Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Тканые рушники - зоны взаимодействия традиций: Краснополье – Красная Гора

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 4193

Следует отметить и усиливающуюся тенденцию “красных” к зеркально-симметричным композициям (Болсуны, Полесье, Сычовка, Волосовичи Чечерского р-на; Кашковка, Любовшо и Макаричи Красногорского р-на; Казацкие Болсуны Ветковского р-на) [ил.21: ВМНТ КП 199/2, 248/3. К-Болсуны Ветковского р-на, Кашковка Красногорского р-на.]. Во всех этих деревнях присутствуют и двухфоновые рушники, чередование красных и белых полос организует концентрическую композицию вокруг обычно красного центра [ил.22: ВМНТ КП 248/2. Каз. Болсуны]. Самый стабильный зеркально-симметричный тип – в Казацких Болсунах, но и он имеет следы асимметрии. Здесь перебор получает особую чёткость: в отличие от аморфных силуэтных “рябых” фигур белый узор выполняется “в пальцы” – узорный уток пропускается в один и тот же ‘репсовый’ зев, что при полотняном красном фоне образует белые столбики, из которых ‘сложена’ фигура (это явление усиливается в тканях типа неглюбских). Классические же белофоновые полосы, своеобразные ‘неземные’ делители «краснай зямлі» заполняются красными фигурами либо в технике заклада, либо чешуйчатым перебором «пад паркі», что подчёркивает их обособленность, привнесённость из закладной техники. Изучение орнаментов, их мест в композиции для данной традиции, а также корпуса местных названий убеждает в неслучайном характере ‘адаптации’ закладного наследства.

Общность названий базовых элементов: «чаўны» и «калёсы, калессе, воз» – наблюдается в ряде традиций: от Чечерского до Ветковского, Красногорского и Новозыбковского районов. Общность образного осмысления данных элементов свидетельствует о происходившем некогда едином процессе образного же взаимодействия между закладными и браными традициями, что приводило к спектру вариантов развития переборных рушников на пограничье. К сожалению, словари названий орнаментальных элементов по территории Могилёвщины собрать не удалось. Далее – термины выразительны. «Гэта ж воз, калёсы», «калессе», «чоўнікі»(Яловка Красногорского р-на); «калёсы» (Увелье Красногорского р-на); «калясачки», «челначкі» (Несвоевка Новозыбковского р-на); «калёсы» (Верхличи Красногорского р-на); «калёсы, калессе – Богава, (царская, лебядзіная) дарога», «чаунаки – белыя, красныя» (Казацкие Болсуны Ветковского р-на); «калёсы» (Неглюбка Ветковского р-на); «чаўначкі, юрочкі, лодачкі» (Бабичи, Нисимковичи Чечерского р-на).

Что касается болсунского типа а-б-в-Г-в-б-а, то по композиции он представляется общим с типом из Неглюбки, бывшего владения Киево-Печерской Лавры на территории Новоместской сотни, позднее – в составе Черниговской губернии. Следует отметить только более архаичный строй орнаментов Казацких Болсунов. Впрочем, в самих Казацких Болсунах есть загадка. Носители двух традиций – казаки и «владельческие» крестьяне здесь должны были иметь разные композиции орнамента на рушниках. Тенденции закладного ткачества мы попытались проследить. Наиболее лаконичные варианты прямо представляют чередование «колёс» и «челноков» между красными полосами в краснополосных рушниках региона, особенно выразительно представленных в Чечерском районе[24][ил.23: ВМНТ КП 578/3 Нисимковичи Чечерского р-на; КП 650 Будище Чечерского р-на;]. Есть близкие варианты и в Казацких Болсунах (где закладной чин представлен и на головных платках). [ил.24: КП 213/2 Каз.Болсуны + головн плат с челнами] Однако ритм заполнения белых промежутков красных полос свидетельствует о браном предшественнике, располагавшем браные узоры в трёх полосах между красными «вольнымі палоскамі» [ил.25: ВМНТ НВФ 3133 Нисимковичи Чечерского р-на. А П №155]. Этот чин родствен костюковичскому 3-а, но имеет предыдущим участником и краснополосную композицию. Подобные – бабичская и волосовичская традиции, рассмотренные нами ранее[25].

И в Болсунах Чечерского района – рушники такие же, как в Перелазах, близкие к казацко-болсунским. Видимо, именно наличие широких красных полосок между орнаментальными полосами и обусловило активность красного на границе с белофоновыми рушниками. Распространённые в деревнях болсунского круга орнаменты имеют варианты одних и тех же фигур, разработанные для красного и для белого фонов. Они носят иногда варианты названий: «калёсы па-цёмнаму», «калёсы па-беламу», «Белыя чаўнакі». «Васьмирог», «зорка», «звязда» (восьмиконечная звезда) в зависимости от белого фона – «рожа», «васьмирогая», на красном иногда – «сонцы», «сонца». Наследие этого постепенного процесса производства разных орнаментов чувствуется и в краснопольских асимметричных рушниках, ‘севших’, очевидно, по типу 1 – браных а-б-в-г с утяжелением. Здесь же, в междуречье Колпиты (в Беседь) и Покоти (в Сож), определяется граница разных участников. В Селянине, Волосовичах, Каменке, Сычовке, Сидоровичах, Волосовичах, Нисимковичах Чечерского р-на, в Малых Немках, Яново, Колбовке Ветковского р-на[26], перешедших на краснофоновый переборный чин, процессы формирования композиций с участием заклада очевидно читаются. Они происходят на базе 3-а (а – а – а) «сводного» типа (уже с разделителями узорных полос с помощью красных «вольных палосак»).

С севера, от Краснополья, разнообразие орнаментов в одной композиции провоцирует базовый ‘дреговицкий’ тип 1 (а-б-в-г), с юга – неглюбские, родственные с бобовичскими тканями (зеркально-симметричные, а-б-в-Г-в-б-а). Пунктиром вдоль Сожа и Беседи (вверх от её устья) поднимаются ‘вертикальные’ композиции, стремясь соединиться с исконным их движением с севера, вниз по Днепру и Сожу. Такие пункты, как Малые Немки Ветковского р-на и Бабичи Чечерского р-в[ил.26: А П № 31, 37, 65, 101 – 106], сохраняют следы двух участников ‘браного’ происхождения: вертикальные браные и поперечно-полосатые трёхполосные (тип 3-а: а-а-а). Здесь последние сформировались ранее с участием ‘краснополосников’, в Костюковичском р-не – это чистые ‘белопросветники’ либо вхождение ‘пальцы в пальцы’ с другой браной узорноколодочной традицией, узкие пояски которой разместились между широкими узорными полосами типа 3-а.

Ситуация на юго-востоке Беларуси считается сложной для изучения узорного ткачества в связи с полигенетичностью местных традиций, особенно в связи с событиями 16 – 17 вв., указанными в начале статьи. Кажется полезным разобраться в основных тенденциях складывания техник и орнаментальных систем здесь, к чему мы сделали только первые шаги. Однако результаты обнадёживают. Они обнаруживают возможность реконструкции ‘стволовых’ типов и ‘крон’ вариантов. ‘Стволовые’ же типы сводятся к нескольким, связанным, возможно, с племенными признаками рушников – этих славянских ‘знамён’. То, что эти несколько типов сходятся в данном регионе, говорит как о многочисленных процессах переселений, так и о глубинных резонансах того или иного типа в своих наследниках, чего не может быть без сохранения архаичных энергий того времени, когда славянские племена действительно подходили здесь наиболее близко друг к другу. Последнее даёт надежду продолжать изучение в сторону архаики.


[1] Дробушевский А.И., Нечаева Г.Г. “Иранский компонент” у северян и особенности этнографических тканей междуречья Сожа – Ипути // Российско–Белорусско–Украинское пограничье: проблемы формирования единого социокультурного пространства – история и перспективы.– Брянск, 2008. – С. 57–62.

[2] Фадзеева В. Я. Беларускі ручнік. – Мінск, “Полымя”, 1994. 327 с. С. 149.

[3] Спаська Е. Ю. Господарство Кролевецьких скупників Риндних //Украiнський історичний журнал. – К., 1962. № 5. С. 109 – 111.

[4] Лазаревский Ал. Описание старой Малороссии. Материалы для истории заселения, землевладения и управления. Том первый. Полк Стародубский. – Киев, 1888. С. 360 и далее: Новоместская сотня.

[5] Списки населённых мест Российской империи, составленные и издаваемые центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. Т. XLVIII. Черниговская губерния. – СПб., 1865. С. 193.

[6] Малороссийские посполитые крестьяне (1648 – 1783 гг.). Историко-юридический очеркъ по архивнымъ источникамъ Ал. Лазаревского. – Киевъ. Типография 1-й Киевской Артели Печатного дела. 1908. С. 46.

[7] Малороссийские посполитые крестьяне (1648 – 1783 гг.). С. 3.

[8] Булгакова Л. Поліський рушник XX ст. // Полісся Украiни: матеріали історико-етнографічного досліджэння. Вип. 2. Овруччина. 1995. – Льівв. Інститут народознавства НАН Украiни. 1999. С. 329 – 340. С. 331.

[9] Лабачэўская В. А. Повязь часоў – беларускі ручнік. – Мінск, “Беларусь”, 2002. 232 с. С. 60 – 62.

[10] Малороссийские посполитые крестьяне (1648 – 1783 гг.). С. 5 – 8.

[11] Драбушэўскі А.І. Кароткі нарыс этнакультурнай гісторыі Верхняга Падняпроўя // Арнаменты Падняпроўя. – Мінск, “Беларуская навука”, 2004. Сс. 15 – 38. С. 36.

[12] Флёрова В. Е. Образы и сюжеты мифологии Хазарии. – Москва: Мосты культуры/Гешарим, 2001. 156 с.: ил. С. 54.

[13] «В персидском иконографическом наследии многие дошедшие до нас орнаменты связаны с древним маздеизмом – религией, тяготевшей к монотеизму и возникшей ещё в 6 в. до н. э.» - Зариф Мехди. Ковры: справочник; пер. с ит.- М.: АСТ: Астрель, 2006. – 319с.: ил. С. 15

[14] Топоров В. Н. Об иранском элементе в русской духовной культуре // Славянский и балканский фольклор. – М., «Наука», 1989. С. 23 – 61.

[15] Эта тема неоднократно рассматривалась нами в статьях. См также: Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і радыцыях //Арнаменты Падняпроўя. – Мн. : Беларуская навука, 2004. – 606 с.: ил. С. 73 – 163.

[16] Дебиров П. М. История орнамента Дагестана: Возникновение и развитие основных мотивов. – М.: Наука, 2001. – 416 с. С. 342.

[17] Лабачэўская В. А. Повязь часоў – беларускі ручнік. С. 85 – 89.

[18] Лабачэўская В. А. Повязь часоў – беларускі ручнік. С. 30 – 32.

[19] Лабачэўская В. А. Повязь часоў – беларускі ручнік. С. 87.

[20] Нячаева Г. Р. Ручнікі-‘ліўні’ ды ручнікі-‘малітвы’ // Арнаменты Падняпроўя. С. 226 – 250.

[21] Лабачэўская В. А. Повязь часоў – беларускі ручнік. С. 89.

[22] Беларускія народныя тканіны ў зборы Дзяржаўнага мастацкага музея БССР. Каталог. – Мінск: Беларусь, 1979. №№ 224 – 226.

[23] Лазаревский Ал. Описание старой Малороссии. Материалы для истории заселения, землевладения и управления. Том первый. Полк Стародубский. С. 392

[24] Каталог // Арнаменты Падняпроўя. №№ 137 – 166.

[25] Арнаменты Падняпроўя.

[26] Арнаменты Падняпроўя. Каталог. №№ 160 – 225.

Нечаева Галина (Ветка),
Рыбакова Светлана (Могилёв)

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе