Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Образ святого Николы в многочастных иконах Ветки

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 4818

Содержание материала

9. Никола и Георгий

Интересен состав клейм в «Четырёхчастной», с дополнительными центральными клеймами, – из Добрянки, где был храм Дмитрия Солунского[17] (ил. 14):

Чудо Георгия о змие

Сергий Радонежский

Дмитрий Солунский (в иконографии всадника, боя с нечестивым царём)

Вознесение

Воскресение

Сошествие во ад

Никола (поясной, с откр. Евангелием)

Илья (в иконографии «в пустыне»)

 

Два всадника, обращённые друг к другу, занимают верхний ярус этой пространственной модели. ‘Нижний’ Никола сопоставлен со своим семантическим оппонентом Ильёй. Но, помещённый внизу, Илья изображается в виде большой фигуры ‘в пещере’, а его ‘огненное восхождение’ свёрнуто до маленького сегмента вверху клейма. Любопытно, что в качестве пятого, центрального клейма-‘замка’ здесь избирается космологическое по составу (соединение движением Христа всех трёх миров) “Вознесение – Воскресение – Сошествие во ад” (в порядке сюжетов сверху вниз). Именно к такой ‘тройной’композиции приходит большинство местных икон с изображением Воскресения Христова.

Икона из Косицкой слободы представляет как бы моление за воина. Богородичное клеймо представляет любимую на Ветке иконографию «Умягчение злых сердец» (тип «Ченстоховской»[18]), которой молились «от злого сердца, и даже за обидчика, чтобы Бог простил его», что актуально в связи с темами воинских заговоров о доброте военачальника. Георгий – покровитель воина. Ещё один воин – Иоанн, изображён в нижнем правом клейме с Анной и Иоанном Богословом. Никола Отвратный помещён по диагонали с ‘верхним правым’ Георгием (ил. 18: 2 таблицы):

Богоматерь Умягчение злых сердец

Георгий

Никола Отвратный

Анна, Иоанн Богослов, Иоанн воин

(ЭМ ВМНТ Т. 26. Л. 5 об. Косицкая)

Богоматерь Нечаянная радость

Чудо Георгия о змие

Никола Отвратный

Иоанн-воин

(частное собрание)

10. Пространство 4-частной иконы как модель пространства дома. «Многочастность» иконы и заговора

Если же вновь сопоставить пространство «четырехчастной» со внутренним устройством дома, то очевидно, что для Ветки, где господствовал южнорусский тип жилья, с печью возле дверей справа, место клейма совпадает с печным углом, давним пространством домового – духа-предка, одно из уважительных имен которого «хозяин». Очевидно, что и привычное для нас измерение левого-правого в доме с позиции входящего, гостя, должно претерпеть глубинное переосмысление. «Свое» левое и правое с точки зрения встречающего вернет понимание Красного Угла именно как верхнего-правого, печной же угол по диагонали будет нижним-левым. В этом ключе вся траектория движения хозяина, гостя, а также и любого обряда в доме получает образную и символическую завершенность. Но даже и бытовой смысл помещения клейма Николы в четырехчастные иконы при пространственном рассмотрении вопроса получает большую ясность. Мы знаем, что юношу на свадьбу благословляли мужским образом, чаще всего Николиным. Клеймо этого святого на семейной иконе, следовательно, может рассматриваться как изображение патрона, покровителя, самого хозяина. Но для патриархального уклада старообрядческой семьи трудно было бы объяснить, почему мужское клеймо помещается внизу, тем более слева-внизу (в иконном измерении). Однако христианский образ наследует пространство, связанное с духом-предком, который и есть благословитель продолжения Рода. Это объясняет магические обстоятельства родительского благословения. Земледельческое, животноводческое, пчеловодческое, водное, вдовье и сиротское покровительство, которое являл образ святого Николы, равно как и «левые» и «нижние» стороны его характера находятся в гармоническом соответствии с архетипом его места в космосе народной культуры. Ср. образ Николы в молитве-заговоре пчеляра: «Молюся тебе,..Исусу Христу, благослови…выпустить дарованную тобою пчелу, которая молитвами святых отец наших Зосимы и Саватия Соловецких чюдотвоцев и принесена ими из каменных гор со всем ея исправлением, и отдана великому святителю Николаю угоднику божию, а великий угодник божий Николай вручил православным христианом в дар… »[19].

Приведём ещё пример места изображения святого Николы в многочастных иконах (ил. 19: таблица):

Не рыдай мене Мати

Богоматерь Всем скорбящим радость

Богоматерь Утоли болезни

Одигитрия

Отечество

Нечаянная радость

Богоматерь Казанская

Глава Иоанна Предтечи

Никола

(ЭМ ВМНТ Т. 31. Л. 11)

Поднимая взгляд к образу в Красном Углу, мы встречаем прежде всего взгляд этого заступника народного. Конечно, и канонический, иконостасный смысл соположения клейм таков, что земной человек, святитель Никола находится ниже и пред богородичными образами. Христос, Богородица и Никола – их имена наиболее часты и в молитвах-заговорах. Ср. «многочастность» обращения к святым в местном фольклорном тексте: «А вы, мои рои…я вас сажаю не сам собою, но божию помощью и пресвятою Богородицею, Зосимою и Саватием, Давидом царем и великием Николаем чюдотворцем,…и всеми святыми небесными силами. Аминь»[20].

11. Никола и Харлампий

Интересны закономерности в соотношении клейм с изображением Николы и Харлампия. «Харлампий», связанный с молением «О сохранении от внезапной без покаяния смерти», т. е., пространственно – с нижним миром, размещается обычно в нижнем ряду, рядом с Николой. В этой же позиции можно встретить и ‘бесогона’ Никиту: (ил. 20: три таблицы):

Успение

Богоматерь Взыскание погибших душ

Никола

Харлампий

(частное собрание)

Богоматерь Боголюбская

Покров

Никола

Антипа, Харлампий, Павел

(ЭМ ВМНТ Т. 39 Л. 15 об. Попсуевка)

Борис и Глеб

Богоматерь Нечаянная радость

Никита

Харлампий

(ЭМ ВМНТ Т. 30. Л. 5)

12. Никола и Богоматерь Взыскание погибших душ

С темой покровительства Николы в пути, возможно, связано и частое помещение рядом его изображения и клейма “Богоматерь Взыскание погибших душ”. В народной культуре эта богородичная иконография связывалась с молитвой о пропавших без вести. Приведём четырёхчастные композиции: (ил. 21: ВМНТ КП 399/2, фото):

Богоматерь Взыскание погибших душ

Богоматерь Блаженное чрево

Никола (поясной, с открытым Ев.)

Собор архангела Рафаила

(ВМНТ КП 399/2)

Богоматерь Умягчение злых сердец

Богоматерь Утоли болезни

Никола

Богоматерь Взыскание погибших душ

(ЭМ ВМНТ Т. 33. Л. 8)

В числе святых вокруг архангела Рафаила (по Целебникам, «врач недугов человеческих», в местной устной традиции: «О судьбе») – Самон, Гурий, Авив («аще возненавидит муж жену свою безвинно…»); Киприан («от злаго очарования»), Парасковия (помимо чрезвычайно важного места в народной обрядности и календаре – «о руках, чтоб не болели…»).

13. Пространство многочастной иконы как модель душевного мира: эмоциональное регулирование

Частое помещение в верхних клеймах богородичных иконографий со словом «радость» в названиях – обращает наше внимание к ‘замещению’ там ‘огненных’ сюжетов: здесь помещаются эмоционально-регулирующие сюжеты с положительной направленностью. Это обычно богородичные изводы с ‘говорящими’ названиями (ил. 22: пять таблиц):

Нерукотворный Спас

Богоматерь Всем скорбящим радость

Никола

Глава Иоанна Предтечи

(ВМНТ. НВФ 688)

Воскресение – Сошествие во ад

Богоматерь Нечаянная радость

Знамение

Никола

(частное собрание[21])

Покров

Богоматерь Нечаянная радость

Богоматерь Феодоровская

Никола

(ЭМ ВМНТ Т. 39. Л. 13. Попсуевка)

Богоматерь Всем скорбящим радость

Богоматерь Нечаянная радость

Никола

Богоматерь Феодоровская

(ЭМ ВМНТ Т. 50. Л. 4. Святск)

Богоматерь Нечаянная радость

Богоматерь Всем скорбящим радость

Никола

Воскресение

(ЭМ ВМНТ. Т. 32. Л. 19)

Ещё пример – икона из частного собрания (ил. 23):

Воскресение – Сошествие во ад

Богоматерь Нечаянная радость

Богоматерь Знамение

Никола (поясной,с открытым Ев.)

(частное собрание)

Обычен в иконе-доме и охват изображениями всех возрастов человеческих, что, видимо, вызывало божественное благословение и небесное покровительство всем возрастам членов семейства. Изображения святых «рождеств», святого младенчества, божественного материнства, образ пожилого «хозяина» Николы – дополнялись «палеосными».

14. Богоматерь Феодоровская и Никола. Архаические корни покровительства рождению

Тема покровительства рождению ребёнка развивалась и в особых изводах иконографии Богоматери. Такова «Богоматерь Феодоровская»[22]. Предназначение образа – «об избавлении (варианты: «о сохранении», «освобождении труднаго…») от трудного рождения жен» – зафиксировано и подписях к иконам-«целебникам» местного письма[23]. «Феодоровская» же и ее специальное предназначение – это неотъемлемая часть устной традиции и фольклорного уровня бытования книжной культуры: «О родах, о легком рождении – читай Федоровский канон, шестую песнь…»[24]. Иногда даже: «От родов, если много детей...» [25]. «Федоровской» благословляли на свадьбу (включая и автора статьи). Клеймо с этим богородичным образом – одно из самых распространённых в «четырехчастных»[26].

Частое размещение в четырёхчастных образах рядом Богоматери Феодоровской и Николы обращает на себя внимание (ил. 24, 25: фото, таблицы):

Богоматерь Боголюбская

Богоматерь Феодоровская

Никола

Усекновение главы Иоанна Предтечи

(ВМНТ КП 346/1)

Богоматерь Умягчение злых сердец

Богоматерь Феодоровская

Богоматерь Казанская

Никола

(ВМНТ КП № 501/2)

Рождество Богородицы

Богоматерь Феодоровская

Усекновение главы Иоанна Предтечи

Никола Отвратный

(ЭМ ВМНТ. Т. 39. Л. 13 об. Попсуевка)

Богоматерь Огневидная

Богоматерь Феодоровская

Никола Отвратный

Собор архангела Михаила

(ЭМ ВМНТ. Т. 39. Л. 17. Попсуевка)

Б-рь Всем скорбящим радость

Богоматерь Феодоровская

Никола

Избранные святые

(ЭМ ВМНТ Т. 44. Л. 5 об. Елеонка)

Помимо общего Николиного заступничества, здесь, видимо, и более частное его покровительство «вдовам и сиротам», детям, и свидетельство из слободы Косицкой: «Николу бездетные заказали» [27],– что кажется весьма архаичным. В заговорной культуре есть текст, где Никола «мостит мосты с горы до горы» и спасает «от выкидыша»[28]. Параллель: Никола – Богоматерь Феодоровская – имеет древние корни. В Рублёвском собрании есть литая двухсторонняя иконка XIV в. (№ 59, 60)[29]. На одной стороне в центре – образок Николы Чудотворца. Вокруг – изображение семи спящих отроков Эфесских. Эта же композиция – на резной каменной иконке XI – XIII вв. (на обороте, с лицевым изображением воина Дмитрия Солунского). Иконка, по мнению автора, свидетельствует «о воинском культе и связанном с ним культе Николы и семи отроков эфесских, которые часто трактовались как целители животворящим сном» [30]. Ещё один резной каменный образок XIII в. в аналогичной композиции помещает Богоматерь Умиление – в иконографии, в последствии известной как Феодоровская. На обороте – Никола в житии[31]. Связь Николы со сном – черта его житийных чудес, когда святой является во сне. Такова же и связь с ночью[32]. Безусловно, эти черты – часть древнего языческого наследия «нижнего» бога. В заговоре из Минской обл. по просьбе Юрия и «Миколы» сон человеку приносит зарница, избавляя от «ночниц» [33]. Сама иконография «Семи спящих отроков» присутствует в местных многочастных иконах с явным целебным смыслом и также наследует древнюю традицию. Клеймо занимает нижнее положение. Так, оно под «Рождеством Богородицы» в «Девятичастной» XIX в. (частное собрание)[34] и под «Отечеством» в «Четырёхчастной» (частное собрание)[35], в самом низу многоклеймовой композиции (см. ил. 1). Устные свидетельства: «…Болела тифом, и отец заказал иконнику Кутьину икону, много младенцев где»[36]. «В семье кто-то не спал, и тогда дедушка заказал такую икону от бессонницы»[37]. Наиболее архаично сопоставление двух клейм в двухчастной иконе:

Богоматерь Феодоровская

Семь спящих отроков эфесских

(ЭМ ВМНТ Т. 26. Л. 12. Косицкая)

«Девятичастная» в Косицкой также сопоставляет Николу с богородичным образом, известным в местных слободах как «помощница в родах» (надпись на иконе в Попсуевке: «Владыко помогает женам чад родити»)[38]. Это «Богоматерь Виленская».

Никола соседствует с богородичным изводом, покровительствующим вскармливанию детей, равно как и с «Собором», центральной фигурой которого избран Рафаил – «врач недугов человеческих» (в ветковской культуре – и покровитель в пути). Подобную связь мы видим и в клеймах следующей иконы (ил. 27: фото):

Богоматерь Взыскание погибших душ

Богоматерь Блаженное чрево

Никола

Собор архангела Рафаила

(ВМНТ КП 399/2)

Богоматерь Феодоровская

Богоматерь Млекопитательница

Никола

Параскева

(ВМНТ КП 1/10)

15. Никола и Параскева

В последнем примере Никола соседствует с Параскевой – святой, овеянной мифологическим ореолом богатой обрядовой культуры, перенявшей целебные функции у своей языческой предшественницы Мокоши. Параскева входит в ряды избранных святых многих ветковских икон, прежде всего, «Покровов». Исторически местный культ Параскевы засвидетельствован для Стародубских слобод, куда после 1764 г. перевезли Ветковскую Покровскую церковь, роль преемника Ветки получил и ‘воссозданный’ здесь Покровский монастырь. Только в 1790 г. в Стародубских слободах, известных ткачеством, например, парусины для российского флота, были освящены две старообрядческие церкви во имя Параскевы. Здесь же ещё в 1916 г. засвидетельствован и народный обряд: «…Водят жёнку простовласую под именем пятницы…»[39]. В устной традиции ей молились «о руках», обряды прямо указывают на её связь с прядением и ткачеством. Экспедиционные материалы фиксируют большое количество икон Параскевы в ‘ткацких’ слободах. Известна она и как древняя покровительница, по новгородской истории, торговли, в чём имеет родство с Николой, покровителем купцов, и на Ветке. По степени обширности целительных функций (также: «покровительница полей, скота и исцелительница тяжких душевных и телесных недугов людей»[40]) Пятница сопоставима с Николой, с которым чаще всего и выступала в сопоставимых клеймах «Четырёхчастных» на Ветке:

Богоматерь Призри на смирение

Никола

Сергий Радонежский

Параскева

(ЭМ ВМНТ Т. 25, Л. 3)

Рукописные тетрадки «О двенадцати пятницах» фиксируют народную старообрядческую традицию почитания Пятницы. Они есть в собраниях Ветковского и Гомельского музеев[41].

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе