Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Articles Tagged ‘Памфлеты - Русские традиции. - Альманах русской традиционной культуры’

В дырявом корыте по течению

Контррецензия на Андрея Бородина

Бывают же такие рецензии, что сразу и не поймешь, писал ли шпак или фельдфебель. Уж больно очевидно просматривается солдафонский окрик: «Не сметь свое мнение иметь!!!» Вот такое впечатление оставила у меня «рецензия» Андрюши Бородина в «Литературной газете» за 26 июня 2008 года под названием «Против течения». Мол, все текут куда надо, а Слава – наоборот. Вот только кто куда приплывет - одному Богу известно.

Зачем Андрюша писал? Кто надоумил? Да и подлинная ли фамилия стоит под рецензией? Допустим, что подлинная - это нисколько не уменьшает впечатления от главного заявления Андрюши, будто он ничего в книге не понял. Это не беда, дорогой! Если молод, то все ещё впереди, вдруг станешь понимать других людей, а если стар, то извините, господин хороший, тут уж ничем не поможешь.

И с какого такого бодуна, скажите, вы вдруг решили давать мне совет: воспользовался бы своими воспоминаниями и тем был бы хорош. Вы, что, в самом деле, ничтоже сумняшись, считаете, что можно вот так запросто оскорблять людей. Ты мол, знай свое место – не кинокритик же, и не киновед.

Вальпургиева ночь (мифологический памфлет)

Вячеслав Родионов

«В принципе нет особых проблем купить казачий курень».
С.Сазонов

Его и купил вместе с усадьбой барон В.Ф.Менделех
для устройства плаца с памятниками.

(Прошу не путать с владениями и делами В.П.Мелехова
в станице Еланской. Любые совпадения - случайны).
Автор.

I

Как известно, зависть бывает разная – чёрная и белая. Барон Вальтер Францевич Менделех, казачий деятель – cossacknn то есть, и сторонник выдвинутой Адольфом Гитлером теории о готском, то есть, германском происхождении Донских казаков, никак не мог успокоиться тому, что его духовный друг успел сотворить себе имя борца с большевизмом, а барон отстал. Завить у барона, любившего иногда позлобствовать, из белой перешла в черную. Он решил на приобретенном неподалеку от станицы Еланской и потерявшем навсегда свое имя хуторе форсировать создание, и не музея вовсе, как Мелехов, а настоящего плаца с двумя памятниками, казармой и кирхой, чтобы обратить cossacknn - аборигенов в достойную лютеранскую веру. Работа закипела и была закончена аккурат накануне Вальпургиевой ночи. Но пока работа кипела, барон успел собрать около себя профанирующих около cossacknn деятелей, которые готовы были за любые подачки исполнить для барона любую его прихоть.

Городки (олигархический памфлет)

Российский свободный олигарх проснулся в своём британском замке в холодном поту. Всё, что он запомнил из только что приснившегося, были русские городки, в которые он с остервенением играл.

– К чему бы это? – едва подумал.

И тут же, как тень отца Гамлета, явившийся слуга подал в постель завтрак и молча удалился.

– А газеты? – снова подумал олигарх.

И опять, как из ничего возникший слуга отшлифованным вековыми британскими традициями голосом спросил:

– Сэр?

– Почему не поданы утренние газеты? – твёрдым, но спокойным голосом поинтересовался свободный олигарх.

– Ваш секретарь решил не портить вам аппетит.

– Что за хрень? – хмыкнул олигарх, но кипятиться не стал и ответил: – как только закончу завтрак, пригласите сюда секретаря.

Господа казаки! Донцы! Станичники!

Обращаюсь к тем донцам и лично к вам господин Мелихов, для которых будущее донского казачества не пустой звук, а сердечная боль. Прошло 20 лет, с тех пор как донское казачество как феникс из пепла воспряло из коммунистического застенка и заявило во всеуслышание, что оно, не смотря на все старание мирового коммунистического кагала, который в течении почти 70 лет изо всех сил стремился уничтожить донское казачество, оно живо и начало бороться за казачий присуд, за возврат отобранной собственности, за будущее казачества. Однако во главе донского казачества, используя средства массовой информации, ложь, подкуп и прямое насилие оказались ставленники этого самого коммунистического кагала и их подручные: коммунисты и их одноверцы из охранных и карательных органов.

Их плотным кольцом окружили агрессивные атеисты в рясах и без, многочисленные сектанты, иудаисты, расисты, нацисты, псевдо-националисты, провокаторы всех мастей, нанятые разведками враждебными России, и доморощенные проамериканские демократы. Раскол на белых и красных, на реестровых и общественных казаков, выпуск антиказачьей литературных подделок типа: «Смерть Тихого Дона», создание ДПА и призыв к вооружённнному противостоянию, стравливание казаков и русских, создание Национального совета казаков, призывающего по существу к оголтелому казачьему расизму и шовинизму, восхваление лиц из казачества, которые служили мировой масонской закулисе, например, Филипп Миронов, и врагов казачества, таких, как нацист Пётр Краснов, пропагандирование их в качестве героев, подсовывание казакам разных сомнительных личностей в качестве героев (Митрофан Богаевский, Подтёлков) замалчивание истинных причин гражданской войны, сводя их к примитивному противостоянию белых и красных, восхваление «дуванного» образа жизни, культивирование в казачестве пьянства, разврата, бандитизма, поклонения деньгам – всё это вызывает омерзительное чувство и желание очиститься и вернуться к веками проверенной нравственной казачьей жизни.

Господь послал… (кладоискательский памфлет)

Родионов В.Г.

I

Модест Модестыч с привычным ежевечерним кайфом пил чай с любимыми московскими баранками, когда раздался междугородний телефонный звонок. Чертыхнувшись, он без всякого удовольствия, можно даже сказать, что с лёгким раздражением, поднял трубку. Голос атамана Ростовского Геронтократического [1] казачьего общества (РоГКО) и одновременно своего заместителя по Автохтонному [2] совету казаков (АСК) казачьего полковника Растеряхина он признал сразу:

- Модест Модестыч, не ведаем, что и делать? Казачье правительственное золото фактически под ногами валяется. Брать или не брать?

- Ты, что мелешь? – не сдержал раздражения высокий казачий чин, - Какое золото у Юдишина? Вообще, откуда оно у него взялось? Ведь когда в 2009 году в Старочеркасске восстановили на бумаге Донскую казачью республику и пустили папаху по кругу для сбора пожертвований, знаешь, сколько казакам не жалко стало отвалить на содержание Юдишинского правительства?

Дежа вю (эзотерический памфлет)

Родионов В.Г.

От автора. Единая Европа – это детище глобалистов, стремящихся весь мир привести к единому знаменателю – бездуховности и человеческому неравенству. Демонстрация единства в лоскутной Европе не раз прерывалось грозными симптомами непонимания одних народов другими. Вот и сегодня в связи с банкротством Греции и предбанкротством Испании и Португалии внутри Европейского союза с сожалением ведутся разговоры уже о том, что не прописано в общей Конституции возможности выхода той или иной страны или её исключения из Евросоюза. Первый кризис евродрузей был отмечен бойкотом Общей Конституции, в котором главную роль играла хитромудрая Британия. Именно тогда и был написан предлагаемый посетителям сайта памфлет «Дежа вю».

Десять непреодолимых понятий (эвристический футурум)

ПРЕАМБУЛА.

Нельзя не отреагировать на публикацию в разделе « Казачество» пресловутых «10 заповедей возрождения казачества» небезызвестного «теоретика» неоказачества Анатолия Потанина. В своё время по этому поводу мной был написан памфлет, который был опубликован в газете «Казачий взгляд». Реакции от Потанина не последовала никакой. Мы с казаками подумали, что этот «сеятель» казачьей «нетленки» одумался и перестал доставать заповедями нормальных казаков. Ан, нет! Всё бы ничего, да тут, очень даже кстати в этом году, вышел Указ Президента о единой форме для всего российского казачества. Беспокойный ум Потанина сразу же и возбудился. Но за прошедшие долгие годы, «10 заповедей» могли бы и трансформироваться в что-то новое. Так нет, они остались такими же, как были и десятилетия назад. В этом смысле главная мысль Потанина, что казаки не должны вооружаться, а только лишь дефилировать в парадных мундирах перед самодурствующими и несменяемыми властью, и вообще никем, войсковыми атаманами, осталась неизменной. Поэтому и памфлет я тоже не меняю ни по смыслу, ни по содержанию.

Желчь Посполитая (сослагательный памфлет)

Преамбула.

Вот уже полвека поляки обвиняют русских за расстрел польских офицеров в Катыне. И заставляют каяться, и каяться, и каются. И власти каются, каждый раз все более униженно. Но почему не каются поляки за те 20 тысяч русских, которые после бездарного похода скрипача и садиста Тухачевского на Варшаву оказались в польских концлагерях, где их не просто уничтожали, но изощренно издевались. Первым в «просвещенной» Польше значился лагерь уничтожения в г.Картуз-Берёзе. Известно, что Гиммлер приезжал туда за опытом перед тем, как начать строительство концлагерей в Германии.
Пора и русским поднять свой голос в защиту памяти погибших русских людей в плену у Польши. Памфлет написан именно с этой целью – чтобы молодежь знала и начала требовать покаяния от демократических властей Польши.

Защита диссертации (соискательский памфлет)

Защита докторской диссертации подходила к концу. И аудитория и члены специализированного общеказачьего Учёного совета уже сильно утомились и взопрели. Диссертант, один из многочисленных московских атаманов и казачий генерал Напёрстов привычный к словоблудным заседаниям и к пустым многочасовым совещаниям, а так же к пустопорожним казачьим кругам, чувствовал себя прекрасно, выглядел свеженьким огурчиком, и громким, хорошо поставленным голосом с небольшой хрипотцой продолжал нести околесицу. Члены Учёного совета, сидели вокруг трибуны и согласно кивали головами, давая понять, что они разделяют необычные научные взгляды на происхождение реестрового казачества.

Водя кривым пальцем по карте с нарисованной на ней Хазарией и тычась в неё носом, подслеповатый атаман-диссертант Напёрстов гундосил:

- Мы констатируем, что с момента возникновения казачества, оно уже было реестровым, так как казачьи ватаги постоянно были на службе то у русских князей, то у Чингиз-Хана, то у поляков, то у хазар, то у византийцев, то у других народов. Таким образом, утверждение, бытующие в среде общественного казачества, о так называемом свободном, вольном (тут он подмигнул членам Ученого совета), казачестве, есть не что иное, как заблуждение, и является, я бы сказал, псевдонаучной брехнёй.

Клуб вредных казачьих писателей

Атаману Всевеликого реестрового войска Донского,
других реестровых казачьих войск на территории России,
Украины и Белоруссии, а также всех зарубежных войск,
включая совсем несуществующие,
настоящему генерал-майор и прочия прочия, прочия…
Иха выскоблагородию генералу Водолацкому В.П.


Уведомление - обращение

Поскольку земля слухами полнится, а Донская земля от вас многими, то в бесконечной их череде до нас дошли Ваши пламенные выкрики о том, что некоторые писатели, и мы в том числе, являются вредными для казачества, а их произведения не подлежат чтению, засахаренными и политыми для благовония винными напитками, реестровиками.

Подумав над этим, мы не только не огорчились, но решили, что разумное зерно, как всегда и во всем, что Вами делается, в этом есть. Уж если что и должны читать поднадзорные Вам и Вашим присным, так это, безусловно, и неоспоримо, умные приказы, распоряжения и нетленные Ваши речи, сказанные к месту и нет. Их давно следовало бы издать отдельным собранием сочинений для чтения три раза в день: перед завтраком, обедом и ужином. Это давало бы пишу не только желудку, но и уму реестровиков, отшлифованному бархатным атаманским языком.

Матрица

Оказия тут со мной приключилась. Иду как-то темным переулком, а навстречу мне сухонький старичок в потёртом тулупчике, стоптанных валенках и с мешком-котомкой за плечами.

- Мил человек, - окликнул меня старичок. – Дозволь слово молвить.

От такого обращения я опешил и стал, как вкопанный.

- Ты меня не бойся, - продолжил между тем старичок, скинув на землю котомку. – Все пакости на земле я уже давно сделал, даже успел позабыть о них. А тут надысь попала мне в руки книжица затрёпанная. Казачий словарь-справочник называется. Нашел я там и про себя статейку…

- И кто же вы? - пришел я в себя.
- Аль не признал?
- Бог с вами, откуда же?
- Ну да, темно тут и не по форме я. Вот если бы по форме…

Овсянка, Сэр! (маркетинг-памфлет)

I

Туман окутывал Британские острова уже целую неделю. В Лондоне серые дома теряли четкость классических силуэтов, мосты размазывались ненадёжной атмосферой, словно последователи импрессионизма задались целью исказить строгую британскую реальность. Похожие на мокрых куриц баржи лениво волоклись по Темзе мимо королевского Виндзорского дворца, с башни которого – Биг Бен, старинные часы простуженным звуком отбивали положенное британскими традициями время. Традиций на туманном Альбионе веками было накоплено много, поэтому каждый, любого цвета кожи и разреза глаз подданный её величества, волен был понимать бой часов как обязательное исполнение какой-нибудь незыблемой британской традиции. В этой свободе выбора и заключалась суть прав человека, основы основ британской демократии. Впрочем, всемирной демократии вообще, которую упертые янки по неявной воле бриттов, стремились установить во всех странах мира, даже там, где эту демократию на дух не выносили.

Туман позволял влюбленным жаться друг к дружке, не боясь исключительно нравственной, как сама королевская семья, полиции. Ведь сидеть на мокрых газонах, изображая сдержанность чувств, молодым британцам не хотелось, да и в кустах было не лучше. Приходилось таиться в укромных уголках, из-за тумана не видных. Вообще то, подобные вольности больше свойственны легкомысленной Франции, чем чопорной Англии, но на дворе-то самый конец двадцатого века, как-никак...

Письмо нетрадиционных казаков думскому сул…, тьфу! Спикеру

"Казаки" наградили своим орденом одного из двух главных раввинов в России

Атаман генерал-лейтенант И. А. Кононов, начальник штаба полковник Ю. В. Подисов и генерал-майор И. М. Потравный в Московской хоральной синагоге вручили главному раввину Шаевичу Адольфу Соломоновичу высший казачий орден "За Любовь и Верность Отечеству" (1 степени). Представители Объединения казаков мест нетрадиционного проживания поздравили Адольфа Шаевича с днём рождения и отметили выдающуюся роль главного раввина в деле возрождения еврейского народа.
Казаки подчеркнули, что, пройдя путь большого творческого поиска, Адольф Шаевич обрел широкую известность как человек, способствующий духовному и культурному возрождению своего народа, как человек, чей вклад в укрепление и развитие добрых межконфессиональных и межнациональных отношений трудно переоценить.

Главный раввин выразил искреннюю благодарность казакам за столь высокую награду и выразил надежду на продолжение добрых и дружественных отношений между всеми российскими народами во имя Государства Российского.

«Росбалт» / Русская линия

Полет над пропастью (потусторонний памфлет)

I

Трибунал по бывшей Югославии, в котором последние годы работала швейцарский прокурор Клара Понтекурво, в связи с безуспешным ведением всех политических процессов против произвольно назначенных, чёрти в чём обвиняемых, сербских фигурантов, завершил свою работу странной и такой несвоевременной смертью самого высокопоставленного в прошлом балканского политика Милошевича.

Так складывалось, что всё судилище окончательно превращалось в фарс, а его члены, давно выглядевшие перед «мировым сообществом», как неумёхи, вообще становились в её глазах клоунами. Остальное человечество давно ассоциировало трибунал со средневековой инквизицией, невесть какими путями продравшейся сквозь века в современность. Причем ведьма в трибунале была, но об этом, однако, никто не догадывался. Получился сначала исторический кульбит, а потом случился современный конфуз.

Хозяева трибунала, за пять лет истратившие на его содержание полмиллиарда долларов, такого не потерпели, хотя все мало-мальски знакомые с их методами, понимали комбинации с таинственными смертями недостаточно строго осуждённых и предстоящим неизбежным провалом дела последнего обвиняемого. А как хотелось порадовать «мировое сообщество» ещё одними казнями поверженных противников, как когда-то в Нюрнберге. Публично не получилось – казнили тайно, что окончательно подорвало хилое реноме трибунала. Его понурые члены вынуждены были собраться на последнее позорно-импотентное заседание и объявить, что дело закрыто, а других вообще нет. Вот тогда-то его и ликвидировали с унизительной формулировкой: «За вопиющую бездарность, особенно прокурора».

Предыстория следующего памфлета

В 2002 году15 из печати вышла первая книга «Станичники» романадилогии Вячеслава Родионова «Казачий присуд», в котором на конкретном материале в авторской трактовке рассказано о событиях, происходивших на Дону и в стране в 1990–1991 годах. В романе действуют герои, имеющие реальных прототипов и таковых не имеющие. То есть, вымышленные. Автор получил много отзывов на роман и в печати и в письмах и в личных разговорах. Как правило, они были доброжелательными и конструктивными. Но были и действия, не поддающиеся здравому пониманию. Пошла переписка между атаманом Донецкого округа В.Л. Демьяненко и чиновниками ВКО Всевеликое Войско Донское по поводу, как написано в письме на имя атамана В.П. Водолацкого и начальника Войскового управления информации, идеологии и казачьих традиций В.В. Воронина того, чтобы «…изъять и не распространять…» роман. В ответе атаману Демьяненко это было обещано! Он, однако, не успокоился и написал ещё письмо…

Читателю – доверительно!

Я, Ксюша Мотылькова, за бутылку водки приобрела у одного из приближённых реестрового атамана Донецкого округа ВКО ВВД ксерокопию официального письма, на котором от руки написано: «Экз. Донецкого округа». Письмо приводится полностью 16.

Ракетное нападение (супердержавный памфлет)

I

В министерстве обороны сверхдержавы, а точнее в кабинете начальника Департамента ракетной техники, у большого, как полигон, письменного стола навытяжку стоял майор Сайман.

Шеф управления полковник Смит из глубин нирваны созерцал модели новейшей миниракеты МР-3 системы спутникового наведения. Перед ним стояли гениальные произведения ракетного искусства разных размеров – от подобия винтовочного патрона до изделия величиной с гаубичный снаряд. Блаженство только что разлилось по его телу от сознания прочитанного секретного распоряжения, изданного озабоченным новым мировым порядком политического руководства сверхдержавы. Распоряжение разрешало уничтожать любыми средствами любого руководителя любой просто державы, если он представлял опасность заокеанским национальным суперинтересам. Лучшего средства, чем только что испытанная миниракета, придумать для такого рыцарского дела в азиатских строптивых странах было просто невозможно.

Майор Сайман, заместитель шефа по связям с общественностью и прессой, ждал момента доложить, что группа комментаторов сугубо частных, но абсолютно национальных, телеканалов, и от всего независимых журналистов ведущих вечерних и утренних сверхдержавных газет, наслышанных о чудо ракете, хотели бы получить информацию из первых рук.

– Что, Сайман? – высунулся из нирваны полковник Смит.

– Они желают увидеть нашего бэби.

Секунда казачьей вечности (алчный памфлет)

Куранты на Спасской башне, что соединяла Кремль с Красной площадью, отбили полчаса пополуночи, и милиционеры стали огораживать её металлическими штакетниками, выполняя мудрое распоряжение об ограничении передвижения граждан Эрефии, дабы исключить любую, даже малейшую, возможность напакостить улыбчивым властям, которые этим самым гражданам пакостили без счета, не снимая улыбок с недостоверно доброжелательных лиц.

И кому, скажите, приспичило бы в столь поздний час, да не в праздничный, а будний день, тащиться на Красную площадь от своих утех или разочарований?

Разве, что влюбленным, но любовь давно осмеяли как рудимент доисторической эпохи и заменили сексом, который у неблагопристойных граждан совершенно не нуждался ни в каком антураже. Хоть в автомобиле, хоть в подворотне, хоть в сквере на скамейке или под ней – секс он и есть секс. Какие к нему претензии? Ленивые студенты предпочитали его в общежитиях, а, неожиданно потерявшие, как невинность, свой гегемонизм, работяги, выпив стакан паленой водки, употребляли секс со своими бабами. Впрочем, может и не со своими. И уж точно не со своими кувыркались в саунах и банях крутые дельцы, ныряя, после парилки, в бассейны, где плескалась глубокой очистки водка, или летели из под точеных тел длинноногих девиц брызги шампанского.

Случай с Башмаковым (пси-факторный памфлет)

Дом у социал-исследователя, а ещё потомственного красно-белоказака, Кан Каныча Башмакова в городке Угрюмовске был не то, чтобы двухэтажный, нет. Это был одноэтажный дом с мансардой, которую Башмаков устроил для размещения там своего кабинета с набранными в разные годы архивными и собственными заметками и статьями в местной газете, а ещё материалами по всеобъёмной и казачьей истории, да книгами разных научных направлений. Из мебели, естественно, был письменный стол, любимый, грузным телом продавленный, диван, журнальный столик с двумя тоже продавленными креслами. Особо гордился Башмаков антикварным уже советским радиоприёмником - проигрывателем «Урал» для прослушивания старых пластинок с советскими же песнями 1930-1950-х годов. Было и ещё несколько предметов мебели, которую самовластная жена Башмакова вместо того, чтобы выкинуть на помойку, приказала мужу забрать в его кабинет. И вход на мансарду-кабинет она приказала сделать отдельный, и не из теплых комнат первого этажа, а со двора по железной лестнице. Поэтому социал-исследователь в зимнее время предпочитал ютиться в углу проходной комнаты теплого дома, чем сидеть в холодной мансарде, обогреть которую можно было лишь печкой-буржуйкой, на что согласия от жены, боявшейся пожаров с детства, поступало не часто.

Башмаков много лет был городским депутатом и при коммунистах, и при демократах. Хотя если честно, то почти все депутаты так или иначе были с коммунистическим душком. Однако в последнюю избирательную компанию он ослушался городское начальство, чего никогда себе не позволял, и пошел на выборы как независимый кандидат. Свободы, бедолага, захотел. Естественно ничего хорошего из этого не вышло. И выборы проиграл и на пенсию вылетел с должности директора местного краеведческого музея. А ещё Башмаков был человеком общительным, можно сказать даже очень. В городе его знали многие и многих он тоже знал, а после бесславного провала на выборах, круг его общения резко сократился из-за того, что от него отвернулись не только бывшие соратники по городской думе, но и те, кого он подобострастно считал своими подлинными друзьями и всегда крепко жал руку в отличие от неформальных друзей, которым из снисхождения всегда протягивал вялую руку или даже два пальца. С тех пор, предавшись частной исследовательской жизни, распространял Башмаков всякие слухи и сплетни о начальстве и о бывших друзьях и коллегах, которые, как он считал, не помогли ему победить бюрократию.

Утро стрелецкой казни (межвременной памфлет)

I

Был вечер страстной пятницы, а в ресторане недалеко от Красной площади разливался банкет по случаю получения Главным казачьим войском Москвы свидетельства о занесении в государственный реестр в качестве некоммерческой организации. Банкет был устроен для узкого круга лиц и был тайным, как «Вечеря», но не потому, что властей опасались, а потому, что непосвященным московским казакам, исполняющим по приказу атамана Обналичного строгий пост, новость должны были объявить только в понедельник.

Стол оказался уставлен яствами и бутылками с черноголовской водкой, которую пьют в правительственных верхах, дорогим французским коньяком и русскими безалкогольными напитками - кувшинами с ядреным квасом, с клюквенным и брусничным напитками. Присутствовало четверо. Сам атаман и три генерала: первый товарищ атамана Последкин, товарищ по идеологии Абсолюткин и начальник штаба Вьюнок.
Первый тост поднял сам атаман:
- Предлагаю выпить за наше чудесное превращение в казаки. Теперь мы государственные люди и служить будем честно и бескорыстно.
- Не согласен, - встрял Последкин.
Атаман строго посмотрел на него:

Читая памфлеты Вячеслава Родионова

Я как художник и казачий генерал не мог пройти мимо замечательных памфлетов, собранных в книжке «Ментальная терапия» Вячеслава Родионова, и захотел проиллюстрировать их, но не в реалистической, а в басенной манере. И это потому, что многие казачьи деяния сегодня очень укладываются в иносказания. Как, впрочем, и многие нынешние казаки, живущие в выдуманном и нереальном мире. Может, кому-то мои карикатуры покажутся оскорбительными, но спешу сразу оговориться, что лучше увидеть бревно в своем глазу, чем соринку в чужом. На выставке МОСХА эти карикатуры пользовались неизменным успехом у публики.

Георгий Возлинский

Присоединиться к группе на ФэйсБук

Русские традиции - Russian traditions
Общедоступная группа · 1290 участников
Присоединиться к группе

Наш канал на YouTube: