувашские обычаи «обновления или свадьбы земли», удмуртские «свадьба каляги», «свадьба поля» и др. Однако приведенных примеров вполне достаточно, чтобы заключить, что игровые и шуточные формы «свадьбы» тесно связаны с «переходными» обычаями и обрядами как календарными (рождественские и «зеленые» святки) и сезонно-производственными (сенокос, жатва, молотьба), так и социополовозрастными (инициации, оформление нового статуса и вступление в брак).

Примечания

1 - Фрезер Д. Золотая ветвь. М., 1986. С. 154-155; Пропп В.Я. Исторические корни русской волшебной сказки. Л., 1986. С. 303-332;Смирнов Ю.И. Былина «Иван Гостиный сын» и ее южнославянские параллели // Русский фольклор. Вып. 9. М.-Л., 1968. С. 55-66; Путилов Б.П. Русский и южнославянский героический эпос. М., 1971. С. 125 и след., 239 и след.

2 - См. по этому поводу, например: Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре. СПб., 1993. С. 62 и след.; Еремина В.И. Ритуал и фольклор. Л., 1991. С. 83 и след.

3 - Крестьянское искусство СССР. Искусство Севера. Т. 2. Л., 1928. С. 201-234.

4 - Запись сделана И.А. Морозовым от Прасковьи Тимофеевны Семеновой (1927 г.р.) в стан. Галюгаевская Курского р-на Ставропольского края в 1991 г.

5 - Запись сделана Е.Б. Островским и С.А. Смольниковым от Николая Андреевича Коровина (1913 г.р.) в д. Пигилинская Сямженского р-на Вологодской обл. в 1991 г.

6 - Неуступов А. Этнографические материалы, собранные в Кадни-ковском уезде Вологодской губернии// Архив Российского этнографического музея (далее — РЭМ), ф. 1, оп. 2, д. 433а, л. 143; Миронов С. [Этнографические сведения о крестьянах Саратовской губ., Хвалынско-го у.] // РЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 1497, л.62.

7 - Солнцев Г. [Этнографические сведения о крестьянах Орловской губ., Орловского у.] // РЭМ, ф. 7, оп.1, д. 1255, л. 16 об. (приношу благодарность И.С. Кызласовой, указавшей на этот факт и предоставившей выписки из личного архива).

8 - Голубев И. [Этнографические сведения о крестьянах Вологодской губ., Вологодского у., Фетининской вол.] // РЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 126, л. 1.

9 - См., например. Кон И.С. Вкус запретного плода. М., 1991. С.183-185.

10 - Запись сделана И.А.Морозовым от Марии Петровны Каюшниковой-Бычковой (1910 г.р.) в стан. Стодеревская Курского р-на Ставро
польского края в 1991 г.

11 - Запись сделана И.А.Морозовым от Анастасии Сергеевны Чирсковой (1907 г.р.) в стан. Стодеревская Курского р-на в 1991 г.

12 - Сведения собраны в ст. Екатериноградская Прохладненского р-на в 1992 г. СЮ. Мазуром от Пелагеи Устиновны Белоусовой (1917 г.р.), от Натальи Яковлевны Кесель (1912 г.р.), от Федосьи Ефимовны Кесель (1918 г.р.); Е.Л. Рязанской от Веры Егоровны Пишковой (1908 г.р.); СП. Бушкевич от Анны Михайловны Хоменко (1913 г.р.); в ст. Луковская Моздокского р-на в 1992 г. — СП. Бушкевич от Елены Евстафьевны Жуковой (1918 г.р.).

13 - Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX — начала XX в. М., 1988. С 91 (Владимирская губ).

14 - Копаневич И.К. Рождественские святки и сопровождающие их народные игры и развлечения в Псковской губернии // Псковские губернские ведомости. 1896. № 47. С. 3; ср.: Лобанов М.А. Посиделки в Новгородской области: Песни и игры. Новгород, 1988. С. 102 (восточные р-ны Новгородской обл.).

15 - Морозов И.А., Слепцова И.С. Праздничная культура Вологодского края. Часть 1. М., 1993. С. 29 (д. Теренская Кирилловского р-на).

16 - Дмитриева СИ. Фольклор и народное искусство русских Европейского Севера. М., 1988. С. 25-26.

17 - Запись сделана И.А. Морозовым от Галины Гавриловны Кочериной (1908 г.р.) в д. Бережное Кирилловского р-на Вологодской обл. в 1990 г.

18 - Морозов И.А., Слепцова И.С. Праздничная культура, с. 199-201; Мелева Л.М. Ряженье в русской традиционной культуре. СПб., 1994. С. 73, 85. 95 и др.

19 - Запись сделана Е.А. Минюхиной и А.В. Федоровой от Юлии Васильевны Власовой (1906 г.р.) в д. Чижово Сямженского р-на Вологодской обл. в 1991 г.

20 - Морозов И.А., Слепцова И.С. Праздничная культура, с. 194, 241.

21 - Сахаров А.И. [Этнографические сведения о крестьянах Орловской губ., Карачевского у.] // РЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 1027, л. 16 об.

22 - Запись сделана И.С. Кызласовой от Валентины Анатольевны Костиной (1916 г.р.) в д. Рытино Сямженского р-на Вологодской обл. в 1991 г.

23 - Морозов И.А., Слепцова И.С. Праздничная культура, с. 149, 201.

24 - См.: Чичеров В.И. Зимний период русского земледельческого календаря XVI-XIX веков. М., 1957. С. 190-193.

25 - Стунеев А. Святочные игрища в Ельнинском уезде (Этнографический очерк) // Смоленский вестник. 1889. № 26. С. 2-3.

26 - Волкович П.И. Деды каленые и другие обычаи в селе Шостье // Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник, фонд Этнологического архива Общества изучения Рязанского края (РИАМЗ, ф. ЭАОИРК), д. 520, № 313, л. 2-3.

27 - Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни, с. 91 (Вязниковский у. Владимирской губ.); Морозов И.А., Слепцова И.С. Праздничная культура, с. 29 (д. Коровино Кирилловского р-на), с. 254-256 (обсыпание снегом).

28 - Морозов И.А., Слепцова И. С. Праздничная культура, с. 186.

29 - Морозов И.А., Слепцова И. С. Праздничная культура, с. 187.

30 - Запись сделана И.А. Морозовым от Александры Тимофеевны Ершовой (1914 г.р. из д. Оносово Кирилловского р-на) в д. Орлово Белозерского р-на Вологодской обл. в 1989 г.

31 - Дмитриева СИ. Фольклор и народное искусство, с. 40-42.

32 - Мехнецов A.M. Песни Псковской земли. Вып. 1: Календарно-обрядовые песни. Л., 1989. С. 129, 198, 276 и др.

33 - Крачковский Ю. Очерки быта западнорусского крестьянина // Виленский сборник. Вильна, 1869. С. 206; Бессонов П.А. Белорусские песни с подробными объяснениями их творчества и языка. Вып.]. М., 1871. С. 81-81 и др.

34 - Сведения собраны С.П. Бушкевич от Лидии Николаевны Горбань (1918 г.р.) в стан. Терская Моздокского р-на в 1992 г.

35 - Запись сделана С.Н. Смольниковым от Ольги Фаустовны Коршуновой (1913 г.р. из д. Кропуфинская Пунемского с/с) в д. Борисово Липино-Каликинского с/с Вожегодского р-на в 1992 г.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе