Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по этнологии

Узорные народные ткани и «подсознание» культуры

вкл. . Опубликовано в Этнология Просмотров: 4993

4. О «знании» и «зрении»

Что же касается узких фризов орнамента (колодок) между широкими («главными») узорными полосами, то закружские (и близкие к ним) рушники употребляют в этих позициях повтор одной и той же колодки. Но выделяется нескольких типов таких узорных колодок, прменённых в одной закружской традиции. Похоже, она застала распад когда-то целостной системы. Выше мы говорили о «территории узорных колодок» как возможном наследии племенного уровня. Тогда разные колодки на этой территории – определители разных родов? Хорошо видно, что в традициях они отличаются. С изменением культурных связей (например, направлений брачных связей) такие «другие» колодки поступали в орнаментальную систему «материнской» традиции, в том числе и закружской. Они могли означать, например, признак традиции невестки (ср. высказывание «красноколодочных» неглюбчан о рушниках с узорными колодками: «Ні калодкі, ні малодкі!»). Так могла возникнуть двойная ритмика: повтор основных узоров – повтор узорных колодок.

Но в разнообразии делителей композиции в закружской традиции прослеживается закономерность. В узкой полоске ткётся «меньший» по чину знак (в широкой полосе – тот, что представляет «развитие» первого). Чаще, однако, ткётся середина знака из широкой полосы (таковы оба наши примера). Очевидно, что второй тип – производный из первого. Он продолжает нести информацию «начала», «семени». Новый технологический ход возможен потому, что такое «семечко» в центре, в самой глубине обычно и содержится в «целых», концентрических ромбах с отростками (точка в ромбической рамке – давний знак семени). Сами большие ромбы символизируют «жизнь зерна в земле» – его набухания, прорастания (хотя это однозначное объяснение существенно сужает полифонический смысл древнего символа, здесь оно уместно для конкретного примера). Исполняя только середину знака, невольно (?) обратишься к его спрятанному внутри ядру.

Обследуя местные традиции, мы встретились с общей закономерностью: «наименьший и неделимый элемент» именуется как в терминологии земледелия («бубка», «канапельки»), так и через «код зрения». Так, в Неглюбке точка или крестик в белой ячейке посредине большого ромба назван «вочкам». Есть в местных традициях и целый ряд узоров с названиями, связанными со зрением (очевидно, необычайным): «вароннія вочы», «вароннее вока», «сароччае вочка», «зязюльчына вочка», «зоркі верябей», «відушчы казёл» і т. д.[78] Как есть и целый ряд «глухіх» и «сляпых» знаков. Всякий раз так осмысливается наличие или отсутствие маленького просвета-окошечка, часто с ещё меньшим значком-зрачком внутри.

Подобное взаимопревращение образов (зерно и зрение) не порождается только народной этимологией, склонной давать объяснения по случайному признаку, как привыкли считать. Это архаический импульс, куда надо было бы включить и само понятие узора как увиденного, предназначенного для зрения. Как и мотив взаимной слепоты живых и мёртвых, и чудесного зрения, и почти тотемные местные наименования узоров типа «вароннега вока» (при активности ворона в местных лечебных заговорах). Ещё глубже во всём этом накоплении и развитии информации лежит архетип знания как рождения.

Так или иначе, этот мотив, напоминающий глаза (часто и пары глаз) имеет самое глубокое происхождение. Он осознаётся ткаческими традициями, ибо имеет целый реестр названий. К сожалению, живого языка в закружской традиции мы уже не застали. Однако этот же мотив перевела на новую технику ткачества наследница закружского импульса – дубровская традиция (хотя и она дала последнюю волну рушников, самое позднее, в 1930-е гг.). И возможно, и чудесные «следы» на «неведомых дорожках» орнаментальных полос, и глаза чудесных существ, следящих за порядком, – всё это неслучайные черты чудесного рушникового мира.


[1] Обобщение опыта наших исследований - в коллективной монографии Ветковского музея: Арнаменты Падняпроўя. – Мн., 2004.

[2] Богаевский Б. Л. Земледельческая религия Афин. І. – Пгр., 1916. С. 96 и далее.

[3] Амброз А. К. Раннеземледельческий культовый символ (“ромб с крючками”) // СА – М., 1966 – №3. С. 22.

[4] Чичеров В. И. Зимний период русского земледельческого календаря XVI – XIX вв. Тр. ИЭ, XL. – М., 1957. С.113.

[5] Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях // Арнаменты Падняпроўя. – С. 74 – 162.

[6] Рушник тканый. Место производства – д. Некрасово, Ветковский р-н. Конец 19 в. Бытовал в д. Акшинка. Льняные и х/б белые, красные нити. Браное ткачество. Автор – Болмотова Прокседа Устиновна (1886-1980 гг.) Поступил в 1990 г. ВМНТ КП 746/2.

[7] Амброз А. К. К истории Верхнего Подесенья в I тысячелетии н.э. // СА – М., 1964 – № 1. С. 56 – 71; Поболь Л. Д. Славянские древности Белоруссии (ранний этап зарубинецкой культуры). – Мн., 1971.

[8] Арнаменты Падняпроўя, с. 25, 437, 438. См. также библиографию в этой книге.

[9] Амброз А. К. К истории Верхнего Подесенья в I тысячелетии н.э. С. 68.

[10] Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях // Арнаменты Падняпроўя. С. 108, 110 – 111; 133, 138, 143 – 144; 148 -149; 151, 155.

[11] См в данной книге: “Рушник-молитва” из Селицкой.

[12] Местное название. См.: Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях // Арнаменты Падняпроўя. С. 157.

[13] Лабачэўская В. Повязь часоў – беларускі ручнік. Альбом. Мн., 2002. С. 20 – 21; 48 – 49.

[14] Нячаева Г. Р. Вертыкальныя ланцугі ромбаў – “дажджы” і “расты” // Арнаменты Падняпроўя. С. 232 – 233.

[15] Амброз А. К. К истории Верхнего Подесенья в I тысячелетии н.э. С. 59.

[16]Нячаева Г. Р. ‘Крывыя’ кампазіцыі паўночнай Беларусі //Арнаменты Падняпроўя. С. 252 и далее.

[17] Рушник тканый. Амельное, Ветковский р-н. 1920-е гг.

Льняные отбеленные, х/б красные, белые нити; ткачество полотняное, браное.150х30. Автор – Кушнерова Мария Семеновна (1894-1936 гг.). Поступил в 1990 г. ВМНТ КП 760/2.

[18] Таковы рушники браные КП 322, 323, 729, 759/1, 760/4 (все – конца 19 в. – до 1920-х гг.).

[19] Кроме анализируемого КП № 760/2, это рушники браные КП 324/1, 760/3 (все – конца 19 в. – до 1920-х гг.).

[20]Рушник тканый. Бартоломеевка, Ветковский р-н. Конец 19 – начало 20 вв. Льняные, х/б красные нити, закидное, вязание крючком. 321х42. Автор – Жукова Арина (приблиз. 1860-1930 гг.). Поступил в 1989 г. ВМНТ КП 683/1.

[21] Нячаева Г. Р. Казацкія Балсуны. Традыцыя “нябесных дарог” //Арнаменты Падняпроўя. С. 169.

[22] Даркевич В.П. Символы небесных светил в орнаменте Древней Руси // СА –1960. – №4.

[23] Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях // Арнаменты Падняпроўя. С. 93.

[24] Среди исследований по этому вопросу см.: Петрухин В. Я. Погребальная ладья викингов и «корабль мертвых» у народов Океании и Индонезии // Символика культов и ритуалов народов зарубежной Азии. – М., 1980. С. 82. Подробнее – Арнаменты Падняпроўя. С. 168 .

[25] Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях // Арнаменты Падняпроўя. С. 83 – 85.

[26] Рушник тканый. Бартоломеевка, Ветк-кий р-н (?). 1920 – 1930-е гг. Нити х/б белые, красные. Ткачество простое полотняное, одноличный перебор. 222,5х29,5. Автор – Бурмистрова Василиса Ивановна (1897 – 1968 гг.). Поступил в 1990 г. ВМНТ КП 775/3.

[27] Заговоры и мифы // Мифы народов мира. Т. 1. М., 1980. С. 450 – 452.

[28] Подробнее о связи орнамента рушника и языка заговоров см.: Рушнік і замова як розныя “тэксты” адной традыцыі // Арнаменты Падняпроўя. С. 339 – 371.

[29] См.: Рушники из Закружья. Закружская традиция легла вместе с несколькими другими в основу дубровской, хотя сама потом и “законсервировалась”, не приняв “нового” изобразительного стиля.

[30] Целая серия рушников с вариантами этого орнамента – см.: Арнаменты Падняпроўя. Іл. № 388 – 396.

[31] Там же. С. 80.

[32] Подробнее об этом символе см.: Мифы народов мира. Т. I. С. 398 – 406.

[33] Многозначный символ: разрушения (например, целины при распахивании) и умножения, мужской символ оплодотворения нивы. Косой крест сохраняет зооморфное название, далеко не случайное, как и сам образ в земледельческой обрядности, дожившей до 20 века – «козёл», «козлик». У южных славян он зовётся «крат», акцентируясь на умножении - кратности.

[34] Арнаменты Падняпроўя. С. 264.

[35] Навуковыя запіскі Веткаўскага музея народнай творчасці. Гомель, 2004. Іл. 25.

[36] См.: Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М., 1985. С. 455.

[37] Петрухин В. Я. Погребальная ладья викингов и “корабль мёртвых” у народов Океании и Индонезии. С. 82.

[38] Нячаева Г. Р. Ручнік з купальскім дубам // Мастацтва. 1997. – № 2. С. 27 – 28.

[39] Арнаменты Падняпроўя. Іл. № 388 – 396.

[40] Рушник тканый. Быковец, Ветковский р-н. 1910-е гг. Льняные отбеленные, х/б красные нити, ткачество полотняное, браное; вязание крючком. 352х32. Автор – Бычкова Кулина Фёдоровна (1880-1953 гг.) Поступил в 1990 г. ВМНТ КП 743.

[41] Толстой Н.И. 1995. Язык и народная культура. М., 1995. С. 234 – 242.

[42] Об аналогичном процессе на прибалтийских землях см.:Вундер Э. О возможном происхождении мотивов орнамента южноэстонской народной вышивки // Народное прикладное искусство. Актуальные вопросы истории и развития. Рига, 1989. С. 205.

[43] С. І. Лявонцьева, Г. Р. Нячаева. Манускрыпт і этнаграфія. Лёс архетыпаў // Навуковыя запіскі Веткаўскага музея народнай творчасці. С. 58 – 59.

[44] Г. Р. Нячаева. Мярэжы, тэхналогія як магія // “Мастацтва”, 2000. – №4.

[45] Шолохов В. Г. 2001. Археологическая керамика и традиционное ткачество // Музейныя сшыткі. Веткаўскі музей народнай творчасці. Мн., 2001. С. 63 – 67.

[46] Рушник тканый. Воробьёвка, Ветковский р-н. 1920-е гг. Льняные, х/б белые, красные нити; ткачество браное. 261х31. Автор – Дорожкова Матрёна(1900 – 1940 гг.). Поступил в 1980 г. ВМНТ КП 739.

[47] Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях //Арнаменты Падняпроўя. С. 111, 144, 148.

[48] Образ медведя см.: Гура А. В. Символика животных в славянской народной традиции. М., 1997. С. 159 – 177. Об орнаменте «вядзьмедзь»: Нячаева Г. Г. Арнаментальны элемент і абрад. «Вядзьмедзь» на мяжы. Неглюбка // Арнаменты Падняпроўя. С. 177 – 178.

[49]Смирнова И. Ю. Возрастная дифференциация женской одежды неглюбского строя // Навуковыя запіскі Веткаўскага музея народнай творчасці. С. 107 – 110.

[50] Мокошь //Мифы народов мира. Т. 2. М., 1982. С. 169.

[51] Рушник тканый. Неглюбка – пос. Гибки, Ветковский р-н. 1925 г. Нити льняные, х/б белые, красные. Ткачество браное двухуточное. 322х43. Автор – Приходько Ольга Григорьевна. Поступил в 1988 г. ВМНТ КП 540/2.

[52] КП № 540/1; 1045/1; 1202/1; 1206/1. Рушники 1930-х – 1962 гг.

[53] К. Лавыш. Художественные изделия Востока в древних городах Беларуси // ГАЗ №18. Мн., 2003. С. 197 – 212. Рис. 12.2.

[54] Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях // Арнаменты Падняпроўя. С. 100, 113.

[55] Арнаменты Падняпроўя. С. 440.

[56] Краткий обзор темы и литературы см.: Г. Нячаева. Арнаментальны элемент і абрад // Арнаменты Падняпроўя. С. 177.

[57] Рушник тканый. Пос. Красный Угол (Чырвоны Кут). 1930-е гг. Нити х/б белые, красные, чёрные. Одноличный перебор. 290х35. Автор – Чваркова Мария Егоровна (1911 – 1987). Поступил в 1988 г. КП 589/1.

[58] Элиаде М. Космос и история. М., 1987. С. 38 – 39; Генон Р. Символы священной науки. М., 1997. С. 87 – 98.

[59] Все местные названия орнаментальных элементов вместе с иллюстрациями см.: Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях // Арнаменты Падняпроўя. С. 74 – 162.

[60] Мнения и литературу о восьмиконечной звезде см.: Арнаменты Падняпроўя. С. 260 – 264. Однако в последнее время восьмиконечные звёзды на белорусской территории найдены на фрагментах ткани из раскопок 12 в. – См.: К. Лавыш. Художественные изделия Востока в древних городах Беларуси. С. 197 – 212. Рис. 12.2.

[61] Нечаева Г. Ручнік –шлях // Мастацтва. 1998. № 2. С. 67 – 70.

[62] Рушник тканый д. Лески, Ветковский р-н. Начало 20 в. Льняные отбеленные, х/б белые, красные, чёрные нити; ткачество браное. 108х35 (конец рушника). Автор – Ващенко А. Д. (1870-1949 гг.). Поступил в 1983 г. ВМНТ НВФ163. Опубликован. См.: Арнаменты Падняпроўя. С. 468.

[63] Рушник тканый. Место производства – Кролевец (бывшей Черниговской губ.). Х/б белые, красные нити; закладное ткачество. Поступил в 1983 г. ВМНТ НВФ № 89.

[64] Арнаменты Падняпроўя . С.23, 437, 438.

[65] Рушник тканый. д. Фёдоровка, Ветковский р-н. Начало 1920 гг. Бытовал в д. Селицкой. Льняные, х/б белые, красные нити; одноуточное многоремизное ткачество, на концах – браное двухуточное. Кружево – вязание крючком. 306х37. Автор – Алесенко Алёна Ахремовна (1909 – 1957 гг.) Поступил в 1983 г. ВМНТ КП 328/1.

[66]Антонова Е.В. Очерки культуры древних земледельцев Передней и Средней Азии. – М., 1984. С. 71.

[67] Рушник тканый. Начало 20 в. Сивенка, Ветковский р-н. Льняные, х/б белые, тёмно-красные нити; одноличный перебор. 370 х 45. Автор – Сарасеко Евдокия Филипповна (1864 – 1924 гг.) Поступил в 1982 г. ВМНТ КП № 271/2. Опубликован: Арнаменты Падняпроўя. Іл. 241.

[68] См.: Чырвонафонавыя і белафонавыя ўзоры // Арнаменты Падняпроўя. С. 180 – 183.

[69] Рушник тканый. Старое Закружье, Ветковский р-н. 1920-е гг. Льняные, х/б белые, бордовые, черные нити, ткачество полотняное, браное двухуточное. 302х35 (вместе с кружевом). Автор – Косточко Анастасия Исааковна (1879-1971 гг.). Поступил в 1983 г. ВМНТ КП № 321/1.

Рушник тканый. Старое Закружье, Ветковский р-н. 1920-е гг. Льняные, х/б белые, бордовые нити; ткачество полотняное, браное двухуточное. 184х30 (вместе с кружевом). Автор – Косточко Анастасия Исааковна (1879-1971 гг.). Поступил в 1983 г. ВМНТ КП № 321/2.

[70] Ср. рушники КП № 318/2 и 1248/1.

Рушник тканый. Место производства – д. Вышково, Новозыбк, р-на, Брянской обл. 1910-е гг. Льняные, х/б белые, красные, чёрные нити; ткачество полотняное, браное двухуточное, одноличный перебор.

390х39 (вместе с кружевом). Автор – Зайцева Екатерина Васильевна (1895-1979 гг.). Поступил из Старого Закружья в 1983 г. КП № 318/2.

Рушник тканый. Старое Закружье, Ветковский р-н. 1920-е гг. Льняные, х/б белые, красные нити; браное ткачество, вязание крючком. 176х32. Автор – Грецкая Акулина Ивановна (1905 – 1952). Поступил в 2005 г. ВМНТ КП 1248/1.

[71] Подробнее об этих традициях см.: Арнаменты Падняпроўя. С. 43 – 73.

[72] Карась А. В. Кролевецьке ткацтво // Кролевеччина, білі плями історії: Збірник навукових праць. Матеріали другої конференції по краезнавству. Кролевець, 2002. С. 25 – 28.

[73] Драбушэўскі А. І. Кароткі нарыс этнакультурнай гісторыі Верхняга Падняпроўя // Арнаменты Падняпроўя. С. 32.

[74] Рушник тканый. Старое Закружье, Ветковский р-н. 1920-е гг. Льняные, х/б белые, бордовые нити; ткачество полотняное, браное двухуточное. Автор – Косточко Анастасия Исааковна (1879-1971 гг.). Поступил в 1983 г. ВМНТ КП № 321/3. Второй рушник – КП № 1248/1, см. сноску 70.

[75] Арнаменты Падняпроўя. Мал. 95.1.

[76] Лапацін Г. І. Міфалагічныя ўяўленні аб «Дабраходжым» // Памяць. Веткаўскі раён. Кніга 2. Мн., 1998. С. 411 – 413.

[77] Арнаменты Падняпроўя. Іл. 25, 355.

[78] См.: Алфавіты мясцовых назваў арнаментальных элементаў па вёсках і традыцыях // Арнаменты Падняпроўя. С. 73 – 162.

Нечаева Галина Григорьевна

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе