Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Тексты текстиля

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 2894

8. “Текст” всего рушника.

Возможно, рушник сохраняет и ещё один, более архаичный вид асимметрии: однонаправленность изготовления и нанесения знаков обоих концов, создание особого пространства-“пути” всего рушника. Независимо от типа композиции совпадают порядок изготовления, вывешивания (слева вверх – через образа поверху – вниз по правой стороне), а следовательно, и “чтения” орнамента. Продольная ось ткани выступает как предикативная ось развёртывания всего текстильного “текста”. Вертикальное вывешивание рушника (буквой “П”) актуализирует восходяще-нисходящий порядок чтения. В глубине семантики архаичного обрядового действия – индоевропейский архетип “обмен дарами” (между человеком и богом) [13].

Подобный восходяще-нисходящий характер – у приводившегося ранее текста Юрьевской песни.

Первая часть – ‘земные’ проводы и сажание Юрия на дерево:

Павядзем Юр’е да бору

да пасадзім Юр’е на хвою.

Вторая часть – нахождение вверху:

Няхай наша Юр’е пасядзіць

да болей свету паглядзіць.

Третья часть – симметричное возвращение к низу, однако… в будущее:

Дзе наша Юр’е хадзіла,

там наша жыта ўрадзіла,

а дзе наша Юр’е юравала,

там наша жыта красавала.

Космология в “восходящем” прочтении, сопоставимая с левым концом рушника – свойство весенних обрядовых текстов. Трехъярусность мира восстанавливается для знаменитой темы весеннего ‘гукання’: «Вол бушуе – вясну чуе”. Последовательность его частей в сравнении с порядком тканья рушника “с начала” и с порядком вывешивания на Красном углу “снизу вверх” также выстраивается сначала, т.е. ‘снизу’:

Вол бушуе....

Дзеўка плача...

Воран крача...

Что пространственно реконструируется как прохождение сквозь три яруса мира.

“Восходяще-нисходящий” порядок, сопоставимый с “текстом” всего рушника – у заговоров, стремящихся очистить все три яруса космоса и изгнать злые силы. Таковы части композиции одного текста “Ад нарадкі”: 1) “Первым разам, Гасподнім часам Госпаду Богу памалюся… Вячэрняя зара-зараніца, Гасподняя памашніца, памагала ты людзям, памажы і нам.

2) На сінім моры, на востраве стаіць дуб-старадуб. Пад тым дубам сядзіць тры дзявіцы…

3) Выхадзі із касьцей, із машчэй, із суставаў, із-пад суставаў, із жыл, із-пад жыл, із пят, с-пад пят, з нагцей, з-пад нагцей, із белага ліца, із сініх вачэй, із чорных валасоў. Выхадзі, нарадка, у чыстае поле, на раскрэсную дарогу, на жоўтыя пяскі, на сухія лясы…” (Залавье Чечерского р-на) [3, с. 389].

Вариант с отменой всех космологических признаков напоминает отмену узоров на обыденном рушнике:

“Хвароба, хвароба, ідзі ты туда, ідзе ты была - за паля, за балата, за зялёныя лозы, за сухія бярозы, ідзе сонца ня грэе, месяц ня сьвеця, вецер ня воя, людзі ня ходзяць, пеўні не пяюць. Там табе, хвароба, жыці, сухі лес ламіці, такому-та хваробы ня быці - ні сходам, ні маладзіком, ні ва векі вяком. Амінь” (Залавье Чечерского р-на) [3, с. 389].

9. Рушник и фольклорный текст как «запись» ментальных структур.

Выяснение семантических основ орнамента, равно как и реконструкция его знаковой структуры суть операции восстановления закономерностей ментальных структур и их ‘записи’ в культурных текстах, каковым представляется и рушник. Разнообразие орнаментальных ‘синтаксических единиц’ находит соответствия в строении обрядов и фольклорных текстов. Вероятность реконструкций повышается при сопоставлении материалов близких территориально локальных традиций и всех принадлежащих им текстов.


1. Амброз А. К. К истории Верхнего Подесенья в I тысячелетии н. э. // СА – М., 1964 – №1.

2. Амброз А.К. Раннеземледельческий культовый символ (“ромб с крючками”) // СА – М., 1966 – №3.

3. Арнаменты Падняпроўя. – Мн., 2004. Коллективная монография Ветковского музея.

4. БНТ. Веснавыя песні. С.100. № 45. Вариант записан в Чечерском р-не.

5. Богаевский Б. Л. Земледельческая религия Афин. І. – Пгр., 1916.

6. Вечнае. Фальклорна-этнаграфічная спадчына Веткаўскага раёна. – Гомель, 2003.

7. Иванов В.В., Топоров В.Н. Структурно-типологический подход к семантической интепретации произведений изобразительного искусства в диахроническом аспекте // Труды по знаковым системам. VIII. – Тарту, 1977.

8 Керлот Х. Э. Словарь символов. – М., 1994. Между прочтением цепочек ромбов как ‘плодородного дождя’ и ‘мужских древ’ нет противоречия. ‘Жезл’, в отличие от собственно женского ‘Древа’, имеет более внятную сему ‘нисхождения благодати’, вплоть до жезла в руке архангела Гавриила. Соединяя ярусы Вселенной, и ‘Жезл’ (мужское древо), и ‘Древо’ выполняют функцию пути. Вырастающее снизу Древо направлено кверху, воткнутый сверху Жезл являет волю Верха, оплодотворяет землю. Образ процветшего жезла – тема богатая семантическими вариантами. Схождение огня и грозовой влаги – также требует особого рассмотрения. Здесь ограничиваемся кратким замечанием.

9. Лотман Ю.М. О мифологическом коде сюжетных текстов // Сборник статей по вторичным моделирующим системам. – Тарту, 1973. Именно восстановление циклического времени, характерного для мифологического сознания, является целью обрядового действия.

10. Мифы народов мира. Т. 1.

11. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. – М., 1981.

12. Топоров В.Н.. О ритуале. Введение в проблематику // Архаический ритуал в фольклорных и раннелитературных памятниках. – М., 1988. Исходя из представления о “предритуале” как первичной “невербальной” форме ритуала, повторяющей трехчастную структуру космогонического процесса, можно предположить, что “перворитуал” состоял из трех правильных движений (три шага, троекратное поднятие рук).

13. Топорова Т.В.. Семантическая структура древнегерманской модели мира. М., 1994.

“...Концепция жертвы исчерпывающе объясняется теорией обмена дарами Мосса, в соответствии с которой в архаичном обществе жертвоприношение воспринималось как дар адептов богам, влекущий за собой ответное деяние, - их наделение богатством, счастьем, благополучием”.

Терминология дарения, принесения в жертву, дара по данному обету, слову - сохраняется в современной практике и ритуального использования рушников: «- на… - каб», где во второй части называется направление ожидаемого сверхъестественного результата.

14. От ж-цы Ветки Бондаренко А. Е., 1929 г. р., родом из д. Тарасовка Ветковского р., зап. Лопатин Г. И. в 2003 г. – Экспедиционные материалы Ветковского музея старообрядчества и белорусских традиций (ЭМ ВМНТ). Т. 38. Л. 31.

15. ЭМ ВМНТ Т. 52. Л. 94.

16. От ж-цы д. Покоть Чечерского р-на Лавриновской П. П. (1911 -2004) зап. Романова Л. Д. в 1990 г. – ЭМ ВМНТ. Т. 75. Л. 55 – 56.

17. От ж-цы д. Неглюбка Ветковского р-на Саросеко М. П., 1928 г. р. 29.11.2006. зап. Лопатин Г. И. – ЭМ ВМНТ. Т. 105. Л. 101.

Г. Нечаева (Ветка)

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе